№ 17 (223) Сентябрь (16-30) 2013 года.

Москва – Баку – Ереван. Неправильный треугольник

Просмотров: 2323

В визите российского президента в Баку, кажется, незримо, помимо участников встречи, присутствовала третья, ничуть не менее заинтересованная сторона – Армения. Именно в контексте этого вечного треугольника принято рассматривать любое событие с участием хотя бы двух его сторон. Возможно, именно поэтому армянские наблюдатели первыми обратили внимание не знающего азербайджанский язык мира к казусу на подписании одного из договоров.

Казус симптоматичный. Со всех сторон. Даже если его значение и преувеличено.

Полный реверс

Договор, как торжественно провозглашал диктор, должен был подписывать министр иностранных дел Российской Федерации – и тут, странно сбившись, он вместо имени российского министра произнес слово, которое при желании можно было смело идентифицировать как крайне непристойную азербайджанскую идиому, проще говоря – посыл. Желание было несомненно.

Получилось в высшей степени символично.

Хотел ли диктор обидеть российского министра иностранных дел, имеющего к тому же армянские корни, доподлинно неизвестно. Хотя, возможно, в голове у диктора как минимум что-то промелькнуло и не преминуло предательски просочиться в речевой аппарат. А может, промелькнуло что-то другое, не столь негостеприимное, а может, просто устал, с кем не бывает. А может, и в самом деле провокация, как уверяют недруги азербайджанской власти, прямое желание оскорбить зрителя Russia Today, как предположил один армянский политолог, и в его лице российскую власть и российский народ…

На самом деле никто в российской власти будто бы уже и не пытается скрывать, что визит не удался, и единственное утешение, кажется, состоит в том, что никто удач и не ждал, а диктора все равно уволили. По сути, визит прошел в полном соответствии со сценарием Баку, который получил от него то немногое, что намеревался получить. Прежде всего фактическую поддержку Кремля на предстоящих 9 октября выборах. Не исключено, кулуарным образом Баку получил заверения в том, что со своей стороны Москва ничем не поможет Рустаму Ибрагимбекову, и, кстати, именно после визита стало окончательно ясно, что выборы пройдут без него. Было освещено обеими сторонами прошлогоднее решение Баку, весьма осложнившее отношения, о прекращении транспортировки нефти по трубопроводу Баку – Новороссийск, и теперь нефть снова пойдет. Но в реверсном направлении.

Мифы в пустотах

Что собиралась получить Россия от встречи, кроме оскандаленного диктором договора о гуманитарном сотрудничестве, так и осталось загадкой. Даже, кажется, на уровне подготовки не было ничего, что можно было бы занести себе в серьезный актив. Кроме, возможно, одного, и вполне виртуального: демонстрации факта былой дружбы с Азербайджаном, пусть в эту демонстрацию никто и не поверил.

Ничем, кроме, возможно, каких-то особых и неформальных дружеских связей, не объяснить той готовности Москвы соглашаться с Баку по интересующим его вопросам. И возможно, еще тем, что выглядит полной безысходностью для Кремля на Южном Кавказе, а на самом деле кажется простой потерей интереса к тому, что там происходит.

Именно этим, не исключено, и остается объяснять кажущееся хитроумной игрой балансирование России между Азербайджаном и Арменией. Ни игры, ни балансирования. В этих политических пустотах, которые при желании можно называть политическими нишами, сами собой произрастают мифы.

Последний из них вызрел буквально на днях, после визита в Степанакерт группы россиян, представительность которой олицетворяется самой разоблаченной разведчицей последних лет Анной Чапман. Кому, как не ей, можно было доверить столь деликатную миссию и операцию по геополитической переориентации Карабаха на Россию в случае ухода Армении в Европу. Словно понимая важность подобных аллегорий и оказавшись заложником собственных идей по формированию черных списков, Баку на полном серьезе вносит в него Чапман, что придает вышеописанным построениям сакральность настоящей геостратегии.

Как было принято говорить в дни визита в Азербайджан и в первые дни после него, Москва преследовала еще одну скрытую цель: приветливо улыбаясь Баку, дать понять Еревану, что ему в своей евроинтеграции стоит быть поосмотрительнее. И смириться с тем, что наступательное оружие Москва продает не ему, партнеру по ОДКБ, а Азербайджану, от ОДКБ высокомерно дистанцирующемуся.

Словом, схема понятна. Мифы выразительны. Никакого отношения к действительности не имеющие. Если не считать этой действительностью скандал с неприличным проколом.

Армянский нулевой цикл

Для Москвы наиболее важным остается выстраивание отношений именно с Баку. Строго говоря, если в разговорах о стратегической важности Южного Кавказа есть хоть что-то соответствующее действительности, то касается оно исключительно Азербайджана. И если какая-то страна бывшего Союза и занимала после его распада по-настоящему ключевое положение, то именно Азербайджан. На этом фоне ужас, изображавшийся на лице российской власти при мысли о НАТО в Грузии, смотрелся как-то неубедительно, поскольку все – и Россия, и Грузия, и НАТО – прекрасно понимали, что речь идет по большому счету о каменном мешке.

Габала с этой точки зрения и уход России из нее – явление куда более значимое. Не столько опять же с военной точки зрения, сколько с политической, поскольку стала продолжением фактического ухода России из Азербайджана.

Азербайджан на просторах СНГ с точки зрения внешнеполитических приоритетов – явление особое. Из тех стран, которые даже в публичной риторике не пытаются выглядеть строителями демократии, только, пожалуй, Баку удалось добиться от Запада столь широкого взгляда на происходящее в стране. Возможно, по той же причине: из всех стран региона Азербайджан представляет наибольший интерес, и наиболее высока цена риска возвращения Баку в поле российской гравитации. И возможно, удачный маркетинг своего геостратегического положения ничуть не менее важен, чем успех в углеводородных контрактах, который в этом аспекте выглядит скорее следствием.

Ровно в этой степени Баку может позволить себе внимание к России по остаточному принципу. Он, конечно, оставляет за собой право последнего решения, как это провозглашалось с «Набукко», но на самом деле этот принцип Баку реализует в форме своевременной адаптации к решениям, которые принимаются совсем в других местах. Словом, во внешнеполитическом плане, если не считать остающегося риска иранской войны, перспективы у Баку достаточно спокойные.

Еревану же приходится делать достаточно нервозный выбор, причем даже не столько между различными стратегическими курсами, сколько между их провозглашениями. Возможности того процесса, который с большой долей условности можно назвать евроинтеграцией, сегодня ограничены не столько даже традицией, географией и обреченностью Еревана на ОДКБ, сколько скромностью того интереса, который проявляет к Армении Запад. Даже нормализация отношений с Турцией, являясь со всех точек зрения необходимым условием вовлечения Армении в европейское пространство, не является вполне достаточной. Потому речь сегодня идет только о нулевом цикле этой будущей интеграции, к которому нынешнее руководство только приступает, но уже встречает значительное сопротивление, в том числе и со стороны России.

Братство по оружию против оружейного бизнеса

И происходит на первый взгляд неожиданная вещь, которая вселяет в армян чувство обиды. В рамках традиционной логики понять в самом деле непросто: почему союзник, да еще считающийся стратегическим, говорящий, иногда без акцента, иногда забавно, но почти повсеместно по-русски, готовый разделить любые политические и геополитические симпатии и капризы россиян, не имеет в России никаких преференций по сравнению со своим извечным врагом, верящим к тому же в другого бога, да еще делающим такой чуждый западный выбор?

На самом деле все логично. По поводу Азербайджана у Москвы уже нет никаких иллюзий. Баку ушел, его не вернуть. Стало быть, с ним уже можно выстраивать отношения без мифов, которые можно оставить телезрителям, российским и армянским, напрямую и начистоту. То есть только бизнес, в котором ничего, даже на уровне оговорок диктора, личного. Личная только заинтересованность, поэтому все по-честному, то есть по банковскому счету или наличными.

Армения – дело совсем другое. Она еще в той области сознания, в которой существуют страны, где россиян любят и ценят. Стало быть, совсем другие вопросы и другой спрос. И совсем другая коррупция. Если Азербайджан ничего не должен, то Армения обременена обязательствами союзника, которые, конечно, взаимны, но кто помнит о взаимности, когда кругом враги?

Поэтому с Азербайджаном возможны более или менее нормальные экономические отношения – он платит, и формально, и неформально, поэтому с ним можно договариваться о серьезных оружейных сделках, хотя нынешняя, та, которая вызвала такой ажиотаж, всего лишь продолжение давнишней программы, о которой все прекрасно знали. Торговать с союзником, который пользуется или настаивает на льготах – это не бизнес, это набор очень странных и очень непрозрачных договоренностей. Поэтому и оружие недорого, но из музея истории оружия.

Но ведь и Армения на самом деле не вчера заключила первую оружейную сделку с Китаем. Этому сотрудничеству в следующем году – 15-летний юбилей, а по китайским «Смерчам» есть основания полагать, что их китайцы предложили к тому же по ценам, куда более комфортным, чем российские. Так что и здесь ничего сиюминутного. И все стороны на самом деле давно к этому готовы, и мифы – только в тех же многозначительных пустотах.

Комплекс моветонов

Но это часть интриги под названием «Россия между Арменией и Азербайджаном». Вторая проще.

История ловли знаков и сигналов от заинтересованных игроков насчитывает уже почти двадцать лет и закончится не скоро. При всеобщем понимании того, что все эти знаки ничего не значат и сигналы ничего не говорят. Ситуация в Карабахе должна решаться только политическими средствами, сказал Путин в Баку, и те, кто с Баку не согласен, увидели в этом гневную ему отповедь.

На самом деле то, что сказал Путин, является тем же, чем являются все многочисленные заявления посредников – признанием факта своей отстраненности в той ситуации, когда публично отстраняться – моветон. В отношениях Баку и Еревана этих моветонов – целый большой комплекс, и потому Москва уже может себя чувствовать спокойно: она в эти хитросплетения может ничего не добавлять, в мифах ей места хватит, инерции представлений о том, что от нее еще очень много здесь зависит, на два-три президентских срока хватит. А дальше в России никто все равно не заглядывает. И можно по-прежнему спокойно торговать оружием с Азербайджаном и зарабатывать хотя бы на том, что нефть течет не из Баку, а из Новороссийска. И тешить себя мыслью о том, что один союзник у нас еще остался. Прекрасно понимая, что с практической точки зрения это уже тоже ничего не значит. Кстати, почему-то кажется, что диктора, которого уволили, если и уволили, то скорее всего уже восстановили.

Вадим Дубнов

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 18 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты