№ 13 (219) Июль (16-31) 2013 года.

Азербайджан: насколько прочны позиции власти?

Просмотров: 1154

Президентские выборы в Азербайджане входят в решающую фазу. И хотя сама процедура голосования назначена на 16 октября 2013 года, уже сейчас потенциальные участники избирательной гонки определяются с тактическим и стратегическим инструментарием. Можно ли ожидать политических сюрпризов из прикаспийской республики? Особую остроту этому вопросу придает волна социальных протестов, прокатившаяся по всему миру. Притом что проблемы Ближнего Востока или Турции совсем не чужды Азербайджану. Насколько прочны позиции действующей власти? С какой стороны она может ожидать вызовов? И какие последствия могут иметь президентские выборы для геополитической ситуации на Южном Кавказе в целом и для динамики нагорно-карабахского конфликта в частности?

Для ответов на эти вопросы рассмотрим положение дел в стане власти и оппозиции, а также в рядах «несистемных сил». Что касается действующего президента, то его позиции, на первый взгляд, выглядят незыблемыми. Уже с начала 2013 года провластные СМИ и эксперты повели разговоры о том, что Ильхаму Алиеву нет альтернативы, а его избрание на третий срок станет для Азербайджана самым оптимальным политическим выбором на следующие пять лет. На съезде азербайджанской партии власти «Ени Азербайджан», состоявшемся 7 июня, эти слухи и предположения обрели плоть и кровь. Ильхам Алиев был избран лидером партии, а также ее претендентом на пост президента.

Если говорить о политической системе, выстроенной под этого человека и политика, то ее начало следует отнести не к дате его первого избрания в 2003 году, а к парламентским выборам 2005 года. Сегодня уже основательно подзабыты выборы десятилетней давности с их массовыми выступлениями и попытками лидера партии «Мусават» Исы Гамбара оспорить их итоги. Десять лет назад Ильхам Алиев многими (включая верхи азербайджанской бюрократии) рассматривался не как самостоятельный политик, а как преемник, наследник своего отца.

Через два года Азербайджан вступил в пору парламентской кампании. И хотя значение институтов представительной власти для прикаспийской республики невысоко, в те годы по постсоветскому пространству пронеслись «цветные революции». Тогда азербайджанские оппозиционеры смогли хотя и не полностью консолидироваться, но сколотить два боевитых блока «Ени сиясет» и «Азадлыг», которые выбрали для себя оранжевый цвет, подчеркивая свое духовное единство с Виктором Ющенко и Михаилом Саакашвили. Однако в 2005 году Алиев-младший своих оппонентов переиграл. И удалось ему это путем не только административного давления, но и использования риторики оппонентов.

Честное отнятие оппозиционных лозунгов (развернутая в канун выборов показательная борьба с коррупцией, зачистка «собственных рядов» плюс патриотическая риторика по Карабаху) сделало свое дело. И с этого момента мы можем говорить о выстраивании азербайджанской политической системы под другого человека – Ильхама Алиева. Именно тогда он начал реализовывать собственный проект, а не просто выступать в роли продолжателя дела отца. На этом пути у него были такие вехи, как президентские выборы 2008 года, которые прошли, в отличие от кампании-2003, без особой интриги (разве что кроме легитимации их результатов на Западе). В 2009 году была принята новая версия Конституции, снявшая ограничения на количество президентских легислатур. В июне 2013 года Ильхам Алиев пытается закрепить свое преимущество, перейдя на другой уровень – потенциально бессменного президента. По справедливому замечанию бакинского политолога Арифа Юнусова, налицо использование среднеазиатских трендов азербайджанской элитой.

Но готовы оппоненты власти к тому, чтобы этот сценарий стал реальностью? О разбродах и шатаниях внутри оппозиции Азербайджана не писал в последнее время только ленивый автор. При этом внутри самой прикаспийской республики это делали с неменьшей охотой. Однако следует отметить определенные попытки преодоления этой негативной тенденции. 28 мая было заявлено о создании Национального совета демократических сил (НСДС), председателем которого был избран известный кинодраматург Рустам Ибрагимбеков. Формально ему удалось позиционировать себя как общего лидера оппозиции. Но все это не означает, что критикам власти удастся выдвинуть единого кандидата. Во-первых, сам Ибрагимбеков называет себя «неофитом в политике». У него нет опыта участия в политических баталиях,

а также собственных структур в стране. И хотя классик революционной теории Владимир Ильич Ленин говорил о том, что важен «не численный перевес вообще, а численный перевес в столицах», одной бакинской «тусовки» может быть недостаточно для того, чтобы бросить перчатку власти. Во-вторых, Ибрагимбеков общается со своими коллегами по Интернету. В настоящее время известный кинодраматург находится за пределами Азербайджана, и его возвращение на родину не гарантирует ему успеха.

Против Союза кинематографистов, возглавляемого им, ведется дело по уклонению от уплаты налогов. При желании его можно активно раздуть. Надежды же на Запад (с 10 по 15 июня Ибрагимбеков провел ряд встреч в Вашингтоне) невелики. Вопросы демократии гораздо меньше волнуют США и ЕС, чем участие прикаспийской республики в афганской логистике и в транспортировке нефти.

«Нефтяное проклятие» касается не только экономических сюжетов, но и внутриполитического развития и внешней политики. Что же касается Ильхама Алиева, то он последовательно демонстрирует свою лояльность Западу, при этом не ссорится и с Россией (свидетельством чему – недавние поставки российского оружия). В этой связи расчет на внешний фактор вряд ли следует переоценивать. Скорее напротив, власти будут раскручивать эту тему для критики своих оппонентов. Не будем забывать и о том, что многие оппозиционеры – это вчерашние члены НФА (Народного фронта Азербайджана), которые по части национализма не уступят правящей партии «Ени Азербайджан». И в России, и на Западе это прекрасно знают, предпочитая иметь дело с Ильхамом Алиевым.

В-третьих, не ясен вопрос о том, снимут ли свои кандидатуры те лидеры оппозиции, которые уже заявили о своем участии в избирательной кампании (Иса Гамбар, Ильгар Мамедов). Тот же Гамбар еще в середине июня заявлял, что теоретически готов поддержать единого выдвиженца от оппозиции, но пока не сворачивает своей собственной подготовки.

И все-таки власти нервничают. Внешне это практически никак не проявляется. Напротив, официальные представители излучают уверенность и оптимизм. Так, Мубариз Гурбанлы, депутат Милли меджлиса (парламента) республики и высокопоставленный функционер правящей партии, заявил, что Ибрагимбекова ждет неминуемый крах, поскольку известный деятель кино «несведущ в политике» и не имеет практического опыта. И тем не менее, 21 июня в СМИ была распространена информация о выдвижении кандидатом в президенты супруги Ильхама Алиева Мехрибан от партии «Демократический мир Азербайджана». Вскоре, правда, вышло опровержение, а лидер данного объединения Фатьма Алиева даже заявила, что данное сообщение – провокация, запущенная отщепенцами, покинувшими ее ряды. Однако в самодеятельность «отщепенцев» верится с трудом. Не те фигуры Ильхам Алиев и его супруга (действующий депутат, председатель фонда имени Гейдара Алиева и зампред лидера правящей партии), чтобы вокруг них можно было играть со слухами. В этой связи логично предположить наличие разных мнений внутри правящей бюрократии. Одна ориентирована на жесткое продвижение Ильхама Алиева, другая – на более мягкий вариант «местоблюстителя» при сохранении ведущего положения ныне действующего президента. Либо как председателя партии, либо как некого хранителя традиций (при желании придумать новую должность не составит особого труда). Данная инициатива может быть специально запущена для зондирования общественного мнения, а также для того, чтобы доказать в очередной раз отсутствие альтернативы.

Ведь отсутствие сильной оппозиции автоматически не означает полного удовлетворения положением дел в стране. И массовые акции по разным поводам – прекрасное тому свидетельство. На фоне протестов в Турции это особенно важно, принимая во внимание значительное количество азербайджанских студентов, обучающихся в этой стране. Нельзя забывать и про политический ислам. Сегодня исламисты в Турции раздроблены на три основные группы (салафиты в северной части страны, шиитские радикалы на юге, а также сторонники различных турецких течений, ориентированных, по словам известного востоковеда Байрама Балджи, на «тюркизацию ислама и исламизацию тюркских народов»). Однако в случае, если власть даст слабину, свой вклад в рост массовых протестов они могут и внести. И это опять же не вопрос теоретических допущений. Можно вспомнить выступления по поводу запретов на ношение хиджаба в учебных заведениях или в защиту арестованного теолога Талеха Багирзаде.

Никуда не деваются и социально-экономические проблемы. Диверсификация экономики страны идет медленно, Баку не справляется с наплывом сельского населения и интеграцией беженцев. Нагорно-карабахский конфликт не разрешается, а это в свою очередь провоцирует рост радикализма, общее недовольство Россией и Западом (и в этом плане эти две силы объединены). Но куда будет направлено это недовольство, если «партия и правительство» надежно контролируют все входы и выходы?

Эти задачи «системе Ильхама» теперь предстоит решать. И многое здесь будет явлено не в публичном формате, а в чиновничьих кабинетах, в спорах сторонников «гибких» и «жестких» способов удержания власти. У действующей власти в Азербайджане есть немало критиков и противников как внутри страны, так и за рубежом. Однако коллапс безопасности в прикаспийской республике вряд ли будет им на руку. Что касается светской оппозиции, то она представляет собой узкий слой столичной интеллигенции, которая в случае провала власти не сможет эффективно перехватить у нее эстафету. И повторение опыта начала 1990-х годов с НФА было бы в этой ситуации еще неплохим вариантом, поскольку сегодня, в отличие от событий двадцатилетней давности, намного сильнее позиции исламистов. Искренне же верить в то, что сторонники исламского государства будут рады занять позицию младших партнеров национал-демократов, могут люди наивные или вовсе не знакомые даже с недавним опытом Ближнего Востока.

То же касается и соседней Армении. Спору нет, сильный и растущий Азербайджан, готовый к военному реваншу в Нагорном Карабахе, не является приоритетом для армянских национальных интересов. Но непраздный вопрос: что лучше – иметь дело с относительно предсказуемым противником, зависящим от влияния Запада и России, или с соседом, погруженным в хаос и не отвечающим ни за единое слово? Однозначный выбор в данных условиях неочевиден. Можно даже сказать и жестче: хорошего выбора здесь нет, есть набор разных проблем и вызовов. То же касается и больших игроков, заинтересованных в сохранении статус-кво и опасающихся любых непредсказуемых изменений, требующих дополнительной концентрации воли и энергии.

В этой связи и Запад, и Россия хотели бы обойтись без излишних эксцессов. Проблема только в том, хватит ли у азербайджанской власти ресурсов для того, чтобы их не допустить. И ответ уже начинает поступать.

Сергей Маркедонов, приглашенный научный сотрудник Центра стратегических и международных исследований, США, обозреватель газеты «Ноев Ковчег»

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовал 21 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты