№ 11 (217) Июнь (16-30) 2013 года.

От Атропатены до мифов о «Западном Азербайджане»

Просмотров: 3150

Фальсификация истории и культуры других народов еще в советские времена легла в основу азербайджанской историографии, искусствоведения и государственной политики. К тиражированным мифам об албанизме и «Южном Азербайджане» – якобы части некогда единого Азербайджана – прибавился миф о «Западном Азербайджане». Его автор – бывший «выдающийся деятель» Коммунистической партии Советского Союза, первый секретарь ЦК КП АзССР, а затем президент Азербайджанской Республики Гейдар Алиев. Это он первый стал вещать с трибун о том, что азербайджанский народ рано или поздно должен освободить эти «исконно азербайджанские земли». Заклинание теперь повторяет вслед за отцом и нынешний президент Азербайджана Ильхам Алиев.

Вдохновленные этой идей, азербайджанские историки, писатели и прочая публика, по заданию президента и собственной инициативе, на все лады стали развивать лживую теорию о том, как древний азербайджанский народ подарил армянам свои исконные земли.

Но давайте разберемся, «откуда есть пошла земля азербайджанская»? Современное название Азербайджана связывается с древним названием страны Атропатена, произошедшим от имени ахеменидского сатрапа Атропата, управлявшего в IV в. до н.э. Малой Мидией – областью, лежащей южнее реки Аракс. Со II в. до н. э. по V в. н. э. эта область была частью Великой Армении. По-армянски она называлась Атрапатаканом.

Со времени арабского завоевания название Атропатена трансформировалось в Азербайджан, или Адербайджан, что по-арабски значит «страна огней».

На заре создания историографии новообразованного Азербайджана ее основоположник Е. А. Пахомов в своем «Кратком курсе истории Азербайджана», изданном в Баку в 1923 году, подтверждает эту версию, но при этом утверждает: «Думать же, что тут играли какую-нибудь роль сураханские вечные огни, невозможно, так как название Азербайджана никогда не распространялось на земли севернее Аракса. Только в 1917 г. (должно быть, в1918-м. – Б.А.) при распадении закавказского сейма на Грузию, Армению и восточное Закавказье возникло предположение основать государство, объединяющее всех т. наз. «азербайджанских тюрок» как в России, так и в Персии. Этому государству провизорно (т.е. временно. – Б.А.) было дано название Азербайджана. Идею эту осуществить не удалось и в состав новой азербайджанской республики вошло только восточное Закавказье, но название пришлось оставить за отсутствием лучшего, так как исторические имена Ширвана, Аррана и пр. указывают лишь на отдельные части республики».

И это не гипотеза Пахомова: он, как и издатели его книги, современник этого события и знал Баку до 1918 года, когда этот город никто не связывал с Азербайджаном – северной провинцией Персии.

Образование трех независимых закавказских республик произошло в мае 1918 года. И если при этом Грузия и Армения восстановили свою некогда утраченную государственность, то Азербайджан был искусственно создан для «всех т. наз. азербайджанских тюрок». Заметим, что Закавказский сейм включал три фракции: армянскую, грузинскую и мусульманскую, представлявшую политическую элиту будущей Азербайджанской Республики.

Название Азербайджан применительно к новообразованной республике впервые было введено в оборот членами мусульманской фракции Закавказского сейма 27 мая 1918 года по наущению Турции. Так какие свои исконные территории мог «подарить» Азербайджан Армении, если сам до провозглашения независимости не имел даже названия? Но мусаватистское правительство этого искусственного государства заявило претензии на обширные территории Закавказья, включающие в себя почти всю Армению, значительные части Грузии и Дагестана. На Парижской конференции 1919 г. эти притязания были отвергнуты, и новорожденное государство было признано отдельными странами в пределах, описанных в «Очерках русской смуты. Октябрь 1918 – январь 1919» генералом А. И. Деникиным, побывавшим во время Гражданской войны в Азербайджане: «Все в Азербайджанской республике было искусственным, «ненастоящим», начиная с названия, взятого взаимообразно у одной из провинций Персии. Искусственная территория, обнимающая лезгинские Закаталы, армяно-татарские Бакинскую и Елисаветпольскую губернии и русскую Мугань и объединенная турецкой политикой в качестве форпоста пантюркизма и панисламизма на Кавказе… Искусственная государственность, так как на этих землях, лежавших на пути великого переселения народов и подвергавшихся воздействию разнообразных культур сменявшихся завоевателей, жили всегда разрозненные племена, враждовавшие друг с другом и доныне еще сохранившие черты кочевого быта».

Таким образом, в 1918 году на значительной части территории восточного Закавказья, никогда не называвшейся Азербайджаном, появилась новообразованная республика Азербайджан. Исконно армянские территории Зангезура, Нагорного Карабаха (Арцаха) и Нахиджевана были признаны спорными. В 1921 г., вопреки законности, исторической справедливости и здравому смыслу, две последние были включены большевистскими лидерами в состав уже советского Азербайджана. Нахиджеван был отторгнут от Армении по Московскому и Карскому договорам 1921 г., а Нагорный Карабах – по волюнтаристскому решению Кавбюро, под давлением Сталина.

Однако сегодня ничем не обоснованные территориальные претензии лидеров мусаватистского Азербайджана легли в основу мифа о «Западном Азербайджане». Тот факт, что территории севернее Аракса никак не связывались с современным понятием Азербайджан, подтверждается многочисленными историческими источниками. Упоминания о такой отдельной стране в пределах восточного Закавказья, как и о народе с названием азербайджанцы, нет ни в античных, ни в средневековых источниках.

Выдающийся азербайджанский (по современной терминологии) просветитель XIX в. А.-К. Бакиханов в своих исторических и географических трудах пишет об Азербайджане исключительно как об одной из частей Персии, никогда не связывая его с другими ее частями: Бакинским, Карабахским, Нахиджеванским, Ширванским и др. ханствами, позже отошедшими к России. К тому же он четко обозначает, что «границы области Ширван составляют: с востока – Каспийское море; с юго-запада – река Кура, отделяющая ее от Армении и Мугана…». Характерно, что в переизданном в 1991 г. в издательстве «Элм» («Наука») под редакцией З. Буниятова этом труде упоминание об Армении изъято.

В энциклопедиях конца ХIХ – начала XX веков Азербайджан описывается как персидская провинция, северной границей которой является река Аракс. Так, например, «Энциклопедический словарь», изданный Брокгаузом и Ефроном в С.-Петербурге в 1890 году, в статье «Азербайджан» так описывает его границу: «…самая северо-западная провинция Персии граничит на западе с турецким Курдистаном и турецкой Арменией, на севере с русской Арменией (южное Закавказье), от которой отделена Араксом…». Т.е. Аракс не разделял Азербайджан на т.н. Северный и Южный, а составлял границу между северо-западной провинцией Персии и русской Арменией.

В курсе лекций крупнейшего востоковеда академика В. В. Бартольда «Место прикаспийских областей в истории мусульманского мира», изданном в Баку в 1925 году по стенографическим записям, автор неоднократно повторяет, что «…название кавказский Азербайджан вошло в употребление только после революции…». А на вопрос одного студента – уроженца Баку: «Имеем ли мы право называть себя Азербайджаном или это есть Ширван?» (как видим, для жителей новоявленного Азербайджана это название еще в 20-х годах было непривычным) академик отвечает так: «Ширван никогда не употреблялся в том смысле, чтобы он охватывал территорию нынешней Азербайджанской республики. Ширван – это небольшая часть с главным городом Шемахой, а такие города, как Гянджа и др., никогда в состав Ширвана не входили. И если нужно было бы придумать термин для всех областей, которые объединяют сейчас Азербайджанскую республику, то, скорее всего, можно было бы употребить название Арран. Но термин Азербайджан избран потому, что, когда устанавливалась Азербайджанская республика, предполагалось, что персидский и этот Азербайджан составят одно целое, т. к. по составу населения они имеют очень большое сходство…». Однако этот искусственный топоним не был связан с этнонимом «титульной» нации».

Не существовало и определенного этнонима для обозначения «азербайджанских татар». Их называли иногда кавказскими турками или тюрками, иногда кавказскими татарами или азербайджанскими тюрками и даже мугалами. Поскольку татарами в России называли много народов тюркской группы, в конце ХIХ в. предлагалось официально присвоить т.н. кавказским татарам этноним азербайджанцы, но тогда это не прижилось.

На это указывает «Новый Энциклопедический словарь» Брокгауза и Ефрона: «Адербайджанцы, общее название тюрков в Закавказье, которых местами называют так же «татарами», «мугалами» и др. Свое название адербайджанцы получили от северной провинции Персии – Азербейджана». Интересно, что в этом же томе в статье «Азербайджан» сказано, что «...население Азербайджана (2 милл.) состоит из курдов, …армян (до 50 тыс.) …и тюркских народностей (татары и др.)…». Как видим, тюркское население персидской провинции Азербайджан нигде не называлось азербайджанцами.

В Закавказье же самоназванием азербайджанских татар часто служит конфессиональное название – мусульмане, которое еще в начале ХХ века широко применялось и в быту, и в литературе, и в официальных документах. От этого конфессионального «этнонима» образовывалось иногда даже название их языка – мусульманский. Об этом свидетельствует, в частности, опубликованное в газете «Бакинский рабочий» 28 мая 1917 года объявление, извещающее о том, что «…прочтет лекцию, на мусульманском языке, М. Азизбеков». Театральные афиши начала ХХ века также сообщают о спектаклях, идущих в бакинских театрах, на мусульманском языке.

В первые годы советской власти официальным названием «титульной» нации АзССР было «тюрки». Это отражено во всех официальных документах и даже на советской почтовой марке 1932 года из т. н. этнографической серии. На ней изображены представители трех закавказских народов, надписи поясняют: грузины, армяне, тюрки. В первом издании БСЭ в 1926 году были статьи «Азербайджанская ССР» и «Азербайджанский язык», но носители этого языка именовались не азербайджанцами, а тюрками азербайджанскими и персидскими. А в 1934 г. учебник национального языка для русских школ в АзССР все еще назывался «Тюркский язык».

И только в 1937 г., с введением Конституции АзССР, «титульной» нации этой республики официально было присвоено название азербайджанцы, а их язык официально назван азербайджанским. Правда, в 1992 году президент уже суверенного Азербайджана Абульфас Эльчибей своим указом отменил названия «азербайджанцы» и «азербайджанский язык», повелев называться своему народу тюрками и называть родной язык тюркским.И хотя пришедший ему на смену Гейдар Алиев отменил этот указ, эльчибеевские названия успели попасть в некоторые географические справочники начала 90-х годов ХХ века.

Годы советской власти создали условия для консолидации различных тюркских этнических групп и принудительно или добровольно тюркизированных автохтонных народов на территории республики в азербайджанскую нацию. Но значительная часть потомков коренных народов региона не растворилась в котле тюркизации, насаждаемой в Азербайджане. Талыши, таты, курды, удины, лезгины, лакцы, цахуры, аварцы и мн. др., несмотря ни на что, и сегодня сохраняют свою этническую идентичность и не забывают родные языки и историю. Именно они являются истинными наследниками истории и культуры Мидии-Атропатены и Кавказской Албании, описанных античными авторами.

В получившем в ХХ веке государственность Азербайджане стали конструировать себе древнюю историю и культуру, «прихватывая» как дотюркскую, так и более позднюю историю иранской провинции Азербайджан (Атропатены). Вместе с именем древней страны тюрки присвоили себе культурные и исторические корни коренных иранских народов, как сошедших с исторической арены, так и существующих сегодня: мидийцев, парфян, талышей, татов, курдов и самих иранцев. И даже сохранившие свою этническую идентичность их потомки, проживая в новообразованной Азербайджанской Советской Республике, были лишены права называться своим этническим именем и официально записывались азербайджанцами. Они не имели возможности изучать свои родные языки в школах и развивать национальную культуру.

Точно такая же участь постигла и представителей дагестанских народов – прямых потомков 26 албанских племен, упомянутых еще Страбоном. Цифру 26 не следует воспринимать буквально – разноязыких племен было множество, как и в сегодняшнем Дагестане – подлинном преемнике истории и культуры античной Кавказской Албании. Их потомки – современные удины, лезгины, аварцы, лакцы, цахуры, табасаранцы и др. – оказались в Азербайджане. И, «по праву владения» частью территории бывшей Кавказской Албании, их историческое и культурное наследие объявлено азербайджанским достоянием. А это значительные части исторических территорий Дагестана, Грузии и Армении. Сами же кавказские албанцы, ничего общего с тюрками не имеющие, объявляются тюрками и прямыми предками азербайджанцев, а порою даже древними азербайджанцами. Самобытная древняя история и культура всех этих народов, в интерпретации азербайджанских фокусников от истории, превратились в историю и культуру азербайджанского народа.

С особенным рвением, выполняя политический заказ руководства республики, фальсификаторы стремятся объявить «азербайджанским достоянием» армянское историческое и культурное наследие, как это было сделано с историей и культурой Кавказской Албании. Но еще в XIX в. А.-К. Бакиханов, ссылаясь на труды античных авторов, отмечал, что «сообразив разные обстоятельства и показания историков, можно полагать, что правый берег Куры до впадения Аракса составлял границу Армении. Плиний и Птоломей пишут, что северная граница Армении доходит до Куры…».

Бакиханов не извращал первоисточники, руководствуясь тем, что, по его словам, «историк должен работать без предубеждений религиозных, этнических и политических». Однако современные азербайджанские историки идут другим путем, они превратили историческую науку в грязную политтехнологию, служащую идеям шовинизма, пантюркизма и армянофобии.

Присвоившим себе историю и культуру Кавказской Албании (Алуанка) напомню, что большая часть исторических сведений о ней начиная с V в. дошла до нас на древнеармянском языке в трудах армянских историков. К сожалению, письменных источников на албанском (гаргарейском) языке не сохранилось, а на азербайджанском их вообще не могло быть, т.к. в те времена такового просто не существовало. Восполняя этот пробел, азербайджанские академики-воришки решили прихватизировать и памятники армянской письменности. К албано-азербайджанским авторам они причисляют, в первую очередь, Мовсэса Каганкатуаци – историка VII или X в. Однако его «История страны Алуанк» написана на армянском языке. Автор описывает историю Арцаха и Утика, восточноармянских областей, с V века объединенных с левобережной Кавказской Албанией. Вместе они стали частью новой административно-территориальной единицы Персидской империи – Албанского марзпанства, именуемого в армянских источниках Алуанком (Агванком). Каганкатуаци, являясь апологетом сепаратизма этих областей, называет их по отношению к Армении «нашим Восточным краем». Как и Хоренаци, он сообщает, что Месроп Маштоц «создал письмена для изобилующего гортанными, грубейшими, труднопроизносимыми звуками языка гаргарейцев».

Мовсэса Каганкатуаци в числе историографов армянского народа называет выдающийся армянский историк XIII в. Киракос Гандзакеци в своей «Истории Армении». Но и бедного Киракоса в Азербайджане тоже причисляют к албано-азербайджанским авторам. Хотя в своей работе он неоднократно пишет об Армении и армянском народе исключительно в первом лице, а об агванцах – в третьем.

О культурных и духовных связях Армении и Агванка он пишет: «…святой вардапет Месроп, обогатив всю страну нашу армянскую учением и переводами, … сам отправляется к агванам, создает и для них письмена…».

Не менее нелепо выглядит попытка горе-албановедов превратить в албанцев-азербайджанцев армянского поэта Давтака Кертоха, выдающегося армянского баснописца, правоведа и хрониста Мхитара Гоша, историков Сумбата Спарапета, Вардана Аревелци, Степаноса Орбеляна, великого ишхана Хачена Гасан-Джалала и других выдающихся представителей армянской культуры, истории и церкви. Безосновательны утверждения о том, что их труды изначально были созданы на «албанском» языке, а потом переведены на армянский в искаженном виде, а «албанские» оригиналы уничтожены. Но если это и было бы так, какое отношение «албанские труды» имели бы к азербайджанской – тюркской культуре?

Азербайджанские ученые росчерком пера объявляют албано-азербайджанскими уцелевшие исторические памятники армянской культуры не только на территории исторического Арцаха и Нахиджевана, никогда не входившего в состав Кавказской Албании, но и самой Армении. Но и эта воровская тенденция не оградила от варварского осквернения и уничтожения армянские памятники, оказавшиеся на территории Азербайджана. Актом такого вандализма стало уже в XXI в. уничтожение остатков средневекового армянского кладбища в Джуге. Об этом кладбище в своем труде упоминает французский путешественник и ученый Александр де Род, посетивший Армению в 1648 году. Он пишет, что за стенами Джуги «…видел прекрасный памятник древнего благочестия армян», и с восхищением сообщает, что на «…обширной территории есть, по крайней мере, 10.000 надгробий из мрамора (речь идет о хачкарах. – Б.А.), и все изумительно хорошо гравированы, со множеством красивых фигур, выгравированных вокруг большого креста».

Начатое еще в АзССР систематическое разрушение Джугинского кладбища было завершено уже в «демократическом» Азербайджане. Древние надгробья были разбиты, их обломки сброшены в воды Аракса. Это было зафиксировано видео- и фотосъемками, сделанными иранскими пограничниками с противоположного берега Аракса, и отражено на спутниковых снимках. Но несмотря на множество неопровержимых доказательств, официальный Азербайджан упорно отрицает факты вандализма, утверждая, что в Нахиджеване армяне никогда не жили, а остатки христианских памятников, находящихся там, являются албано-азербайджанскими. Спрашивается, почему тогда азербайджанцы за годы советской власти и после нее практически полностью уничтожили памятники «своей» культуры?

В стремлении азербайджанизировать историю и культуру Армении фальсификаторы прибегли даже к смехотворным потугам объявить Ереван «древним азербайджанским городом», основанным якобы в начале XVI века шахом Исмаилом. Они отрицают общепризнанный факт возникновения Еревана на месте основанной в VIII в. до н.э. урартской крепости Эребуни. Игнорируют даже многочисленные сведения средневековых источников, свидетельствующих, например, о строительстве в V-VI в. н.э. храмов Свв. Петра и Павла и Циранавор, об обороне города от арабского нашествия и завоевания его арабами в VII в. Эти исторические события имели место задолго до завоевания (а не основания) шахом Исмаилом Еревана. И несмотря на то, что Ереван и другие города Армении много раз переходили от одних завоевателей к другим, их история неотрывна от истории Армении.

В 1603 г. представитель посольства императора Рудольфа II в Персии Георг Текрандер сообщает, что «…Его Высочество (шах Аббаса I) … осадил Еривань, главную крепость Малой Армении…». А спустя 70 лет французский путешественник Ж. Шарден, описывая свое путешествие, пишет: «Мы проехали реку Харпасуй, орошающую соседние земли, она отделяет часть Армении со столицей Эривань (центр бегларбекства. – Б.А.) от той части, где столицей Нахичевань».

Как видим, даже во времена персидского владычества не только Эривань, но и Нахичевань оставались армянскими городами. На их армянскую принадлежность указывает само название, переводящееся с армянского языка как «место стоянки Ноя». Нахиджеван оставался частью Армении и во времена арабского владычества в VII-IX вв. В XIII в. фламандский путешественник-дипломат Рубрук так описал город: «…под названием Наксуа (Нахиджеван), который прежде был столицей великого царства и величайшим и красивейшим городом; но татары обратили его почти в пустыню. Прежде в нем было 800 армянских церквей, а теперь только две маленькие, а остальные разрушили сарацины (мусульмане)».

Упомянутый выше Георг Текрандер описал «города… Нахиджеван и Джульфа в Армении…» и оставил следующие наблюдения: «В городе Джульфа, сильной крепости, населенной исключительно одними христианами, армянами, шаха (Аббаса I. – Б.А.) приняли необычайно великолепным образом». А в 1605 г. шах Аббас I выселил все армянское население Нахиджевана и других областей Армении в Персию и «…превратил в необитаемую пустыню благоденствующую и плодородную Армению», свидетельствует современник событий армянский историк Аракел Даврижеци.

Во времена арабского халифата, в 705 г. Албанское марзпанство было упразднено. А после освобождения от арабов, в IX в., в восточных областях Армении, входивших в его состав, образуются Дизакское и Хаченское (Хачен) княжества, входящие в состав Армянского царства Багратидов. Агванк (в арабских источниках Арран), утратив этническое содержание, становится лишь историческим понятием, распространяющимся только на правобережье Куры. Дипломатическая корреспонденция из Византии к хаченским князьям адресовалась «в Армению».

По определению историка XII в., это была «Страна армянская в гаварах Агванка». Как свидетельствует Киракос Гандзакеци, в XIII в. ишханом Хачена и областей Арцаха стал представитель рода Вахтангян – одной из ветвей Араншахиков Гасан-Джалал Дола: «…муж благочестивый, богобоязненный и скромный, армянин по происхождению». Гасан-Джалал основал знаменитый Гандзасарский монастырь, ставший резиденцией Агванского католикосата – одного из епархиальных образований ААЦ.

В XVI в. Хаченское княжество распалось на пять относительно самостоятельных армянских меликств (княжеств) – Хамсе. В 1748 г. Панах-хану удалось подчинить себе магалы Хамсе. На завоеванных землях армянских меликов шах Персии Адиль учредил Карабахское ханство, назначив Панаха его правителем. Тогда же в российских документах отмечалось, что «Карабах есть страна… Главнейшие обитатели ее – армяне, управляемые наследственно 5-ю своими меликами…».

В начале XIX в., по сведениям директора Азиатского департамента Российской империи С. М. Броневского – историка Кавказа, «ханство Карабахское, лежащее в Великой Армении между стечениями Куры и Аракса, разделяется на следующие уделы…», и далее перечисляются пять армянских меликств и их владельцы. Очевидно, что, несмотря на засилье тюркских ханов, геополитические представления начала XIX в. никак не связывали территорию между стечениями Куры и Аракса с заараксинским Азербайджаном.

После вхождения части Восточной Армении в состав России в 1828 г. потомки армян, веками изгоняемых завоевателями со своих исконных земель, массово стали возвращаться на родину. Это событие азербайджанские фальсификаторы пытаются представить как коварное намерение России вытеснить из региона «исконное» тюркское население, заменив его «пришлым армянским элементом, никогда не жившим в Закавказье». Верно лишь то, что армяне веками вытеснялись с этих исконных территорий. В том числе и по указу Петра I от 10 ноября 1724 г., повелевавшему «всячески стараться, чтобы армяне селились в Гиляне, Мазандаране, Баку, Дербенте и

пр.», тысячи армян переселялись из районов Эривана, Нахиджевана, Гандзака и Карабаха в прикаспийские области. А после образования Карабахского ханства «карабахские армяне ... переселились в числе 11.000 семейств в пределы России...», спасаясь от мести новых хозяев за содействие русским. Тем не менее, грузинский царь Ираклий II в 1769 г. сообщал Екатерине II в «Описании городам и местностям, ближним к Грузии…», что «Хамс (Арцах) составляет владение, где народ весь армянского закона, в том владении находится армянский патриарх».

В то же время в XV-XIX вв. завоевателями были переселены в пределы Карабаха, Нахиджевана, Еревана, Гандзака, Дербента сотни тысяч семей из различных тюркских племен, и нынешнее тюркское население «в вышеозначенных провинциях (по выражению Бакиханова) суть их потомки». Кто же пришельцы на этих землях?

Делает ли честь азербайджанскому народу столь топорное «удревнение» своей истории и культуры за счет воровства? Думаю, что нет. Псевдонаучная ложь безграмотна и нелогична и может быть принята на веру лишь самими азербайджанцами. Но если фальсификаторам не жаль чести своей страны и народа, так пожалели бы хотя бы свою личную честь, не выставляя себя на посмешище демонстрацией невежества, глупости и недобросовестности.

Забавно, что даже отец-основоположник лжеисториографии Азербайджана академик Зия Буниятов в интервью журналу «Огонек» № 45 1988 г., надев на себя маску интернационалиста, гневно клеймил своих коллег: «Господи боже мой, до каких же перлов дошли у нас некоторые горе-исследователи? Договорились чуть ли не до того, что Ной был азербайджанцем. Появились доморощенные «специалисты», с упорством, достойным лучшего применения, доказывающие происхождение азербайджанцев от шумеров, массагетов, саков и считающие кавказских албанцев тоже тюрками! Для таких манипуляций фальсифицируются эпиграфические надписи, игнорируется элементарная палеография и выворачивается наизнанку этимология. Впору руками развести». Но и сегодня еще более разнузданная фальсификация, замешанная на армянофобии, является опорой государственной политики «демократического» Азербайджана. Действительно, впору руками развести!

Бениамин Арустамян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 16 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Скоро азеры скажут,что они первые люди на Земле.Ева с Адамом были позже Мамеда с Алией.Сначала выйдет такая книжка,а через пару лет эту глупость будут повторять где - нибудь на проплаченном телеканале.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты