№ 15 (221) Август (16-31) 2013 года.

Армения и Грузия перед новым этапом двусторонних взаимоотношений

Просмотров: 1977

В июле 2013 г. министр обороны Армении Сейран Оганян посетил Грузию, где встретился не только со своим коллегой Ираклием Аласания, но и с премьер-министром Бидзиной Иванишвили, другими официальными лицами. Прием прошел на достаточно хорошем уровне, а усилившаяся частота визитов и заметный благожелательный фон между Ереваном и Тбилиси за последние месяцы дает основания некоторым экспертам и журналистам утверждать о начале нового, достаточно интересного этапа во взаимоотношениях между Арменией и Грузией.

При внимательном рассмотрении можно утверждать, что действительно такого рода динамика заметна. Более того, армяно-грузинские отношения на нынешнем этапе имеют все основания стать ключевыми в регионе Южного Кавказа.

Важнейшим фактором, дающим основания говорить о новом этапе в двусторонних отношениях, следует считать появление новых внешних рамок для политической и экономической интеграции, заставившей политические элиты и общества Армении и Грузии почувствовать себя ближе. Этим фактором может стать развитие программы «Восточное партнерство» ЕС, в частности Ассоциированного соглашения и Соглашения о создании глубокой и всеобъемлющей зоны свободной торговли с ЕС (DCFTA). Парафирование этих документов планируется в ходе саммита стран «Восточного партнерства» в Вильнюсе 28-29 ноября 2013 г.

Наряду с данным фундаментальным фактором глобального уровня можно отметить также удачное совпадение некоторых других процессов, в том числе в региональном контексте, способствующих формированию нового уровня отношений между Арменией и Грузией. В первую очередь это динамика внутриполитической ситуации в Грузии после первой в ее истории смены власти путем выборов. Кроме очевидного положительного влияния в контексте демократического транзита самой Грузии, приход к власти нового правительства во главе с Бидзиной Иванишвили позитивно сказался и на региональных рамках армяно-грузинских отношений. В первую очередь это связано с возможными подвижками в российско-грузинских отношениях.

На фоне попыток правительства Иванишвили наладить взаимоотношения с Москвой – фактор, который на уровне грузинского общественного восприятия достаточно негативно влиял на армяно-грузинские отношения – военно-политическое сотрудничество между Арменией и Россией из ограничителя превратилось в положительный фактор. Наглядной демонстрацией этого стали, например, перманентные ссылки на Армению как основного бенефициария возобновления железнодорожного сообщения через Абхазию, раздающиеся как из Тбилиси, так и из Москвы (хотя очевидно, что это лишь удобный повод нового правительства Иванишвили нащупать пути по налаживанию «нормальных» взаимоотношений с Россией).

Можно даже утверждать, что попытками корректировки своей внешней политики Грузия пытается в некоторой степени «заимствовать» армянскую политику комплементаризма, или внешнеполитического баланса. Это вызвано разочарованностью части грузинской политической элиты итогами одновекторной политики Саакашвили, когда Грузия пыталась выступать на стороне одного политического полюса против другого. Так как этим «другим» полюсом была Россия, то опасность такой пусть и дерзкой, но несбалансированной внешней политики была продемонстрирована в августе 2008 г.

В ходе своего первого официального визита в Ереван в январе 2013 г. премьер-министр Грузии Иванишвили прямо заявил о преимуществах сбалансированной армянской внешней политики, отметив, что Армения может служить хорошим примером для грузинской внешней политики и грузины могут лишь с доброй завистью относиться к этому.

Естественно, это сразу же вызвало жесткую критику со стороны президента Саакашвили и его команды, созвавшего в январе 2013 г. сразу несколько пресс-конференций по этому поводу, что лишь свидетельствует о том, что попытки переосмысления внешнеполитического вектора Грузии, если они продолжатся новыми властями, будут требовать серьезной общественной поддержки.

Возможности для реальной реализации сбалансированной внешней политики у нового правительства Грузии возникнут лишь после президентских выборов 27 октября 2013 г. При этом речь идет именно о ведении сбалансированной внешней политики, но не более того. Никакого пророссийского разворота Грузии в обозримом будущем, естественно, не будет, что, к примеру, было зафиксировано единогласной декларацией парламента Грузии в марте 2013 г. об основных внешнеполитических приоритетах страны, нацеленной на членство в НАТО и ЕС, принятой по инициативе правящей «Грузинской мечты» Иванишвили.

При этом очень примечательно, что попытки российско-грузинского примирения и балансировки внешнеполитического поведения Грузии проходят на фоне прагматизации восприятия России внутри Армении. Этому особенно способствовали скандальные контракты по поставкам Россией крупных партий наступательных вооружений Азербайджану, перманентно угрожающему возобновлением боевых действий в зоне карабахского конфликта Армении – союзнику России и члену ОДКБ. В реальности Россия, как она это делает уже второе десятилетие, одновременно также сохраняет военно-технический баланс, поставляя компенсирующие вооружения Армении по льготным ценам, однако общественно-политическое восприятие в Армении не обращает на это внимание. Общественность Армении предпочитает концентрироваться на том, что лежит на поверхности – том возмутительном, с ее точки зрения, факте, что ее военно-политический союзник цинично вооружает ее основного военно-политического соперника.

Общее смягчение политической атмосферы и исчезновение атмосферы страха в масштабах всей Грузии после смены власти также положительно сказалось и на ситуации в Самцхе-Джавахети – одном из наиболее чувствительных вопросов как для официальных Еревана и Тбилиси, так и общественности двух стран. Если в период правления Саакашвили армянонаселенный Джавахк фактически находился под контролем полиции и спецслужб и лично курировался выходцем из данного региона, бывшим главой МВД и премьер-министром Грузии Вано Мерабишвили, то в настоящее время ситуация там несколько изменилась. Местные органы самоуправления и общественно-политические организации региона получили некоторую возможность вовлечься в публичные политические процессы без столь жесткого давления со стороны спецслужб и полиции. Это снизило опасения местного армянского населения этого региона относительно защиты и реализации их прав как этнического меньшинства. Хотя о полноценном решении проблем армян Джавахка еще очень рано говорить, однако даже некоторая динамика в этом направлении уже благоприятно сказалась на взаимоотношениях Еревана и Тбилиси.

Таким образом, благодаря совпадению многих позитивных факторов, перед Вильнюсским саммитом Армения и Грузия оказались в едином благоприятном политическом и региональном поле. Из шести стран «Восточного партнерства» Белоруссия и Азербайджан по политическим соображениям (а Азербайджан еще и по экономическим соображениям, т.к. не является членом ВТО, как это требуют условия DCFTA) не будут участвовать в парафировании Ассоциированного соглашения и DCFTA с ЕС, что лишь увеличивает региональный отрыв Армении и Грузии.

Для Армении важным фактором является также то, что планируемый процесс экономической и политической синхронизации с ЕС в обозримом будущем будет проходить через Грузию. Тот факт, что Евросоюз еще полтора года назад выделил Еревану порядка 60 млн евро в виде гранта на модернизацию трех контрольно-пропускных пунктов между Арменией и Грузией, говорит о многом.

То, что Армения с Грузией оказались в одной «весовой группе», отчасти обусловлено внутриполитическими развитиями внутри Грузии. Смена власти в Грузии после парламентских выборов в октябре 2012 г. поколебала тот имидж, который Грузия имела на Западе при Саакашвили. Попытки саботажа на европейской площадке со стороны «старой гвардии» Саакашвили и несравнимо слабые пропагандистские ресурсы правительства Иванишвили ослабляют возможности Грузии в одиночку продвигаться к Вильнюсскому саммиту. При этом в Грузии все еще продолжается период политического двоевластия в преддверии президентских выборов в октябре. Это сопровождается попытками новой власти расследовать некоторые преступления соратников Саакашвили, что на Западе зачастую характеризуется как политические преследования бывших властей.

На этом фоне в Армении на обозримое будущее как президентские, так и парламентские выборы уже завершились, получив в целом благожелательную оценку со стороны международного сообщества и европейских структур. Это отчасти выровняло Армению и Грузию в оценках Брюсселя. К примеру, в ходе своего визита в Армению и Грузию в июле

2013 г. комиссар ЕС по вопросам расширения Фюле в своих публичных заявлениях почти одинаково благосклонно оценивал как происходящие в Армении внутриполитические процессы и прогресс на пути к подписанию Ассоциированного соглашения, так и аналогичную динамику в Грузии.

Как результат, надо предполагать, что в настоящее время заметен процесс фактического разделения Южного Кавказа. Армения и Грузия идут в направлении ассоциированного членства с ЕС, а вот Азербайджан, тоже будучи, как и Армения и Грузия, участником проекта «Восточное партнерство», выбивается из процесса, так как не собирается подписывать ассоциированное партнерство и не претендует на доступ на европейский рынок. Тем самым армяно-грузинские отношения могут стать ключевыми на Южном Кавказе.

Впрочем, это зависит от совпадения многих других факторов, в частности, регионального контекста, позиций других внешних акторов, начиная от России и кончая Ираном, да и самой скорости процесса европейской синхронизации Армении и Грузии. Ведь это сложный процесс, рассчитанный не на месяцы, а на долгие годы…

Сергей Минасян, руководитель департамента политических исследований Института Кавказа

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 14 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Армяне к грузинам всегда относились с теплотой и любовью,но грузины проявляли к армянам высокомерность и дискриминировали,так как в Грузии всегда проживало большое количество армян.Сейчас настало время честных отношений.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты