№ 13 (219) Июль (16-31) 2013 года.

Эксперт по информационной безопасности Самвел Мартиросян: Втягиваться в информационную «гонку вооружений» нецелесообразно

Просмотров: 2343

Военные действия в зоне нагорно-карабахского конфликта давно не ведутся, но есть сфера, где не действуют никакие ограничения, правила, где ведется постоянная и напряженная борьба с переменным успехом. Речь идет об информационной войне, борьбе за общественное сознание.

С момента заключения перемирия в карабахской войне Азербайджан из военной сферы перевел активные действия в сферу информационную, осознавая роль и значение агитации и пропаганды, бывших мощным идеологическим оружием еще со времен СССР.

Информационная война с тех пор не затухает ни на минуту. Азербайджан, в отличие от Армении, щедро финансирует «боевые действия» на информационном поле как в регионе и России, так и дальнем зарубежье. В арсенале средств информационной войны самые разнообразные виды «вооружений» – откровенная дезинформация, искажение исторических фактов, вырванные из контекста высказывания политиков и общественных деятелей, прямой подкуп должностных лиц, выкуп газетных площадей ведущих российских изданий, выпуск книг и исследований антиармянского содержания, производство фильмов и телепрограмм, утверждающих точку зрения азербайджанской стороны, и многое другое.

Особенно обжигающее дыхание информационной войны ощущается в Интернете, в его агрессивной среде. Любой из армян, проживающих в России, прекрасно знает, как остро не хватает информации об

Армении и как активно и агрессивно работает азербайджанская сторона, реагирующая на любое событие, по любому поводу посылающая ноты протеста. Персонами нон грата становятся любые политики, деятели науки и культуры мирового уровня, посмевшие без разрешения Азербайджана побывать в Карабахе.

И этому мощному натиску армянской стороне нужно давать адекватный и убедительный ответ. О том, какие сложности и особенности ведения информационной войны характерны для Армении, наш корреспондент беседует с ведущим экспертом по вопросам информационной безопасности фонда «Нораванк» Самвелом Мартиросяном.

– Какова нынешняя ситуация на «фронтах» информационной войны?

– Начну издалека. Информационное противостояние между Арменией и Азербайджаном началось стихийно в 1988 году. Тогда каждый житель Армении добровольно брал на себя функции просветителя и агитатора. Считал своим долгом защищать страну.

Сегодня противостояние уже носит системный характер, стало формой межгосударственных отношений. Еще 5-6 лет назад Армения не считала себя участником информационной войны. Официальный представитель Еревана заявил в парламенте, что пропаганда – удовольствие дорогое и Армения не собирается втягиваться в эту кампанию. Эта позиция привела к тому, что вакуум, который создало государство, спонтанно заполнялся группами людей, которые, видя, что государство ничего не делает, считали своим долгом противостоять информационной агрессии, по своему усмотрению и возможностям создавали свои механизмы противодействия.

Например, сайт «Сумгаит.инфо» был создан в Германии нашим соотечественником на свои средства на основе огромного архива материалов. Его деятельность была настолько масштабной, что с ним напрямую контактировали и помогали такие люди, как баронесса Кэролайн Кокс. Тогда интернет-форумы были источником информации для людей из третьих стран, которые благодаря им составляли мнение о событиях в регионе.

В Лондоне читал лекцию азербайджанский профессор, и живущие там армяне шли на нее и высказывали свое мнение, не давали возможности утверждать азербайджанскую точку зрения. Затем эта стихийность стала самоорганизовываться, люди стали обмениваться материалами, информацией. Фактически функции государства взяла на себя Сеть – до тех пор, пока в 2008 году Серж Саргсян, встречаясь с руководством комитета национальной безопасности, впервые на государственном уровне признал, что информационной безопасностью должны заниматься не граждане, а госструктуры. В 2009 году государство приняло и утвердило программу «Стратегия национальной безопасности Армении». Был принят документ, который оформил роль государства в информационной безопасности и участие государственных структур в ней.

– И в чем заключалось участие госструктур?

– Информационная безопасность имеет два глобальных аспекта. Первый – сугубо технический, это защита локальных сетей, защита баз данных. До недавних пор это было очень серьезной проблемой, потому что в год по несколько раз азербайджанские и турецкие хакеры взламывали армянские государственные сайты, скачивали официальные данные, уносили неизвестное количество информации. Был случай, когда из внутренней сети Министерства иностранных дел была утечка информации в турецкую сторону. Вроде бы техническая задача, но она напрямую связана с проблемами национальной безопасности. Второй аспект – это все, что связано с информацией. Проще говоря, все, что связано с пропагандой и контрпропагандой. Принятый документ как бы свел воедино эти два важнейших направления. В результате был создан центр по связям с общественностью и информации при аппарате президента, который стал своего рода координирующим органом в этом противостоянии. Техническая часть программы была передана службе национальной безопасности. Фактически в 2009 году служба национальной безопасности взяла на контроль государственный сегмент Сети – веб-сайты госструктур и локальные сети. С того дня фактически прекратились хакерские атаки, хакерские взломы и проникновения в локальные сети, хотя попытки были.

– Кибербезопасность – одна из сторон проблемы, но нас интересует и внешнеполитическая информационная работа.

– Тут, естественно, встает вопрос о том, как работать с контентом, СМИ. В 2006-2008 годах средний армянский интернет-пользователь, чтобы узнать информацию об Армении, заходил на азербайджанские сайты. И это не выдумка, а статистические данные. Там легче было узнать, что происходит в Армении, – армянских сайтов было мало, они были неполноценны, не отличались широким информационным охватом. Многие из них были ангажированы и проводили линию своей политической партии. Широкого взгляда на внешнеполитические вопросы не было.

Сегодня ситуация серьезно изменилась: азербайджанские пользователи узнают о ситуации в Азербайджане через армянские сайты. То есть обеспечение информацией армянского сегмента Сети существенно лучше. И есть паритет с выходом информации на внешний мир.

– Какое участие принимает государство в этой сфере?

– Взаимоотношения прессы и государства регулируются сегодня законом о СМИ. Какого-либо давления на прессу он не допускает. Случается, свобода прессы приводит к досадным проколам. Но были и успешные открытия.

Группа журналистов стала исследовать информацию о ходжалинских событиях, выложенную на одном из азербайджанских сайтов. Вдруг выяснилось, что большинство фотографий никак не связаны с Ходжалу. Косово, погибшие во время землетрясения курды, фотографии из учебника патологоанатомии – все они преподносились как снимки жертв Ходжалу. Это привело к тому, что появился сайт «Ходжалу.нет». Роль государства в данном случае состояла в том, чтобы помочь технически тем, кто пытается сделать что-то полезное. Сегодня при участии государства создан сайт

«Карабах.рекордс.инфо». Это открытая, доступная и бесплатная база данных, которая содержит проверенную и достоверную информацию с документальными видеокадрами по любому факту карабахского конфликта.

– В России, в частности в Москве, мы не видим результатов этой работы. На федеральных телеканалах, в газетах чаще выступают представители Азербайджана. Внешнеполитическая информационная работа отсутствует?

– В этом случае встает другой вопрос. Самый больной – финансовый. В Америке и Британии азербайджанцы как-то разместили рекламу, связанную с ходжалинскими событиями, на Тайм-сквер в Нью-Йорке. Это стоило бешеных денег. В этом плане напрямую конкурировать с азербайджанской стороной действительно сложно. Втягиваться в информационную «гонку вооружений» нецелесообразно. Они действительно тратят на пропаганду десятки, если не сотни миллионов долларов. Армения этого делать не в состоянии. Другое дело, что надо искать асимметричные методы борьбы. У нас есть свои люди везде. Наши посольства за рубежом имеют возможность на какую-либо статью предложить свой ответ. И это не требует особо больших затрат.

– Большим упущением мне кажется то, что в Москве очень слабо представлены армянские государственные СМИ. Есть государственное информационное агентство «Арменпресс», общественное телевидение, русскоязычная государственная газета. Где они? А азербайджанских СМИ полно.

– Это можно объяснить политической ленью. Действительно, это важный элемент информационной работы. Конечно, в России надо шире использовать возможности партнерских отношений. Видимо, руки не доходят. Мне кажется, проблема в том, что наше внешнеполитическое ведомство чрезвычайно разношерстно. Там есть настоящие профессиональные дипломаты, и есть люди, которые попали туда случайно и при этом имеют большой вес. Это часто приводит к тому, что те, кто знает, что делать, имеют меньший вес, чем те, кто не понимает и не собирается работать. Это приводит к тому, что на каких-то направлениях практически ничего не делается. Но это уже проблема менеджмента, неоптимального расходования человеческих ресурсов и финансовых средств.

– В информационной войне большое значение имеет умение выступать единым фронтом. В Москве издаются армянские журналы и газеты: журнал «Ереван», известная общественно-политическая газета в России «Ноев Ковчег». В Краснодаре издается «Еркрамас». Но они практически не поддерживаются государством. А ведь они работают в государственных и национальных интересах. Расходуются огромные средства частных инвесторов. Кто сможет их объединить? Разве это не задача государства?

– Во многих армянских диаспорах нет связи с Ереваном на том уровне, на котором можно было бы решать оперативные вопросы. Взять, к примеру, США. Лоббистские организации там имеют большой вес, армянские — очень сильные. Но усилия армянских лоббистских организаций на 80% направлены на признание геноцида. А ведь проблема Карабаха не менее актуальна. Но этому вопросу, который сегодня важнее для Армении, к сожалению, уделяется мало внимания.

Вообще в связях Ереван – диаспора недостатков очень много. Я не вижу той организационной силы, которая могла бы их координировать. У азербайджанцев по-другому. Там действует вертикальная связь. Кстати, в последнее время они полностью копируют армянские методы. К примеру, решили делать диаспору, но делают это по вертикали, по команде из Баку. Естественно, в каких-то вопросах это малоэффективно, содержит высокие коррупционные риски, но все равно. Они должны отчитываться перед Баку.

– Проще говоря, продуманной программы у нас нет?

– Нет, потому что Министерство диаспоры пока акцентирует внимание на культурной работе, МИД работает по принципу «где что получится», поэтому такое расслоение и цельного подхода к проблеме пока не сформировалось. Но когда я говорю о слабых сторонах, это не значит, что ничего не делается. Есть серьезные успехи и достижения. Но их просто мало.

Мы пока находимся на стадии формирования системы. Проблемой информационной безопасности государство стало заниматься фактически три года назад. То есть мы профукали 20 лет. Но если посмотреть, сколько за эти три года сделано, можно надеяться на лучшее. Миндиаспоры регулярно собирает редакторов всех армянских изданий со всего мира для обсуждения первоочередных вопросов общенационального значения, пытается сформировать некое сообщество. Баку же действует жесткими административными методами.

Мы так не действуем не только потому, что нет денег. Армянское общество – иное. Мы не можем в приказном порядке решать важные вопросы. Некоторые газеты будут работать, но большинство просто-напросто проигнорирует приказ, будет сопротивляться давлению. Мне кажется, что мы сегодня хоть и с трудом, но двигаемся в правильном направлении. Формируется не вертикальная связь, а горизонтальное общение государства с организациями, занимающимися вопросами информации. Естественно, оно требует больших человеческих затрат и времени. Но когда заработает в полную силу, будет несравненно более эффективным, чем вертикальная модель, взятая на вооружение Азербайджаном.

Да, они тратят много денег на информационную войну. Но рано или поздно встанет вопрос об их эффективном использовании. Можно иметь кучу денег, но не уметь правильно их использовать. Главное в информационной войне сегодня – уметь отслеживать, что делает противник. Недавно армянские хакеры взломали базы данных некоторых известных азербайджанских журналистов и обнаружили, что с ними работают израильские специалисты. Поэтому положительные изменения в их стратегии информационной войны вполне вероятны.

Для нас проблема в следующем. Азербайджан усиленно готовит почву для начала военных действий. Для нас жизненно важно всегда поддерживать правильное понимание проблемы во внешнем мире, в международных организациях, в самом азербайджанском обществе. Люди должны знать, что речь идет не об оккупированных территориях, а о существовании хоть и непризнанного, но состоявшегося государства, что Карабах всегда был исконно армянской землей, что в состав Азербайджана он был включен незаконно, что велась не захватническая, а национально-освободительная война. Что по своему уровню демократического развития он во много раз опережает Азербайджан, который ведет откровенно фашистскую и нацистскую политику.

Если мы будем поддерживать на должном уровне эти идеологические постулаты, то начало войны вызовет осуждение мирового сообщества. До последнего времени наша проблема была в том, что мы наивно считали, что все знают правду. Так не бывает. Большинство населения земного шара вообще не знает, что существуют Армения и Азербайджан. О них узнают только тогда, когда начнется война. Слава Богу, вроде бы этот стереотип сломан. Все поняли, что надо постоянно, ежедневно и кропотливо работать, опровергать азербайджанскую и турецкую пропаганду.

– Как обстоит дело с внешнеполитической информационной работой в России, являющейся стратегическим партнером Армении?

– Конечно, здесь есть масса недоработок и упущений. Хорошо еще, что мы сумели сохранить русскоязычную прессу, имеем возможность распространять информацию на русском языке. В последние годы регулярно организуются поездки российских журналистов в Армению и Карабах. Это важно для установления контактов, для того, чтобы журналист, который хочет написать что-то об Армении, знал, к кому обращаться в случае необходимости.

– Другая важная задача – формирование положительного общественного мнения в России.

– Тут уже встает вопрос о появлении материалов об Армении в российских изданиях, на российских телеканалах. Такие шаги обычно не афишируются, но их необходимость очевидна. Правда, когда узнаешь, сколько оружия продала на днях Россия Азербайджану, вновь убеждаешься, что там, где большие деньги, там и предпочтения. У нас несколько приоритетных направлений, в первую очередь это Россия и США. В Европе нужно иметь дело с каждым отдельным государством. Мне кажется, что в России наши усилия должны были бы быть существенно выше с учетом тех возможностей на государственном уровне, которые мы имеем.

Но вопрос присутствия в российском информационном пространстве, и в первую очередь в Москве, мне кажется, надо решать на правительственном уровне. Однако при всех недостатках нашей внешнеполитической информационной работы паритет обеспечивается. И это притом что сегодня мы сумели использовать лишь около 10% наших возможностей. Перспективы роста у нас есть. И главное, сломаны стереотипы, пришло понимание того, что, кроме нас, этого никто не сделает.

Беседу вел Эдуард Сахинов, Ереван

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 11 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Вашими устами,да мёд пить! Вы обо всём сказали правильно,речь идет о русскоязычной армянской прессе в России и других странах.Только руководство Армении не разделяет ваших взглядов.Им безразлично всё,в том числе имидж Армении в Росси,США и других странах.
  2. Господин Мартиросян стреляет по воробьям.Ничего конкретного,боиться обидеть власть.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты