№ 15 (221) Август (16-31) 2013 года.

«Мы, наши горы»

Просмотров: 2775

В Национальной галерее Армении открылась выставка работ замечательного скульптора Саркиса Багдасаряна, посвященная 90-летию со дня его рождения

Многим он запомнился обаятельной улыбкой, роскошной бородой и рокочущим голосом. На всем, что создал этот зрелый мастер скульптуры, лежит печать широких и весомых обобщений. Им созданы двадцать восемь монументальных скульптур, возведенных только на территории Республики Армения, не считая многих работ за рубежом, которые находятся в частных и государственных коллекциях, в том числе и Третьяковской галерее. Его скульптуры экспонировались в Венгрии, Германии, Италии, Канаде, Франции…

Уроженец Карабаха, он родился в селе Баназур, отсюда и твердость характера, и упорство в работе. Ему были доступны все материалы: мрамор, базальт, гранит, туф, бронза, бетон, алюминий. Однако более всего он любил камень, который мог заставить говорить. Это умение будущий скульптор унаследовал от своих предков, и в частности, от деда Ивана, которого считал своим самым главным учителем. Очень скоро он понял, что в скульптуре необходимо натурное впечатление, которое облекалось бы в скульптурную плоть. Саркис Иванович любил лепить «богатырей» – образы цельные и одухотворенные. Мастеру принадлежит целая галерея психологических портретов деятелей армянской культуры: Егише Чаренц, Паруйр Севак, Серо Ханзадян, Мгер Мкртчян, Сергей Параджанов и других.

На подступах к Степанакерту стоит девятиметровый монумент из розового туфа «Карабахцы. Мы, наши горы» или «Папик-татик» («Дедушка и бабушка»), как ласково прозвал народ этот памятник. Известно, что скульптор «лепил» памятник с родных деда и бабушки. Об этой своей работе Саркис Багдасарян говорил: «Люди эти похожи на дуб с толстым стволом, чьи корни в земле, а ветви (голова) касаются неба…»

Идея памятника возникла после того, как скульптура Саркиса Багдасаряна «Карабахцы» в 1964 году была представлена на международной выставке в Карраре, экспонировалась вместе с работами знаменитых современных мастеров и вызвала необычайный интерес. В процессе работы над ним автор сделал открытие: голова женщины олицетворяет Малый Арарат, мужчины – Большой. Он решил не ваять скульптуру, а строить ее… По словам мастера, композиция напоминает «будто выросшую из-под земли и слившуюся с ней человеческую сущность – могучую, стихийную. Эти люди здесь родились, здесь их тысячелетние истоки, они истинные хозяева этой земли и природы…»

Памятник ставили в то время, когда, по словам искусствоведа Игитяна, «малейшее проявление национальных чувств армян на собственной земле пресекалось и запрещалось азербайджанскими пришельцами»... В ноябре 1967 года из Баку в Степанакерт выехала специальная комиссия, чтобы разобраться с подозрительным архитектурным ансамблем: Что значит «Мы»? И кто это «Мы»? На чьи это горы намекают армяне? Как рассказывает один из учеников Багдасаряна Тариел Акопян, ситуацию спасли Зорий Балаян и писатели Леонид Гурунц и Баграт Улубабян…

Комиссия не могла разобраться, что к чему: «Саркис Иванович убеждал, что это пока постамент, а скульптуру очень скоро привезут из Армении». После, когда вокруг монумента срубили деревья, азербайджанцы поняли, что «пропустили» идеологический десант. Зорий Балаян признается: «Должно быть, сам скульптор из Баназура не подозревал, что после открытия памятника в Степанакерте станет он, пожалуй, одним из самых действенных и самых деятельных провозвестников Карабахского движения. Его «старики» первыми были мобилизованы в Движение и стали символом осязаемой связи времен».

Знаменитый Антуан Бурдель сказал однажды: «Мы, художники, рождены на свет глашатаями истины...». В дни защиты Арцаха карабахский монумент обрел новое, более глубокое и мощное звучание. Он, выйдя за пределы концепции, возвысился до символа борьбы и справедливости. Не случайно, что монумент «Карабахцы» украшают сегодня герб и боевые награды НКР…

Скульптор Тариел Акопян вспоминает, что все творчество его учителя свидетельствует о том, что Саркис Иванович был жизнелюб и патриот не на словах, а на деле – «поэтому и сохранилась о нем добрая память»: «Он всегда будет восприниматься мастером, живущим горестями и мечтами родного народа».

После памятника «Мы, наши горы» в Капане был установлен летящий на боевом коне легендарный «Давид Бек», не уступающий прежней работе по художественным достоинствам. Затем в городе Абовяне появляется композиция, посвященная 150-летию присоединения Восточной Армении к России. Памятник высотой в тринадцать метров – своеобразный символ дружбы народов, где в едином порыве представлены две фигуры – русского солдата и бойца-добровольца Хачатура Абовяна.

Одна из знаменитых работ мастера – памятник Аветику Исаакяну, установленный посреди зеленого пояса в центре города. Мартирос Сарьян писал: «Когда в Ереване открылся памятник Аветику Исаакяну, создалось впечатление, что великий поэт со свойственным ему вдумчивым выражением лица и естественною походкой продолжает шагать и дышать вместе с жителями

города».

Скульптор Ваган Широян подчеркивает «бережную и сильную» моделировку скульптур Саркиса Багдасаряна, «натурный, даже несколько жестковатый реализм»: «Это талант Варпета, умеющего совместить монументальность и иронию, условность и психологизм».

Ашот Багдасарян – сын Варпета, тоже скульптор – рассказывает, что отец в каждом камне видел беременную женщину, в которой притаилась жизнь: «Он был истинным скульптором, а не прикладником-керамистом. Он знал, что камень таит в себе силу и движение. И он дарил ему жизнь».

Перед зданием ереванского аэропорта «Эребуни» стоит величественный крест из бурого мрамора, на котором закреплен бронзовый орел с расправленными могучими крыльями. Памятник посвящен армянским летчикам, погибшим в Арцахе. Рассказывают, что Саркис Иванович до последнего дня не мог найти точное название этому памятнику. Однако во время его открытия, когда скульптура «ожила» на фоне пронзительно-синего неба, его осенило: « Мы, наше небо». Так, должно быть, скульптор развил философскую и стратегическую идею, заложенную в формуле «Мы, наши горы»… «Пусть над нашими неприступными горами будет всегда чистое небо», – сказал скульптор, воздев руки к небу.

Кари Амирханян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 26 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты