№ 16 (222) Сентябрь (1-15) 2013 года.

Адельхановы – отец и сын

Просмотров: 3580

В начале второй половины XIX века центром экономической жизни Закавказья становится Тифлис, армянское население которого по численности превышало грузинское. К 1858 году город насчитывал 71 промышленное предприятие, а лет через двадцать число их возросло до 214. И большей частью этих предприятий владели армяне. Особое место в экономике Тифлиса занимало «Акционерное общество кожевенного и войлочного производства на Кавказе Г.Г. Адельханова» – крупнейший поставщик изделий из кожи и войлока для Кавказского военного округа.

Что и говорить, богатством Адельханов не мог тягаться с Манташевым, Арамянцем, Мелик-Казарянцем, Тамамшевым, но дело свое поставил так, что был в одном ряду с нефтепромышленными и торговыми обществами «А.Н. Милов и А.Н. Таиров», «Братья Мирзоевы и К», «И.Е. Питоев и К», «Кавказское товарищество торговли аптекарскими товарами К.М.Алиханова».

Упрочению положения Тифлиса на Кавказе во многом способствовали предприятия Карапетова и Яралова, плавивших на своих заводах чугун, три цементных производства – Аракелова, Багдасарова и Мнацаканова, два кирпичных – Мартиросова и Хангельдянца. Бесперебойно работали маслобойня Басенцовых, полтора десятка клее-мыловаренных и бумагопрядильных цехов, кожевенные производства Вартазарьянца, Заргарьянца, Сумбатова, Басенцовых, завод минеральных и углекислых фруктовых вод Мамулова, фабрика по выделке струн из кишок, мебельные предприятия Костандова и Мириманова. Качественную фанеру выпускали Еганов и Егиазаров, выработкой бумаги занимались Микиртумов и Читахов, фирменную обувь шили в своих мастерских Парсаданов и Тер-Закаров, конфетами и сладостями обеспечивали весь край Атовмьян, Гозалов, Придонов и братья Дадамянцы. Четыре табачных производства – братьев Бозарджянцов, Сафарова, братьев Сейлановых, Энфианджианцов, семь лесопилок Мириманова и макаронная фабрика Петросовых снабжали своей продукцией растущие потребности жителей города, да и всего Кавказа. На крупных предприятиях число рабочих переваливало временами  за тысячу.

* * *

До того, как Адельханов подмял под себя все кожевенное и войлочное производство на Кавказе,   в Тифлисе уже работали артели по выделке кож. Пионерами в   этой области были О. Кеворков, С. Киризбашев, И. Теймуразов, братья Тарухчевы, а также товарищество «Айдинов и Узумян». Рядом с ними таким же кустарным производством занимались и русские сектанты-молокане – Агафья Миняева, О. Пономарев и Я. Минев, каждый на своем заводике. Под началом этих хозяев было по несколько работников и, как правило, по 1-2 ученика. Все эти мелкие производства работали с перебоями, находясь в прямой зависимости  от закупок сырья.

И хотя мастеров по выделке кож было предостаточно, местные шорники и обувщики предпочитали закупать сырье в России – куда более качественное и добротное. Ситуация в корне  изменилась, когда в 1875 году в Тифлисе был запущен завод по выделке кож. Если верить экспертам, предприятие, «оборудованное по последнему слову техники, смело можно было назвать вполне европейским заводом». И это промышленное чудо принадлежало Адельханову.

* * *

Григорий Григорьевич Адельханов родился в Москве в 1848 году. По окончании коммерческого училища в Санкт-Петербурге уехал в немецкий Лейпциг – продолжать свое всестороннее образование.

Вернувшись из-за границы, по настоянию великого князя Михаила Николаевича Романова Адельханов был направлен на Кавказ для участия в создании казначейства. Проработав положенный срок, выдвинулся в контролеры Тифлисского отделения Государственного императорского банка, став затем его управляющим.

Деятельный и эрудированный, он не мог не заметить, сколь быстрыми темпами  развивается на Кавказе промышленность. Он едва ли не одним из первых понял,  что ее развитию может способствовать частное кредитование с определенными функциями.

В 1872 году, добившись высочайшего учреждения устава, Адельханов, 24 лет от роду, единодушно избирается управляющим Тифлисским обществом взаимного кредита и отдает любимому делу 23 года. За это время возглавляемое им кредитное общество выросло в одно из солиднейших финансовых предприятий Российской империи. Убедившись в результативности его работы, акционеры назначают Адельханова председателем совета

общества.

* * *

Обзаведясь солидным капиталом, Адельханов в упомянутом 1875-м запускает свой первый кожевенный завод. Один уже перечень оборудования, закупленного им за границей и установленного на заводе,   впечатляет: 3 паровые машины с тремя паровыми котлами в 55 лошадиных сил, работавшими на жидком топливе, 42 бетонных бассейна, 18 квасильных, 34 зольных и 104 дубильных чана, водопровод с фильтрами и гидроэкстрактор для сушки   шерсти. В просторных цехах завода царили чистота и порядок. От участка к участку были проложены рельсы, по которым сновали платформы с сырьем.

В 1879-м, на четвертый год после запуска завода, по распоряжению великого князя Михаила Николаевича, наместника Кавказа и главнокомандующего Кавказской армией, Адельханов получает подряд на 5 лет – снабжать Кавказский и Закаспийский военные округа кожевенным сырьем для изготовления солдатских сапог.

В «Описании фабрично-заводской деятельности в Тифлисской губернии в 1886 году» отмечалось: «Завод Адельханова постоянно имеет необходимые запасы всяких материалов и потому ведет производство непрерывно, круглый год. На нем обыкновенно работает около 300 человек рабочих, из коих около 30 мальчиков-подростков, все они туземцы: армяне, татары (позже их назовут азербайджанцами. – М. и Г.М.) и грузины. Управляет технической стороною дела армянин…»

Изобретательный Адельханов нашел применение и отходам производства: хвосты, обрезки кожи,  остатки шерсти тщательно обрабатывались – промывались, прессовались, высушивались и продавались по 2-3 рубля за пуд. И охотников до этого товара  было хоть отбавляй.

Со временем хозяин завода приходит к мысли, что ему пора начать производство собственной обуви. Тем более что сидел он  на отменном сырье. И Григорий Адельханов решается открыть цех  по пошиву сапог и размерной обуви большими партиями.

Теперь солдат и офицеров всей Кавказской армии обеспечивает сапогами Адельханов. Успех предприятия подвигает его создать участок по пошиву обуви для частной продажи. С его складов в Тифлисе, Баку и Владикавказе обувь поступала в магазины этих городов и расходилась по всему Закавказью. В скором времени к тем же потребителям поступают шорные изделия и чемоданы с саквояжами всевозможных размеров и фасонов.

В 1887 году в Тифлисе Адельханов открывает свой первый магазин розничной торговли, где покупатель имел широкий выбор обуви торговой марки «Г. Адельханов и К».

Когда изделия коммерции советника получили признание на крупных российских выставках-ярмарках, Адельханов открывает фирменный магазин обуви и кожевенных изделий в Санкт-Петербурге на Невском проспекте.

Освоив кожевенное производство, Адельханов принимается за обработку войлока и войлочных изделий, заложив в 1889 году в Тифлисе первую войлочную фабрику. Бурки и башлыки теперь уже коммерции советника Адельханова шли нарасхват. И опять главным заказчиком выступает армия.

1896 год. Адельханов создает «Акционерное общество кожевенного и войлочного производства на Кавказе Г.Г. Адельханова» с капиталом в 1.500.000 рублей. В него вовлечено было до 2.000 рабочих.

Долгие годы Адельханов был председателем попечительского совета Тифлисского коммерческого училища, основанного в 1880 году на улице Песковская, дом 11. Кадры для своих производств отбирал он из его воспитанников. Не стоит забывать, что в это же время он состоял директором тюремного комитета и входил в правление Тифлисского Армянского благотворительно-просветительского общества. Основной целью комитета был строгий контроль за правилами содержания арестантов в тюремных стенах.

Ушел из жизни Григорий Григорьевич Адельханов в 1917 году, угаснув в своем гостеприимном двухэтажном особняке в огромном фруктовом саду на берегу реки Куры в Ортачалах.

* * *

Среди слухов вокруг имени Сталина довольно долго держится легенда о том, что его отцом был «некий Адельханов, владелец обувной фабрики». Свою работницу, уже беременную от него, он якобы выдал с хорошим приданым за своего обувных дел мастера Виссариона Джугашвили, записанного как отец Иосифа Виссарионовича Джугашвили – Сталина.

Эту версию поддерживает в своей книге «Роковая схватка» (1997 г.) и писатель Александр Лепшин. Он же утверждает, что Сталин впоследствии судился за наследство Адельханова, пытаясь доказать свое кровное родство с ним.

Надо думать, скорее всего, это миф.

* * *

Миф мифом, а сын у Адельханова был, и звали его тоже Григорий Григорьевич. А чтобы отца и сына не путать, младшего Адельханова, родившегося 20 сентября 1887 года, домочадцы и друзья семьи ласково звали Гри-Гри.

После советизации Грузии Адельханов-младший работал главным инженером на бывшем заводе своего отца. Но еще в 1908 году Гри-Гри окончил в Лейпциге, где учился и Адельханов-старший, Высший коммерческий институт. Экзамен на получение диплома Гри-Гри держал перед Королевской экзаменационной комиссией. Там увлекся фотографией и стал страстным мастером съемки. Имелся не один  альбом с его отменного качества снимками: на них виды Лейпцига, Парижа, Санкт-Петербурга, Тифлиса, пейзажи Кавказа. На обороте всех карточек оттиск с датами, охватывающими 1904 – 1914 годы.

И вот главного инженера   народного предприятия большевики командируют в Германию за новым оборудованием. По возвращении из поездки Адельханов-младший был обвинен во вредительстве и сослан в Долинский лагерь Карагандинской области, так и не заимев детей. Жене своей прислал страдалец-муж не один десяток слезных писем, которые, как и альбомы, бережно хранятся у его родственников. Гри-Гри при невыясненных обстоятельствах погиб в лагере. Реабилитирован посмертно.

* * *

К 25-летию основания первого кожевенного завода Адельханова сотрудники поднесли своему хозяину оригинальный альбом в виде кофра, напоминавший собою скорее внушительных размеров чемодан. Отделанный снаружи серебром и цветной эмалью, он вмещал все образцы выпускаемых заводом изделий: кавказскую бурку, седло, чувяки, сапоги, всевозможных фасонов туфли и пр. К нижнему его  краю были приделаны ножки, а сам «альбом» скреплялся  застежками. Помимо образцов продукции завода, Адельханов нашел там прекрасные фотографии всех цехов и рабочих в больших фартуках, застывших у станков.

После ареста Гри-Гри альбом этот хранился у его вдовы Нины Альфонсовны Адельхановой, урожденной Мюльман, под кроватью в тесной темной комнатке (дом стоял за зданием института Маркса – Энгельса – Ленина, где ныне заседает парламент Грузии), в которой даже шкафа не было, да он и не поместился  бы там. В годы репрессий, а затем и грянувшей войны армянская фамилия, видимо, и спасла жизнь немке Нине Мюльман.

 Прознав каким-то образом про чудо-альбом, к 70-летию тов. Сталина чекисты изъяли его у Нины Альфонсовны и отправили «кофр» в Москву. Вождь народов отца своего среди рабочих так и не опознал. И альбом-кофр благополучно вернулся к хозяйке.

Лет 35 тому назад Нина Мюльман ушла из жизни, и альбом был продан родственниками Адельхановых Ереванскому историческому музею.

Марина и Гамлет Мирзояны

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовал 81 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты