№ 14 (220) Август (1-15) 2013 года.

Китай – Армения. Новые отношения древних цивилизаций

Просмотров: 5535

После провозглашения независимости основное внимание Третьей Республики было направлено на США, Россию и Евросоюз. Отношения двух древних цивилизаций – Китая и Армении – отличались теплотой и взаимным интересом, однако экономические отношения с дальним соседом по планете не стали первоочередными, несмотря на обильное потребление китайских товаров. Нет даже четкой статистики по китайским инвестициям в Армению, и, приводя цифру в $4 миллиарда, приходится основываться на частных оценках.

Рубрику ведет группа компаний КМ-ЭЛИТ

Китайской экономической модели добавило популярности то, что страна настолько легко выбралась из мирового кризиса, что, кажется, в него и не попадала. Несмотря на экспортную зависимость, Китай практически не сбавил темпов роста. И это при том, что экономика Китая достаточно открыта, т.е. должна зависеть от состояния дел в мировой экономике, но, как это выяснилось, умеет при этом соблюдать собственную безопасность. Сегодня Китай обладает валютными запасами в $3,2 трлн (крупнейшие в мире) и ежегодно тратит десятки миллиардов долларов на иностранные активы. Согласно прогнозам МВФ, в 2016 году ВВП Китая по паритету покупательной способности обгонит ВВП США. А по прогнозам «Голдман Сакс», ВВП Китая в 2030 г. составит $25,610 млрд, в то время как ВВП США – $22,817 млрд по рыночному обменному курсу доллар/юань (сведения – из статьи Татула Манасеряна «Китай – Армения: возрождение традиций Великого шелкового пути»). Следующий этап – это победа по душевому ВВП, но тут пока нет прогнозов, Китаю для этого придется втрое увеличить свой ВВП.

Дружба с Китаем становится условием приличного поведения, и можно отметить работу 40 совместных армяно-китайских компаний. В том числе одной – в Китае. Это «Шанси-Наирит», запущенная в 2010 году в китайском Датуне, в которую уже инвестировано около $220 млн. 40% акций «Шанси-Наирит» принадлежат правительству Армении, годовой доход предприятия оценивается в $100 млн. Начальная прибыль будет направлена на обслуживание инвестиций, а в дальнейшем армянская сторона будет получать в бюджет свою часть прибыли. Продать бы на таких же условиях еще парочку загубленных технологий…

В свое время нам не хватило ума сохранить ключевое каучуковое производство, а вот Китай, не поверивший в эффективность «шоковой терапии», в основе которой лежит иллюзия, что можно вступить в счастливую экономику, в которой рынок сам все отрегулирует, а гражданам останется наслаждаться благополучием, избрал модель «градуализма». Это экономическая теория постепенного перехода экономической системы из одного состояния в другое. Плавно, без шоков и катаклизмов, в чем проявился культурный опыт древнего народа, имеющий поговорку «Не дай вам бог жить в эпоху перемен». Или еще хуже: «Лучше быть собакой в эпоху мира, чем человеком в период перемен».

Китай в Армении пока более всего заинтересован сырьевой базой, но тут особых достижений пока не зарегистрировано. А вложения в армянские железорудные месторождения являются на сегодня одним из самых крупных китайских проектов в Армении. Импорт железной руды в Китае растет огромными темпами – с 69 до 619 млн тонн за период с 2001 по 2010 год, и растет дальше. Причем китайцы и здесь, в отличие от других инвесторов, пытающихся вкладывать в золото и медь, проявили свойственную им дальновидность.

Заинтересованный в ресурсах Китай, естественно, должен с гораздо более теплыми чувствами относиться к Азербайджану, нежели к Армении. Но тут есть несколько соображений. Кроме того, что китайцы и армяне являются, можно сказать, «ветеранами» планеты, у Армении есть ряд стратегических преимуществ, интересных Китаю. В сфере коммуникаций это проект международного транспортного коридора Север – Юг с участием Китая, призванный обеспечить транспортную связь между странами Балтии и Индией через Иран. Морской участок пути по Каспийскому морю не всегда рентабелен, и потому Китай заинтересован в строительстве железной дороги между Ираном и Россией через Армению. И еще иные, геополитические преимущества. У Армении дружественные отношения с Ираном, тесные связи со странами СНГ, а также огромная диаспора с мощным экономическим и профессиональным потенциалом. Китайский же опыт бесценен сам по себе. Это и новые технологии менеджмента и экономической экспансии, умение поэтапно осваивать новые геополитические и геоэкономические ориентиры. И вообще, опыт страны, которой мир обязан порохом и бумагой, всегда интересен.

Сегодня Армению и Китай связывает, кроме прочего, и ряд межправительственных соглашений, в том числе и о военно-промышленном и техническом сотрудничестве (1997). Торговый оборот между двумя странами растет, приближаясь к отметке в $0,5 млрд. Правда, импорт в неприличное количество раз превышает экспорт, в 2011-м это было $10 млн против 330 млн. Из Китая импортируется практически все, из Армении – сырье, трубы, коньяк и вина. Еще Мовсес Хоренаци отмечал, что начиная со II века из Армении в Китай вывозили вина, ткани, пурпурную краску вордан кармир (араратская кошениль) и изделия из металла. Как видим, структура армянского экспорта с тех пор не сильно изменилась. И так же в глубокую древность уходит армянское слово «чинашхарик», означающее нечто великолепное, неподражаемое. Дословно слово означает «нечто из Китая» (Чинастан ашхариц) и используется исключительно для пиара. Возникло это слово, когда армянские купцы привозили разные товары из Китая, в котором были частыми гостями, и продавали их соседним государствам. В начале ХХ века в Харбине существовала даже процветающая армянская община.

Именно китайское направление сегодня становится актуальным для Армении. И наряду с иными армяно-китайскими формами сотрудничества в Ереване 10 июля состоялась конференция «Друзей Армении», посвященная именно китайским инвестициям. С армянской стороны организатором семинара выступил профессор Татул Манасерян, руководитель аналитического центра «Альтернатива». 

– Идея конференции возникла во время всемирного форума экономистов в прошлом году в Ажмане (ОАЭ).  Мои коллеги поддержали ее, и целый год мы готовили программу, доклады и выпустили отдельный сборник научных статей.  В конференции приняли участие как местные эксперты, так и ученые с мировым именем. Это проф. Лоуренс Атветей из Великобритании, проф. Мерилин Тайлор, проф. Джордж Пуйа, проф. Чи Арчибонг, проф. Клайд Столтенберг, проф. Шауа Йанг из США и другие.  Все гости входят в группу «Друзей Армении», цель которой – помочь Армении в выработке и реализации национальной модели экономического развития. Нас принял министр экономики Тигран Давтян, мы выступили с докладами в Дилижане...

– Несколько удивительно, что ученые из США и Великобритании выступили как бы пропагандистами китайских инвестиций. В то время как, исходя из внешнеполитических ориентиров своих стран, им бы следовало выступить с противоположных позиций.

– Я же сказал, что это друзья Армении, а не враги. Их опыт исследования китайских инвестиций в различные страны бесценен. Для нас же основные направления и интересы китайских компаний не меняются: энергетика, сельское хозяйство, торговля, горнорудная промышленность, информационные и иные высокие технологии.  Сегодня отношения предпринимателей с обеих сторон уже имеют некоторый опыт и можно выделить основные результаты сотрудничества. В сельском хозяйстве это разработка и внедрение оросительных систем, удобрений и семян, строительство тепличных комплексов для круглогодичного выращивания овощей и фруктов. Китайцы предоставляют фермерам оборудование для капельного орошения на основе современных технологий. Китайское оборудование участвует в строительстве инфраструктуры, в частности, железных дорог. Китайский опыт бесценен в агропродовольственном секторе, в восстановлении и развитии ирригационных систем с применением насосов на солнечных батареях, а также в строительстве крупного оптового рынка. Китайские товары, даже преодолев долгий путь, вполне конкурентны товарам из соседней Турции. Я не говорю об электронике, которой в Турции просто нет.

Китайские инвестиции особенно востребованы для возрождения отраслей виноградарства и овощеводства, создания замкнутых циклов «разбивка плантации – конечный продукт», что интересно как европейскому, так и китайскому рынку, для которого востребованы армянские коньяк и вино – в связи с повышением уровня жизни в Китае растет спрос на элитный алкоголь.

– Как я понял из выступлений на семинаре, Китай как-то тихой сапой, без громких лозунгов занимает все большее и большее место в экономике Армении…

– В последние годы товарооборот между Китаем и Арменией стабильно растет. По данным Национальной статистической службы Армении, с 2007 по 2011 год товарообмен увеличивается на 20% в год. В 2011 году этот показатель достиг $421 млн, а за первый квартал 2012 года товарооборот между двумя странами составил $125 млн. В связи с этим и армянская, и китайская сторона считают возможным доведение годового товарооборота до $500 млн. При этом данные о товарообороте не учитывают неорганизованной «челночной» торговли и поставок китайских товаров в Армению через третьи страны. Понятно, что торгово-экономические отношения с Китаем имеют для нас особое значение. 

– Теперь об опасностях чрезмерно тесного сближения. Не кажется ли Вам, что вложения в горнорудную отрасль опасны превращением Армении в сырьевой придаток держав?

– Опыт китайских компаний в разных странах мира, как указывали авторитетные эксперты на конференции «Друзей Армении», показывает, что реальных оснований для опасений нет.  Даже в привычной к колониализму Африке, где проводили исследования наши коллеги Чи Арчибонг и Лоуренс Атветей, опасения неоколониального закабаления быстро развеялись и китайские компании превратились в надежных партнеров. То есть они не преследовали получение прибыли любой ценой, а обязательно учитывали приоритеты развития страны инвестирования.

– Так что же это такое – китайские инвестиции и чем они отличаются от прочих?

– На мой взгляд, никакой разницы между китайскими и другими инвестициями нет, если, конечно, соблюдать правила экономической безопасности.  Но надо учитывать, что вместе с инвестициями в каждую страну приходит новая культура ведения бизнеса и открывается новая возможность учиться друг у друга. И в этом плане китайские инвестиции кажутся более безопасными. Они, по крайней мере, не отягощены политическими обязательствами.  

– Китай называют «мастерской мира», здесь расположено множество промышленных платформ известных брендов. Промышленный рывок Китая объясняют, кроме прочего, этническим трудолюбием народа, низким уровнем потребностей и мудростью Дэн Сяопина. Сегодня Китай уже занимается и разработками, т.е. тем, в чем его традиционно превосходили как соседи – Япония и Корея, так и Запад вообще. Чем может Армения заинтересовать Китай, кроме сырья?

– Кроме изложенных в моих статьях обстоятельств, еще и человеческим капиталом.  В зависимости от системы хозяйствования армяне могут по-разному проявлять свои качества.  Доказательство тому – не только опыт Армении в общей индустриализации в рамках бывшего государства, но и современный опыт наших соотечественников в разных странах мира.  Мне кажется, нам стоит подумать отдельно о сотрудничестве с Китаем в области науки.  А в сфере образования интерес друг к другу уже проявляется. Только за последние десять лет заметно возросло число абитуриентов в китайские вузы.  Намечается и рост интереса со стороны китайцев к обучению в Армении.  Инвестиции в человеческий капитал, на мой взгляд, самые перспективные.

– Китай уже считается геополитическим игроком на Южном Кавказе, но настолько ли он активен, чтобы претендовать на лидерство среди иностранных игроков в экономической жизни Армении?

– Китай не столько превратился в игрока на Южном Кавказе, сколько стал еще одним, четвертым центром силы в мировой экономике.  Это уже факт, и с ним должны считаться все независимо от места проживания.

– Мы – два древних народа, и это обстоятельство признается одним из преимуществ сотрудничества. Обе страны пережили коммунизм, мы от него отказались, Китай его реформирует. Мы боремся за рождаемость, Китай – против перенаселения. В Китае расстреливают коррупционеров, у нас не принято их наказывать. И мы, и они – торговые народы с большой диаспорой. В общем, разные мы. Так почему именно Китай?

– История наших отношений помогает в прогнозах.  Это древние народы, древние цивилизации, связанные Великим шелковым путем.  Это означает, что долгое время наши народы вместе с другими сумели выработать искусство совмещения собственных и чужих интересов, что в современном мире некоторые называют комплементаризмом.  Китай, несмотря на непримиримость коммунистического прошлого, сумел его обрести. И многим из нас не мешало бы поучиться мудрости у китайцев, вместо того чтобы следовать сомнительным рецептам разрушения промышленного потенциала. А уроки Китая сами помогут найти правильный ответ на многие вопросы.

Арен Вардапетян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 8 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты