№ 16 (222) Сентябрь (1-15) 2013 года.

Читая список «нон грата» между строк

Просмотров: 1596

Одним из серьезных информационных поводов последних недель стало опубликование Азербайджаном списка людей, которые за их визиты в Нагорный Карабах отныне будут считаться персонами нон грата в Азербайджане. В список попали более 300 нежелательных лиц, в основном граждане России, но есть также украинцы, французы, англичане, швейцарцы и другие.

Значительная часть списка приходится на людей известных, занимающихся политической, благотворительной, экспертной деятельностью, либо очень известных в сфере искусства. Так, в «черном списке» находятся экс-посол РФ в Армении Владимир Ступишин, 14 депутатов Госдумы России, депутаты Европарламента, парламентов Франции, Великобритании, Швейцарии и Уругвая, бывший вице-спикер британской палаты лордов баронесса Кэролайн Кокс, бывший заместитель спецпредставителя ЕС по Южному Кавказу Питер Семнеби, директор Института стран СНГ Константин Затулин, испанская оперная дива Монтсеррат Кабалье, итальянский певец Аль Бано, целый ряд известных экспертов-кавказоведов, таких как Сергей Маркедонов, Александр Крылов, Владимир Захаров и т.д.

Насколько наличие подобного списка и, что немаловажно, его публичное обнародование способно привести Баку к целям, которые он преследует? Будет ли он продуктивен или, наоборот, сыграет отрицательную роль?

Пальма первенства в создании аналогичных списков принадлежит не Азербайджану. Наверное, большинство стран мира имеют что-то типа списка нежелательных посетителей, условно говоря – списка лиц, которым откажут в выдаче визы в посольстве либо при пересечении границы страны, даже при условии безвизового режима. Как правило, это люди, у которых было не все в порядке с законом на территории своей страны или государства, куда они желают въехать, другие могут подозреваться в стремлении к нелегальной миграции и т.д.

Отдельной темой проходит политическая мотивация создания такого списка, происходящая из крайне напряженных отношений между государствами, из неприятия деятельности, ведущейся какой-то группой лиц, негативной реакции на пересечение этими гражданами границ территорий с неурегулированным статусом и т.д. За примерами подобного не надо ходить далеко: США недавно опубликовали т.н. «список Магнитского», лишивший права въезда в эту страну определенных российских чиновников, заподозренных Вашингтоном в коррупционной деятельности; некоторые арабские государства, не признающие Израиль, заносят в такие списки лиц, посетивших эту страну, и, что неудивительно, сам Израиль делает то же самое. Соседка Армении – Грузия – пошла еще дальше и приняла закон, по которому лица, посетившие Абхазию и Южную Осетию, попав на территорию Грузии, приговариваются к тюремному заключению на срок несколько лет или к штрафу в несколько десятков тысяч долларов.

Считается, что политическая мотивация наличия таких списков может сработать в трех случаях: когда лица, в них указанные, могут вести на территории страны некую подрывную политическую деятельность, когда необходимость доступа на территорию страны иностранным гражданам настолько высока, что может представлять для них определенную самоцель. Например, бизнесмен, ведущий дела в какой-либо стране, имеющий там активы, жилье и т.д., будет крайне заинтересован в том, чтобы не попасть в подобный список, и соответственно постарается учитывать это в своей деятельности, и когда само наличие такого списка и его публичное предъявление может послужить сдерживающим фактором для людей, в него не попавших, либо поднимет авторитет власти у ее собственных граждан, показывая, что их правительство активно отстаивает позиции страны на политической арене.

Исходя из этой мотивации, становится очевидным, что почти по всем позициям наличие такого списка у Азербайджана и его обнародование не сработает либо окажется для Баку даже контрпродуктивным.

Ну, действительно, сложно заподозрить таких людей, как баронесса Кокс, дипломат Питер Семнеби или Монтсеррат Кабалье, в том, что, попав на территорию Азербайджана, они начнут подрывать там гражданские устои. В той же мере это относится ко всем остальным членам списка – они явно не террористы, не провокаторы и не агенты спецслужб, заинтересованные в подрыве ситуации в Азербайджане.

Далее, Азербайджан – это не США и не развитая страна ЕС, в которые, исходя из собственных практических или профессиональных предпочтений, стремится попасть немалая часть истеблишмента других государств. Большинство людей из опубликованного списка там ни разу не были и попасть туда даже не хотят. В этом отношении внесение их фамилий в указанный список не только не доставило им никаких проблем, но, исходя из реакции некоторых из них в СМИ, даже вызвало у них удивление и усмешку.

Более того, для людей такого толка упоминание их в настолько представительном списке, среди таких широко известных и уважаемых деятелей является в некотором роде признанием собственной значимости, и тем самым поднимает их статус. Кстати, немало участников списка отреагировали именно таким образом. Так, известный российский блоггер Артемий Лебедев поблагодарил правительство Азербайджана за внесение его в список, известный путешественник, гражданин Израиля Александр Лапшин написал, что ему «приятно оказаться между президентом Австрии, журналистом «Эха Москвы» Евгением Бунтманом» и другими «яркими и уважаемыми людьми», а датский эксперт Герт Лаурсен на странице в Facebook прокомментировал свое включение в этот список, подчеркнув, что он оказался в прекрасной компании парламентариев и людей искусства: «Мой новый статус будет отмечен сегодня вечером армянским коньяком». Лично я знаю несколько человек, которые буквально сожалеют, что не попали в этот список.

Таким образом, из этих соображений опубликованный «черный список» Баку однозначно контрпродуктивен и не только не вызывает сожаления у находящихся в нем людей, но возбуждает зависть у окружающих.

Очень важным является то, что подавляющая часть фигурантов списка – это люди, так или иначе формирующие общественное мнение. Это либо всемирно известные деятели искусства, которые просто самим фактом своего существования или отношения к себе задают определенный тон в общественных настроениях, либо политики и эксперты, и тогда тема создания общественного мнения является их прямой обязанностью.

Включение в такие списки известных людей всегда сказывается негативно на имидже страны и отвращает от нее большое количество их сторонников. У людей сразу начинают возникать вопросы по поводу того, что произойдет, если, допустим, спорную территорию посетят какие-то иные всемирно известные лица. Допустим, если в Карабах вдруг приедет Барак Обама, у Баку хватит духу запретить его последующий въезд в Азербайджан? Если да, то кто от этого пострадает в большей степени – Обама или сам Азербайджан? А если нет, то как будет выглядеть Баку из-за явной предвзятости и слабости политической воли?

Практика показывает, что у профессиональных политиков и экспертов отношение к стране, запретившей им въезд, ухудшается и, скорее всего, теперь они будут относиться к Азербайджану с большей требовательностью и пристрастием. Политики оправдают это нарушением прав и ограничением возможностей мирного урегулирования процесса. Эксперты и журналисты будут говорить о лишении мирового сообщества возможности получать всестороннюю информацию непосредственно с места конфликта. Ну и конечно же они вспомнят, что, в отличие от грузино-абхазского, грузино-осетинского и целого ряда иных конфликтов, запрещение Азербайджаном посещения Нагорного Карабаха с территории Армении означает запрещение его посещения вообще, т.к. переходов на карабахскую сторону из Азербайджана не существует вовсе, а это, извините, нехорошо пахнет с точки зрения соблюдения гуманитарных прав и свидетельствует о том, что Азербайджан выдвигает заведомо невыполнимые условия.

Более того, наличие подобного списка зачастую загоняет страну в тупик, ухудшая ее позиции и ограничивая ее возможности решения своих вопросов. Это уже давно поняли страны, перегнувшие палку со своими ограничениями. Так, после бесславного проигрыша Михаила Саакашвили Грузия снизила официальные требования на посещение Абхазии и Южной Осетии, а в действительности стала смотреть на побывавших там без ее разрешения сквозь пальцы и не преследует их, если они оказываются на ее территории. Кстати, подобная непоследовательность, двуличность и несоблюдение собственных законов тоже не улучшают имидж страны и свидетельствуют о слабости ее позиции.

Это все так, однако есть одна сфера, в которой посредством «черного списка» официальный Баку действительно может получить для себя пользу. Это – воздействие на собственных граждан. Подобный список был создан там далеко не вчера – «невъездные» в эту страну, такие как Яна Амелина, существуют уже много лет, а французских депутатов, посетивших Карабах, внесли в него еще в 2010 году. Почему же этот список был опубликован только сейчас?

Элементарный анализ происходящего говорит о том, что основная причина этого – внутренняя политика. Существуют как минимум две причины, по которым это было сделано именно сейчас.

Первая – это определенная усталость, которая наблюдается в азербайджанском обществе в решении проблемы Нагорного Карабаха по сценарию Баку. Люди видят, что это ни к чему не приводит, а следовательно, их интерес нужно постоянно подогревать какими-то новыми событиями, происходящими вокруг этой темы, и тем самым давать им новую надежду. Стандартный политтехнологический трюк, мало влияющий на реальное положение дел.

Вторая – это грядущие в Азербайджане президентские выборы, на которых Ильхам Алиев должен будет отчитаться перед народом о том, к чему привели его постоянные уверения в возвращении Нагорного Карабаха в состав Азербайджана. Успехов в этом направлении у него не существует, а значит, необходимо создавать в народе некую иллюзию бурной деятельности и показывать, что он сам и возглавляемое им правительство ведут активную деятельность и, что немаловажно, вес их настолько велик, что они могут указывать даже всемирно известным и признанным людям.

На недостаточно образованную и предвзято настроенную аудиторию такой шаг, несомненно, сможет оказать влияние, а значит, цели своей Ильхам Алиев добьется и свои шансы на переизбрание в качестве президента повысит. Правда, цель эта далека от заявленной, и если в качестве официальной причины списка нежелательных лиц Баку выставляет борьбу за решение карабахского вопроса, то в действительности на решение конфликта этот список не только не влияет, но для Баку даже контрпродуктивен, в то время как истинным его назначением является лишь увеличение внутренней поддержки лидера президентской гонки на будущих выборах.

Понимание этого очень важно. В политике всегда нужно уметь видеть скрытую информацию, так как именно она, как правило, является самой верной и той, которую от тебя почему-то пытаются скрыть. Давайте будем читать азербайджанский список «нон грата» между строк.

Андрей Епифанцев, политолог

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 19 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты