№ 15 (221) Август (16-31) 2013 года.

Родина армян – Армянское нагорье

Просмотров: 3543

Продолжение. Начало в №6, 8, 10, 11,2013

НАЧАЛО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ.

Сасаниды

В 224 – 226 гг. Ардашир Папакан, внук Сасана, незаметный до этого правитель провинции Парс, находившейся на юге Ирана, устранил царя Артабана V Аршакида и сам утвердился на престоле.

Приход к власти нового царя царей не был обычной узурпаци­ей трона. Начался новый период истории Ирана, и это незамед­лительно сказалось на отношениях с соседями. Над Кавказом и, в особенности, над Арменией нависла большая угроза. Родствен­ные связи армянских Аршакуни с парфянскими правителями той же династии предполагали, что при верховном владычестве Парфии Армения была не завоеванной страной, а входила в состав державы, притом с высоким политическим статусом. В семейной иерархии Аршакидов армянские цари занимали обычно второе место. Армения и Парфянское государство были весьма близки по своему устройству, по социальному делению, по культуре, по быту. Нередко зависимость Армении от парфянского царя царей приобретала лишь символический характер.

Новые правители страны, Сасаниды, были сильнее и энергич­нее своих парфянских предшественников, они настойчиво стре­мились расширить сферу своего влияния. Составляя планы заво­евания Римской империи, Ардашир I Папакан руководствовался присвоенным им правом на наследие Ахеменидов. Изображения Ардашира и его сына Шапура I появлялись рядом со скульптура­ми ахеменидских царей. Сасаниды мечтали о величии и могу­ществе Ахеменидов.

Армяне и парфяне верили в сходных по именам богов. Рели­гиозные отправления не были отмечены строгостью. Сасаниды же утвердили государственную церковь, служители которой бы­ли наделены особой властью. Инакомыслие преследовалось са­мым жестоким образом.

Овладев персидским троном, Ардашир Папакан предпринял во­енные действия по нескольким направлениям. Его войска подош­ли к Армении, но армяне, действуя вкупе с соседним Атрпатаканом (нынешний Иранский Азербайджан), заставили царя отсту­пить. В армянской литературной традиции сам царь «Хосров» (в действительности Трдат II) бросил вызов Ардаширу. Защищая об­щие с парфянскими Аршакидами семейные интересы, армянский царь десять лет успешно сражался против узурпатора.

Главным противником Ирана была, естественно, Римская им­перия, которая в очередной раз использовала Армению в ка­честве плацдарма. Война продолжалась до 233 г. и заверши­лась без ощутимых для держав результатов. С приходом к власти Шапура I наступил перелом. Две войны с императорами Гордианом III и Филиппом Арабом принесли победы персидскому царю, его войска дошли до Антиохии-на-Оронте. Третья война (259 – 260) принесла Сасанидам новые победы, император Ва­лериан попал в плен. Эти события непосредственным образом затронули и Предкавказье. В высеченной на скале победной реляции Шапура I Армения точно так же, как и соседи – Иверия (Восточная Грузия) и Кавказская Албания (располагалась к се­веру от р. Куры) – числятся среди покоренных стран. Армянский трон последовательно занимали иранские царевичи, будущие правители Сасанидской державы Ормазд-Ардашир и Нарсес с титулом «Великий царь Армении». Армянский царь Хосров II, правивший до 287 г. и павший вследствие заговора, доволь­ствовался небольшой частью своей страны. Сын Хосрова спас­ся, найдя прибежище на имперской территории, и через два года вернулся на родину, чтобы занять армянский трон под именем Трдата III Великого. Его возврат в Армению был обус­ловлен резким изменением в соотношении сил Ирана и Римской империи.

В 296 г. царь царей Нарсес начал военные действия против Рима, стремясь вернуть Месопотамию, утраченную Ираном в 288 г. Персы вступили на месопотамскую территорию. Но уже на следующий год цезарю Галерию удалось разбить противни­ка, весь лагерь, гарем и сокровища шахиншаха остались в ру­ках победителя. Эта битва произошла на территории Армении. В 299 г. персы вынуждены были подписать в городе Нисибине договор на сорок лет, согласно которому Месопотамия и ряд южных армянских областей «за Тигром» отходили к Римской империи. Именно тогда на армянском престоле утвердился Трдат III, власть которого распространялась также и на соседний Атрпатакан.

Нисибинский договор обеспечил в стране преобладание им­перского влияния на несколько десятилетий вперед, которое было закреплено также в связи с утверждением христианства в обеих странах в качестве государственной религии.

Становление христианской Армении

Зародившись в Палестине, в иудейской среде, христианское учение перекинулось в общины еврейской диаспоры, од­новременно приобрело космополитический характер и вскоре вышло за географические пределы Римской империи. Первона­чальное христианство проникало во все слои населения, без раз­личия пола и возраста, однако встречало сильное противодействие властей, периодически устраивавших на христиан жестокие го­нения. Тем не менее, новое учение преодолевало политические и этнические границы, следовательно, воздействовало на души, прежде всего, системой новых нравственных ценностей.

Как и многие другие церкви, Армянская Церковь связывает свое основание с деятельностью апостолов, в данном случае апос­толов Фаддея и Варфоломея. Литературное предание повеству­ет о том, как правивший в городе Эдессе царь Абгар заболел и направил Спасителю грамоту с просьбой прибыть и исцелить его. Абгар выступает в легенде в ка­честве армянского царя. Иисус выслал к нему апостола Фаддея, тот вылечил царя и крестил его, а затем и всех армян. Апостол Фад­дей встретил в Армении апостола Варфоломея, который ранее про­поведовал христианское учение в Иране и Индии. Противники хрис­тианства в Армении предали обо­их проповедников мученической смерти. Эта легенда, как и ее ис­точник, сирийское сказание об Абгаре (в данном случае сирийском царе), не может претендовать на историчность. Известный пропо­ведник христианства Тертуллиан полагал, что на рубеже II – III вв. армяне, в числе многих других на­родов, верили в Христа. А в сере­дине III в. в Армении (возможно, в Малой Армении, находившейся в границах империи) была, по край­ней мере, одна епархия, во главе с епископом Меружаном.

Поначалу христианскую пропо­ведь в Армении осуществляли вы­ходцы с сирийского юга и гречес­кого запада. Опорным пунктом для первых была Эдесса, для вторых – Кесария, знаменитые своими богословскими школами. Основ­ную терминологию, связанную с христианским вероисповедани­ем, армяне заимствовали из сирийского языка – каханай, екелеци, хетанос, что означает «священник», «церковь», «язычник».

Утверждение армянского христианства связано с деятельностью Григория, названного впоследствии Просветителем (Лусаворич). Выходец из местной высшей знати, он в юности оказался в Каппадокии, вернулся в Армению и приступил к проповеди. Бывший еще язычником, царь Трдат подверг его жестоким преследова­ниями, надолго заточил в яму, но Григорий выстоял. Однако Трдат в наказание, согласно легенде, обратился в вепря и был возвращен в человеческий облик опять-таки Григорием. Так или иначе, но обстоятельства изменились, и Григорий крестил царскую семью и при деятельной помощи царя развернул свою деятель­ность по всей стране. В Кесарии (главном городе соседней Каппадокии) он принял сан епископа. Христианство в Армении приобре­ло статус государственной религии, а прежним верованиям был нанесен сокрушительный удар. Было уничтожено восемь святилищ языческих богов.

Датировка этих событий чрез­вычайно трудна, так как в сохра­нившихся источниках действитель­ность тесно переплетена с леген­дой. Широко распространена точ­ка зрения, согласно которой об­ращение Армении имело место в 301 г. Эта дата признана и Ар­мянской Апостольской Церковью. Республика Армения в 2001 г. торжественно отметила 1700-летие крещения армян. Выс­казана и другая точка зрения, сог­ласно которой это событие имело место в 314 г., поскольку тесно свя­занная с Римом Армения не мог­ла бы принять христианство на го­сударственном уровне в период, когда в империи оно подвергалось жестоким гонениям, и лишь в 313 г. знаменитым Миланским эдиктом была провозглашена всеобщая ве­ротерпимость. Так или иначе, Армения явилась первой страной, где христианство стало государственной религией.

В ближайшие десятилетия крещение приняли также соседи, Иверия и Кавказская Албания. Официальное признание христианства сопровожда­лось атакой на прежние верования. В странах, принявших новую веру, языческие святилища были уничтожены, а жрецы подверглись жестоким карам. Антагонизм между Сасанидской державой и этими странами резко обострился.

Разумеется, даже официальное признание христианства не оз­начало, что армяне поголовно отошли от старых верований. Ар­мянские авторы еще долгое время будут сетовать на пережитки язычества, на устойчивость старых обрядов, на то, что «в вар­варском невежестве» многие растрачивают свое время «на заня­тия предосудительными искусствами, древними языческими обы­чаями», что они любят «свои мифические песни, свои сказания, на них воспитывались, им верили и постоянно предаются им». Но некоторые действия, например священное заклание домашних животных (при этом монахи или церковнослужители могли рассчитывать на определенную часть жертвенного мяса), будут приз­наны церковью и даже использованы в собственных интересах. Переход от язычества к христианству обусловил в целом ко­ренную ломку в сознании армян, породил новую ментальность, новую культуру, которая отныне будет непрерывно развиваться и окажет значительное воздействие на современную культуру армян.

Феодальная монархия

Нисибинский договор 299 г. предопределил внешнеполитическое положение Армении на несколько десятилетий впе­ред. Иран на время смирился с ее потерей, а Римская империя (с IV в. ее можно именовать уже Византийской) могла рассчиты­вать на лояльность армян. Именно в этот период обрела закон­ченную форму армянская государственность, при том, что исто­ки ее восходят к урартскому и послеурартскому периоду, а вершиной могущества и международного признания является эпоха Арташесидов – Арташеса I и Тиграна II. После крайне неуравновешенного в политическом смысле III в. Армения смог­ла, наконец, обратиться к решению внутренних проблем, отно­сительная же стабильность позволяла ей долгое время справ­ляться с внешней угрозой.

Прибыв в Армению в сопровождении римских вооруженных сил и утвердившись на троне, Трдат III (299–330) остался верен имперским интересам, которые в этот период в известной мере совпадали с интересами его страны. Важнейшим событием времени правления Трдата было утверждение христианства. Его сыну Хосрову Котаку (330–338) пришлось отражать набег кавказских народов, которые под водительством царя Санесана вторглись в Армению и оставались здесь в течение года. В решающей битве Санесан погиб, а его войско повернуло обратно. В действиях про­тив Санесана рядом с армянскими боевыми силами участвовали и византийские. Этот эпизод сам по себе не нарушил стабильность государства. Царь справлялся и с теми внутренними силами, кото­рые выступили против его верховных прав. На берегах реки Азат (приток Аракса), близ древней столицы Арташат царь основал новую резиденцию Двин. При Хосрове Котаке были высажены деревья вдоль дороги, которая вела из Гарни к Двину, искусствен­ные лесонасаждения появились между Арташатом и рекой Аракс. В течение ближайших столетий именно Двин был главным адми­нистративным центром той части Армении, которая попала под верховное владычество Ирана и, далее, Арабского халифата.

Нисибинский договор ознаменовал крупное поражение Ирана в его политике по отношению к Армении, тем не менее, Сасаниды в период длительного правления Шапура II (309–379) не вы­пускали страну из поля зрения и всячески старались вернуть ут­раченные позиции. Все последующие десятилетия царская власть в Армении вынуждена была считаться с этим противостоянием и лавировать между двумя грозными силами, тогда как ее собствен­ные интересы (и шире – интересы страны в целом) предполага­ли, конечно, независимость. При преемнике Хосрова Котака – Ти­ране (338 – 350), который утвердился на троне с помощью Визан­тии, наметился первый конфликт между царем и главой церкви, который был побит камнями. Самого Тирана заманили в ловушку и ослепили. Трон занял сын Тирана Аршак II (350 – 368). В пери­од его правления Византия начала утрачивать свои позиции, тем не менее, не настолько, чтобы Аршакуни могли пренебречь этим фактором. Армения продолжала оставаться привязанной к Ви­зантийской империи, и в сложившихся условиях это обеспечива­ло стране некоторую безопасность.

При Аршаке II был созван первый армянский церковный собор в городе Аштишате (356 г.), где был утвержден ряд канонов духовного и светского содержания. Был основан новый город Аршакаван, однако он просущест­вовал недолго. В 359 г. в очередной раз начались военные действия между Ираном и Византией. Военные действия коснулись также южной части Армении. Весной следующего года в Кесарию Каппадокийскую прибыл император Констанций II. Он пригласил к себе царя Аршака II и убеждал его оставаться «другом и верным со­юзником римлян». Констанций не жалел средств и щедро одари­вал Аршака и царя Иверии Мириана, чтобы укрепить их предан­ность империи. Союз с Арменией был скреплен браком между армянским царем и Олимпиадой, бывшей невестой брата Констан­ция, Константа.

В 361 г. к власти пришел император Юлиан. Современный событиям римский историк Аммиан Марцеллин, который под­робно описывает эпоху, замечает: многие народы предлагали Юлиану помощь в войне с персами, но только Аршак получил предписание собрать войско и действовать в соответствии с пос­ледующими повелениями. По приказу императора армяне участво­вали в захвате крепости Хилиоком. Но персидская кампания Юли­ана кончилась поражением, сам император пал на поле боя, а его преемник Иовиан (363 – 364) поспешил принять предложение противника. Среди многих уступок византийская сторона вынуж­дена была вернуть Сасанидам часть армянских территорий, ко­торые отошли к ней по Нисибинскому договору 299 г. К новому же договору было сделано «гибельное и постыдное добавле­ние», а именно: «После данного соглашения не оказывать помо­щи против персов нашему всегдашнему верному другу Аршаку, если он будет о том просить». Именно так комментирует это событие Аммиан Марцеллин.

Таким образом, армянский царь (который официально про­должал считаться «другом и союзником римлян») в дальнейших своих действиях мог рассчитывать лишь на собственные силы. Но и этими силами он распоряжался не в полной мере. Конфликт между центральной властью и удельными князьями является ха­рактерной чертой феодального общества, и Армения в этом смыс­ле не была исключением. Но центробежные устремления местной знати толкали ее на союз с внешними силами, на частую смену политической ориентации и провоцировали углубление противос­тояния между Арменией и Сасанидами. Договор с Ираном, столь невыгодный для империи, соответственно и для Армении, ожи­вил эти тенденции. Множество бед принес Армении глава одного из наиболее значительных нахарарских родов Меружан Арцруни. Отрекшись от христианства и приняв зороастрийскую веру, он перешел на службу к персидскому царю и во главе персидской армии вторгался в армянские пределы. Впоследствии к Меружану присоединился и другой нахарар, Ваган Мамиконян. Эти на­беги распространились на юго-западные и западные территории Великой Армении, неся гибель и разорение. Грабительские по своему характеру нападения осуществлялись с явной целью выз­вать дестабилизацию. Непоправимый удар был нанесен городам и городской организации. Из-под власти армянского царя вышли многие пограничные области. Политика Ирана по отношению к Армении становилась все более агрессивной. В неравной борьбе Аршак II потерпел поражение и, будучи вынужденным откликнуться на зов Шапура II, отправился к нему. Он был схвачен персами и кончил жизнь в темнице.

Преобладание Ирана в Армении становилось все очевиднее, но и Византия не уступала своих позиций. Около 369 г. импера­тор Валент утвердил на армянском престоле сына Аршака II – юного Папа, но поначалу не решился наделить его царским титу­лом. Только через год, когда в Армению вошли имперские силы, Пап обрел все знаки власти. Он управлял страной лишь до 374 г. За короткий период своего управления Пап предпринял удачные попытки возвращения отпавших окраинных областей государства. Он также стремился ограничить политические амбиции и эконо­мические аппетиты церкви. Обеспокоенный чрезмерным усилением византийского влияния, он попытался в качестве противовеса наладить отношения с Шапуром II. Император, зорко следивший за действиями Папа, вызвал его в Таре, где его задержали. Пап бежал в Армению, но здесь пал жертвой заговора, инспириро­ванного римскими военачальниками.

При всем неравенстве сил Армения еще могла организовать сопротивление. При Аршаке II армянские войска действовали под командованием верховного военачальника Васака Мамиконяна, при Папе его место занял сын Васака Мушег. При нем ряд областей, отпавших при Аршаке II, были возвращены под власть армянского царя. Пап был последним царем, способным обеспе­чить стране известную независимость. Аммиан Марцеллин ха­рактеризует Папа как мудрого и храброго правителя, павшего жертвой заговора. Его преемники были бессильны противодейство­вать империи и Сасанидам. После смерти Папа армянский трон волею империи занял Вараздат, выходец из того же рода Аршакуни, который до восшествия на трон добился большого успеха на одних из последних Олимпийских игр, состоявшихся в 344 г. Через несколько лет Вараздат был изгнан из страны. После него в Армении правили сыновья Папа – Аршак и Вагаршак, при том, что реальная власть принадлежала главнокомандующему воору­женными силами Манвелу из того же рода Мамиконян. Манвел смог, наконец, одолеть отступника Меружана Арцруни, в тече­ние ряда лет воглавлявшего набеги на Армению. Но вскоре пос­ле смерти Манвела страна была разделена между державами.

Вопрос о разделе, призванном положить конец соперничеству Ирана и Византии по поводу Армении, ставился еще в ходе переговоров между державами в 375 – 377 гг. В 387 г. Иран и империя пришли по этому поводу к окончательному соглаше­нию. Линия раздела прошла мимо Карина (ныне Эрзерум) на севере и Нисибина на юге, причем первый из этих пунктов ока­зался на территории, подвластной империи, а второй – Ирану. На долю последнего пришлось более трех четвертей территории Армении.

Раздел страны не повлек за собой немедленного упразднения царской власти. В 80-х гг. IV в. в Армении одновременно пра­вили два царя, Аршак III и Хосров IV, оба Аршакуни, первый в византийской части, второй – в персидской. Соответственно Ар­шак находился под покровительством империи, а Хосров был поставлен Сасанидами. Но Аршаку III довелось царствовать все­го несколько лет, и у него уже не было преемников. В персидской же части продолжали править местные цари. В 399 – 414 гг. ар­мянский трон занимал Врамшапух Аршакуни, его правление про­текало в относительно спокойных условиях. Именно при нем был создан армянский алфавит и начала распространяться письмен­ность. После смерти Врамшапуха в Армению всего на 8 месяцев вернулся царь Хосров, а его преемником стал сын персидского царя Ездигерда I, Шапур, – Сасаниды словно обратились к былой практике. Шапур занимал трон около четы­рех лет, но со смертью отца (420) вернулся в Иран и тут же был убит. Последним армянским царем оказался сын Врамшапуха, Арташес (422–428). К этому времени местная знать обрела зна­чительную силу и, защищая собственные интересы, выступила против царя. Заступничество Католикоса не помогло. Арташес при содействии персидского царя был изгнан и более не вернул­ся в Армению, преемников же у него не было. Сасаниды перес­мотрели свою концепцию управления этой страной и упразднили здесь институт власти местных царей.

Гагик Саркисян, Константин Худавердян, Карен Юзбашян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 17 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты