№ 14 (220) Август (1-15) 2013 года.

Владимир Алейников: К сожалению, об Армении в России знают очень мало

Просмотров: 1997

Интервью с известным российским режиссером, драматургом и писателем

Свой 10-летний юбилей отметил прошедший в Ереване кинофестиваль «Золотой абрикос». По мнению участников и гостей, он стал одним из заметных событий в кинематографическом мире.

В отличие от прошлых лет на нынешний «Золотой абрикос» поступило рекордное количество заявок из России – их прислали 80 российских режиссеров и студий, так что организационный комитет при всем желании не смог бы принять всех. Для участия в фестивале были отобраны 15 работ. Благодаря широкому представительству российских фильмов при посредничестве Россотрудничества российская программа была выделена в отдельный проект. Состоялись Дни российского кино в Ереване, Гюмри, Ванадзоре и других городах страны. Среди большого количества талантливых кинематографистов, приехавших в Ереван, нас интересовали авторы, имеющие свой взгляд на историю и судьбу армян. Один из них – известный российский режиссер, драматург и писатель Владимир Алейников. На фестивале «Золотой абрикос» он был награжден специальным призом, учрежденным Южнокавказской железной дорогой «За реалистичность отражения остросоциальных проблем современности».

Много лет назад Алейников снял фильм о Комитасе, судьба которого напрямую связана с геноцидом армян в Османской империи. «Ноев Ковчег» публикует интервью с Владимиром Алейниковым, который рассказал, что заставило русского режиссера взяться за тему судьбы армянского гения.

– Владимир, что связывает Вас с Арменией?

– Я очень люблю Армению, с огромным уважением отношусь к ее древней культуре. Мне очень нравится добросердечие людей, с которыми я здесь общаюсь. Я был в Ереване два года назад и совершенно влюбился в этот фестиваль: он очень доброжелательный, открытый, здесь замечательная человеческая атмосфера. Люди с большим удовольствием общаются, заводят знакомства и друзей. И это очень важно, потому что такие фестивали – часть нашей кинематографической культуры. Ты не просто приезжаешь, чтобы показать картину.

И кстати, одну из первых своих картин я делал здесь. Она называлась «Комитас». Но, к сожалению, советская власть тогда уничтожила этот фильм. На экраны он так и не вышел.

– А что Вас побудило заняться темой Комитаса?

– Меня очень заинтересовала драматическая история этого великого человека. Есть разные трактовки его сумасшествия. Официальная – он очень близко к сердцу принял резню армян, учиненную турками, и сошел с ума. Менее официальная версия гласит, что турки собирались отрубить ему голову. Но прежде они поиздевались над ним и устроили показательную шуточную казнь. Над ним завис топор и от этого, от пережитых ужасов он сошел с ума. В моем фильме была совершенно другая версия. Я считал, что проблема глубже, философичнее. Комитас сознательно отказался от этой жизни и ушел в единственно безопасное место, которое нашел – сумасшедший дом. Потому что мир сошел с ума. Потому что гармония, в которой он существовал – а он был человек очень тонкий и гармоничный, – была разрушена. Никто ничем не помог остановить реки крови армян. Эта картина шла вразрез со всеми идеологическими установками той поры. Она была не соцреалистическая, она поднимала тему резни армян. А в те годы Советский Союз пытался налаживать отношения с турками. И фильм запретили. Чуть ли не смыли!

– Если бы Вы сегодня снимали фильм о Комитасе, какой бы подход возобладал?

– Я не отказываюсь от своих фильмов. Я думаю, сделал бы точно так же, как и делал. Ведь образ Комитаса является идеальным для показа через личность одного человека трагедии целого народа. В нем как бы сконцентрировалась вся боль и страдания армянского народа. И здесь не так существенно, по какой причине, сознательно или несознательно он сошел с ума. Я думаю, что, если бы тогда удалось закончить фильм и выпустить на экраны, он бы стал, безусловно, событием, возможно, и политическим.

– Через два года будет отмечаться 100-летие геноцида армян в Османской империи. Фильм о Комитасе – одной из жертв геноцида, снятый российским режиссером, был бы очень ко времени. Не пытались восстановить его?

– К сожалению, фильм был не только запрещен, но и уничтожен. Но я прекрасно помню сценарий, архитектуру фильма. Если будут предложения, я готов заново отснять фильм о Комитасе.

– Вам близка армянская тема. Вот и новый фильм, который Вы представляете, связан с армянами…

– Картина, которую я привез на фестиваль – «Война принцессы» – это фильм о межнациональной розни. Там действуют две подростковые банды – армяне и русские. Любовь армянского подростка и русской девушки. Это такие «Ромео и Джульетта», вариация на эту тему.

– А почему главным героем своей новой картины Вы выбрали армянина?

– Может, потому, что я, как мне кажется, лучше знаю армян. Потом, начав писать сценарий, в поисках реальных острых событий я изучил огромное количество уголовных дел из архива МВД. Как ни странно, там больше всего мелькали армянские фамилии.

– Межнациональные отношения сегодня — горячая тема...

– Тема крайне актуальная. В Москве, откуда я прилетел, стычки подобного рода происходят ежедневно. Я очень надеюсь, что фильм, выйдя в широкий прокат, хотя бы чуть-чуть поможет решению межнациональных конфликтов, внесет свой вклад в искоренение ксенофобии, поспособствует изменению атмосферы нетерпимости к другим народам.

Когда-то на экраны вышел фильм «Вестсайдская история», был сделан потрясающий мюзикл. Там речь шла о любви между пуэрториканцем и американкой. И когда фильм вышел на экраны, он действительно довольно серьезно изменил общий нравственный климат в Америке. И я очень надеюсь, что наша картина «Война

принцессы» тоже может повлиять на изменение в лучшую сторону нравственного климата в России.

– К сожалению, несмотря на вековые отношения, стратегическое партнерство между Россией и Арменией, в самом российском обществе очень мало знают об армянах. Даже кличка «хачик» носит презрительный характер, и некому объяснить горе-националистам, что это имя – от слова «крест» ...

– К сожалению, вы правы. Об Армении в России знают очень мало. Старшее поколение еще кое-что помнит, а молодое, увы, даже собственной истории порой не знает.

– Вас можно отнести к той немногочисленной прослойке российской интеллигенции, которая своим творчеством просвещает и укрепляет армяно-российскую дружбу.

– Я надеюсь. Хотя считаю свой вклад весьма скромным.

Эдуард Сахинов

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 10 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты