№ 17 (223) Сентябрь (16-30) 2013 года.

Расследование трагедии в Горисе: будут ли наказаны виновные?

Просмотров: 2588

В начале июня Сюникская область, да и вся Армения были потрясены трагическим инцидентом с участием губернатора области Сурика Хачатряна, более известного по кличке Лицка. У дома губернатора ночью 2 июня, вскоре после полуночи, был убит кандидат в мэры Гориса Аветик Будагян, а его брат, командир одной из воинских частей НКР Артак Будагян, был тяжело ранен. Получил ранение телохранитель и родственник Лицки Николай Арустамян.

По факту произошедшего было возбуждено уголовное дело по статьям 104 УК (убийство) и 235 (незаконное ношение, хранение, использование оружия). Были арестованы охранник губернатора Зарзанд Никогосян и сын губернатора Тигран. 6 июня правительство Армении приняло отставку Хачатряна. 9 июля обвинение по ч.1 статьи 137 УК было предъявлено и раненому Артаку Будагяну. Сейчас дело находится на стадии предварительного следствия.

Экс-губернатор Сурик Хачатрян — один из самых одиозных людей в Армении. Однако он по-прежнему является членом правящей Республиканской партии Армении, и общественность сомневается в беспристрастном расследовании уголовного дела. Позиция занимающегося расследованием заместителя генерального прокурора, военного прокурора Армении Геворка Костаняна усугубляет эти сомнения. Спустя 2 дня после произошедшей в Горисе трагедии, не предъявив никаких результатов предварительного следствия, Костанян дал пресс-конференцию, пытаясь оправдать действия окружения губернатора. Костанян заявил, что на дом Хачатряна было совершено разбойное нападение.

С возражениями против заключений Генпрокуратуры выступил отец убитого Аветика Будагяна, первый председатель Горисского комитета самообороны 71-летний Эмиль Будагян. Он рассказал «Ноеву Ковчегу», что проблемы между Хачатряном и его старшим сыном начались после выдвижения кандидатуры Аветика на пост мэра Гориса как альтернативы кандидату губернатора.

1 июня предприниматель Аветик Будагян присутствовал на званом ужине с участием высокопоставленных лиц. По словам Будагяна-старшего, по завершении ужина, когда высокие гости разъехались, в зале остались лишь его сын, командующий Первым армейским корпусом и Лицка с телохранителями. «Как рассказал нам командующий, Лицка фактически силой посадил моего сына в свою машину... В машине он поинтересовался у моего сына, почему он считается «с турками» (президентом НКР Бако Саакяном. – Ред.), не желая считаться с самим властителем Сюника в его лице. После чего приказал моему сыну платить дань в размере половины прибыли от принадлежащего нашей семье «Пассажа» в центре Гориса. После отказа Лицка ударил моего сына в лицо. После ответной оплеухи в дело вмешались телохранители, избившие Аветика и высадившие его из машины.

После этого мой сын добирался до дому на такси. И никому не рассказал о произошедшем, кроме своей жены и брата Артака, от которого нам позднее и стали известны все эти обстоятельства», – говорит Эмиль Будагян.

Позже Аветику, по его словам, позвонил телохранитель губернатора и пригласил его в дом Хачатряна. После того как приехавший Аветик поинтересовался, а где же, собственно, губернатор, ему объяснили, что последний уже спит. Жене и сыновьям Лицки удалось убедить Будагянов отложить разговор. То, что произошло в дальнейшем, думаю, понятно всем. «Старший сын Лицки начал стрелять в спины моих уже уходящих сыновей из снайперской винтовки. Стрельба велась и с верхнего этажа дома, скорее всего самим Лицкой, из браунинга, о чем говорит траектория пуль, попавших в моих сыновей. То есть стрельба велась не только старшим сыном и телохранителями, но и самим Лицкой», – рассказывает Эмиль Будагян.

По его словам, лишь на теле Аветика было пять пулевых ранений, братья более получаса лежали в луже крови, и им не была оказана никакая помощь, меж тем пресловутого раненого телохранителя челядь Лицки сразу же унесла. Как считает Будагян-отец, вооруженные люди явно ждали его сыновей у дома губернатора. Свидетелей тех событий, по его словам, было множество, но никто из них не был допрошен полицией. Вместо этого уже наутро появилась пресловутая, подвергнувшаяся тщательному монтажу видеозапись: «Кстати, и «знаменитый» Гагик Шамшян неплохо поработал в интересах Лицки, заметая следы преступления. Это деяние стало венцом других его преступлений, верхом наглости и цинизма. Во всем Сюнике не оказалось ни одного человека, кроме нас, кто бы посмел выйти против единовластного, разбойничьего правления Лицки и его бандитов. И этому бандитскому режиму мешала лишь наша семья».

Адвокат братьев Айк Алумян сообщил «НК», что факты, выясненные в ходе предварительного следствия Военной прокуратурой, разительно отличаются от фактов, выявленных потерпевшей стороной. «Военный прокурор Костанян, еще до выяснения обстоятельств дела, уже на начальном этапе предварительного следствия, не имея в своем распоряжении каких-либо доказательств, озвучил СМИ оценки, диаметрально противоречащие реальности. Он изначально представил дело так, чтобы у общества создалось впечатление, что вина сторон практически равна. Он попытался подвести жертв и палача на одну плоскость, заявив, что было совершено нападение на особняк Сурика Хачатряна, что весьма далеко от истины», – заявил адвокат. 5-6 июня с разных направлений были осуществлены действия, которые Алумян охарактеризовал как атаку против Будагянов. В их числе ложная информация о том, что произошло в ночь с 1 на 2 июня, распространенная администрацией Сюникской области, с искаженным описанием записи трагического инцидента, сделанной двумя камерами, размещенными во дворе дома Хачатряна. Параллельно с этим в электронных СМИ появился весьма непрофессионально смонтированный ролик с содержанием событий, произошедших у дома Хачатряна, параллельно с этим – пресс-конференция Костаняна. «Нас очень озаботила эта запланированная атака, по всей видимости, произведенная из одного и того же центра. На мой взгляд, делается это близкими друзьями Хачатряна, которых он, между прочим, публично поблагодарил «за поддержку». Теперь нам остается лишь найти и опубликовать имена этих таинственных и, судя по всему, влиятельных «друзей», заставивших сказать заместителя генпрокурора Армении то, что им было нужно.

Мы уже попытались выяснить, имеет ли господин Костанян полномочия напрямую общаться с прессой, минуя пресс-службу Генпрокуратуры. Нас также интересовало, созвучны ли оценки господина Костаняна официальным оценкам Генпрокуратуры. В ответ на эти два вопроса мы получили из пресс-службы Генпрокуратуры размытые и лишенные конкретики ответы, общий смысл которых сводился к тому, что Костанян «не выражал точку зрения, а лишь сообщал информацию». Как можно сообщать информацию о деле, не имея фактов, нам по меньшей мере непонятно», – изумился адвокат Будагянов.

Алумян особо подчеркнул, что его доверитель надеется на восстановление справедливости в рамках закона. И именно эта надежда, по его словам, заставляет Эмиля Будагяна искать справедливость исключительно в рамках правовых норм. По словам адвоката потерпевшей стороны, их устроит любой исход, при котором Будагяны будут уверены, что все виновные понесли заслуженное и адекватное наказание. «Если бы нас могли убедить на основе фактов, что в преступлении виновны лишь два человека, мы бы приняли эти факты. Однако пока что аргументы Военной прокуратуры, согласно которым к убийству Аветика Будагяна причастны лишь сын и телохранитель Хачатряна из всей массы людей, находившихся на месте преступления, для нас звучат весьма неубедительно. Мы имеем очень серьезные факты, на основании которых можем утверждать, что к этому преступлению, кроме этих двоих, причастны еще люди. Мы убеждены, что как минимум Сурик Хачатрян несет очень большую вину за случившееся», – подчеркнул Алумян. Обвинение же, выдвинутое Артаку Будагяну, адвокат расценивает как абсурд. Причина его появления, по его мнению, в том, что военный прокурор Костанян, по сути, является четвертым адвокатом Хачатрянов. И этот адвокат если не злоупотребляет, то очень сильно использует свое служебное положение. По словам Алумяна, когда в таких ситуациях кто-то хочет помочь одной из сторон, то стремится смягчить последствия ее действий, что в данном случае сделать невозможно, учитывая смерть одного человека и нанесение тяжелых телесных повреждений второму. «Соответственно, для того чтобы уравнять деяния двух сторон, приходится утяжелить действия другой стороны. Что сегодня и делается в целях приведения ситуации к относительному балансу. Происходящее можно охарактеризовать, используя термин «грязные технологии», часто применяемый в юриспруденции», – сказал юрист.

Даже не зная Будагянов, даже не посетив их гостеприимный дом, в который в результате вседозволенности экс-губернатора вошла скорбь, можно прийти к твердому выводу о виновности человека, по какому-то недоразумению долгие годы правившего Сюником. Для этого достаточно ознакомиться с его биографией. По словам Эмиля Будагяна, Хачатрян был рядовым военнослужащим, выполняя различные поручения Комитета самообороны Гориса. После освобождения Кубатлы под руководством Вазгена Саркисяна, которого, кстати, нарекли Спарапетом именно в Сюнике, начала создаваться регулярная армия. Именно тогда Лицка, который долго об этом просил, и был назначен командиром горисского батальона и отправлен в Горадиз. После первого же нападения противника Лицка, бросив батальон, потерявший 15 бойцов, бежал. В результате продвижение азербайджанцев удалось остановить лишь силами бойцов Артура Агабекяна, поспешившего на помощь брошенному отряду из Гадрута. После этого отношения c Лицкой утратили для Будагяна-старшего всякий смысл. Однако Хачатрян решил проявить свои так и не проявленные на поле боя бойцовские качества, промышляя разбоем в Горисе, в частности напав на горсовет и фактически захватив должность заместителя мэра. «Затем он вовсю закусил удила и стал «кидать» всех подряд, при этом его боялись практически все занимавшие руководящие посты в области. Угрожал Лицка в те годы и мне расправой с моими детьми. Окончательно наши отношения прервались в 1996 году, когда кандидат Лицки на пост мэра Гориса не прошел, а прошел наш кандидат. При этом на протяжении долгих лет я оставался единственным человеком в Горисе, не считавшимся с «авторитетом» Лицки», – говорит Эмиль Будагян.

Однако особенно любопытные факты, проливающие свет на наиболее темные стороны деятельности госчиновника Хачатряна, поведал корреспонденту «НК» мэр Гориса в 1992-1994 гг., сопредседатель Регионального комитета самообороны Самвел Арутюнян. По его словам, за годы губернаторства Хачатрян наворовал у народа богатств как минимум на 200 млн долларов, учитывая, что все его имущество в 1990 году ограничивались 2-комнатной квартирой и автомобилем ВАЗ-2106. Нынешний роскошный дом из базальтовых камней губернатор, по словам Арутюняна, построил на пожертвования, собранные горожанами для строительства купола горисской церкви Святого Григора Лусаворича. После чего по решению правительства перекрыл один из участков улицы Давид-Бека, превратив его… в собственный двор. Расширил же свои владения Хачатрян… за счет недавно отстроенной общественной бани Гориса.

В целом схема благосостояния сюникского губернатора достаточно проста и состоит из следующих компонентов: приобретения общественного имущества за копейки посредством использования служебного положения на родственников и близких и последующей перепродажи за цену, в десятки и сотни раз превышающую первоначальные «инвестиции».

В рамках этой гениальной логики сюникский губернатор приобрел за 20.000 долларов трехэтажное административное здание 21-го стройуправления, после чего перепродал его втридорога Министерству энергетики. За копейки приватизировал горисский завод по производству пива и лимонадов, даже недостроенное здание школы, которое впоследствии было разбито на 4 части. Сроком на 99 лет арендовал уникальное озеро, находящееся у горы Ишханасар, водохранилище Караунджа, дом отдыха, сотни гектаров земли. Практически бесплатно приватизировал прежнее здание горисской администрации, представляющее культурно-историческую ценность. Экс-губернатор приобрел множество особняков, недостроенных территорий. Ему же принадлежат автогазозаправки в Горисе, Капане, Сисиане, эксплуатируемые с грубыми нарушениями градостроительных и экологических норм. «Хачатрян за копейки приобрел у главы сельской общины Татев Мурада Симоняна 2000 кв. метров территории вокруг канатной дороги «Крылья Татева». Аналогичным образом поступил с территорией в 2000 кв.м общины Галидзор. После чего перепродал их за огромные суммы компании «Крылья Татева», принадлежащей известному благотворителю Рубену Варданяну. Аналогичная схема применялась и при покупке и последующей перепродаже участков земли для строительства малых ГЭС. Венцом «бизнес-деятельности» Хачатряна стало решение правительства Армении о присвоении ему прав на эксплуатацию рудника, богатого залежами молибдена и меди. Впрочем, последний быстренько перепродал это право Каджаранскому медно-молибденовому комбинату за огромную сумму в 20 млрд драмов», – говорит Арутюнян. В этой деятельности посильную помощь губернатору оказывали брат Сейран Хачатрян по кличке Агалар и его сыновья. После того как в 2000-м Агалар тяжело ранил горисца по имени Гарик, он не только не понес наказания, но и заручился свидетельством об умалишенности, что позволяло ему впоследствии уклоняться от уголовного преследования за новые злодеяния: ранения, убийства, рэкет. Сегодня, по словам Арутюняна, Агалар и его сыновья владеют несколькими объектами недвижимости, за эксплуатацию которых также не платят налогов. В целом вся криминальная деятельность экс-губернатора по отъему имущества у граждан опиралась на его банду, в которой состояли его братья, сыновья, родственники, телохранители. Главным аргументом Хачатряна, обложившего 50% данью в свою пользу практически всех горисцев, осмелившихся основать собственное дело, была угроза нанесения им вреда вплоть до лишения жизни, их детям, чаще всего малолетним.

Таким образом, в случае экс-губернатора Сюника мы имеем дело с наиболее отсталой формой правления – феодализмом, в цивилизованных странах канувшим в Лету несколько веков назад. Сурик Хачатрян искренне полагал, что именно он является властителем Сюника, Зангезура – отвоеванного и удержанного в свое время доблестными патриотами Давид-Беком и Гарегином Нжде. Вот только править сюникцами он стремился с одной целью – грабежа. Именно эта цель преобладала над всеми остальными жизненными ценностями и ориентирами, именно жертвой неуемной жадности бывшего губернатора пал 43-летний Аветик Будагян. Лицка прекрасно знал, что однажды за ним придут, потому он и окружил себя охраной, держал в доме оружейный арсенал и начал стрелять в людей, не принимающих его образ мышления. Трагедия в Горисе стала возможной лишь из-за наличия неофициальных, закулисных отношений в государственных и муниципальных органах. Поддержке, патронату, оказываемым подобным самозванцам «сверху». Хачатрян – всего лишь один из множества чиновников, ведущих нелицеприятный образ жизни и тем не менее увешанных медалями и государственными наградами. Именно на эту систему продолжает опираться Сурик Хачатрян и сегодня. Именно ее частью он продолжает являться.

Дело об убийстве Аветика и тяжелом ранении Артака Будагянов в принципе можно было бы забрать из Военной прокуратуры и передать на гражданское расследование Особой следственной службе под непосредственным надзором генпрокурора, однако вряд ли это что-то бы изменило, учитывая, что уголовное дело против Сурика Хачатряна так и не завели. И сегодня последний явно находится под патронатом власти. Сделанные военным прокурором с самого начала комментарии по поводу дела Будагянов, ход предварительного следствия, появление видеозаписи, конфискация огромного арсенала и распространение документа о законности конфискованного оружия – все это больше нацелено на обоснование невиновности преступника, чем на объективное расследование. Ведь именно безнаказанность сюникского феодала и стала основной причиной трагедии в Горисе. Да, в итоге могут посадить телохранителя, даже сына Хачатряна, но что от этого изменится, кто будет отвечать за многочисленные унижения, попранное достоинство тысяч горисцев, годами живших в страхе, понимая, что их в любой момент могут позвать в дом губернатора, избить и отправить домой?! Возможно, ответ на этот вопрос знает сам Лицка, появляющийся в последнее время на улицах Гориса исключительно в сопровождении четырех телохранителей?

P.S. В момент, когда номер газеты уже верстался, стало известно о намерении адвоката семьи Хачатрянов Рубена Саакяна ходатайствовать об освобождении и прекращении уголовного преследования в отношении сына Хачатряна. Мотивом для данного ходатайства послужило убеждение Саакяна в том, что Тигран Хачатрян, стреляя в Аветика и Артака Будагянов, действовал исключительно в рамках самообороны. В то же время адвокат выразил уверенность, что Будагяны совершили вооруженное нападение на дом Хачатряна… Таким образом, адвокат логически продолжил линию «отмазывания», взятую на вооружение в самом начале расследования заместителем генпрокурора Армении Геворком Костаняном. Выводы предоставляем делать нашим читателям.

Одновременно отец Будагянов, Эмиль Будагян, с открытым письмом обратился к президенту Армении Сержу Саргсяну, выразив удивление, что до сих пор не предъявлено обвинение Сурику Хачатряну. Эмиль Будагян просит президента Армении взять дело под личный контроль и надеется на справедливость и торжество закона.

Давид Степанян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовал 31 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Liska svoloch. i te kto ego pokrivaut toje
  2. Когда наступит конец этому подонку Сурику? Если люди не могут его наказать, может Бог накажет?
  3. В Армении ооочень не хватает Монте Мелконяна, который бы быстренько расставил всех этих лисок по своим местам)
  4. Cогласен.Но нет Монте,а все разбежались по норам и боятся высунутся.Спасибо,хоть "НК"Объяснила истину,а то в Армении отношение к Лицке неоднозначное.Некоторые хотят его оправдать.Сейчас,выпустили на свободу убийц;сына и телохранителя Сурика Хачатряна и это уже очень серьезно.Армения теряет Закон,и когда он нарушается так цинично,страна может оказаться в хаосе.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты