№ 18 (224) Октябрь (1-15) 2013 года.

Давид Шахназарян: России понадобилось притормозить движение Армении к Европе

Просмотров: 4224

О том, почему Армения сделала разворот от европейского пути к евразийскому и какие способы нашлись у России, чтобы убедить президента Сержа Саргсяна привезти в Москву согласие на вступление Армении в Таможенный Союз, в интервью «Ноеву Ковчегу» рассказал Давид Шахназарян, бывший глава Cлужбы национальной безопасности Армении (1994 – 1995), ныне директор Центра политических и правовых исследований «Согласие».

– Давид Гургенович, после того как Серж Саргсян заявил о присоединении Армении к Таможенному союзу, вы прокомментировали его в том духе, что это решение было принято под давлением. Почему президент Саргсян поддался давлению, несмотря на немалую поддержку, оказанную ему на Западе? Что оказалось самым важным аргументом за присоединение к Таможенному союзу? Было сделано предложение, от которого нельзя отказаться?

– У Кремля было множество рычагов давления, и он их использовал. О двух из них публично говорили некоторые российские официальные лица еще до третьего сентября, до встречи Саргсяна с Путиным. Первый – это угроза новой войны, которую может начать Азербайджан. Москва дала понять, что готова поддержать Баку в этом конфликте, в том числе политически. Вспомним, что совсем недавно Россия продала Азербайджану на один миллиард долларов наступательного вооружения, и поймем, что вот он – мощный рычаг давления на Армению.

Второй рычаг: российский дипломат, первый секретарь посольства РФ в РА Александр Васильев публично обещал Армении «очень жаркую осень». Имелось в виду, что партии «Процветающая Армения», «Армянский национальный конгресс» и некоторые другие политические и неполитические организации, которые находятся в фарватере российских интересов, могут в борьбе за власть дестабилизировать ситуацию в стране.

Уверен, применялись и другие рычаги воздействия.

Многие эксперты – и армянские, и международные – рассуждая, существовал ли у Армении способ избежать шантажа со стороны Москвы, приводят как аргумент фактор безопасности. Естественно, он тоже сыграл свою роль, но думаю, основная причина заключалась в другом. А именно: в соглашении об Ассоциации с ЕС. Кроме Армении, в этой программе «Восточного партнерства» участвовали еще Украина, Молдавия и Грузия. В Вильнюсе Украина собиралась подписать соглашение о создании зоны свободной торговли, остальные страны – присоединиться к нему. В трех странах сложился полный политический консенсус в отношении политики сближения с Европой. На Украине, в Молдавии и в Грузии оппозиция поддерживала политику властей в этом вопросе. Но в Армении сложилась другая ситуация. Такие парламентские партии, как «Процветающая Армения», «Дашнакцутюн» и АНК, открыто выступали против сближения Армении с Европой. Без опоры на них у Кремля шансы сломать Саргсяна были бы более ограниченными. Уверен, что именно этот фактор – наличие таких сил в парламенте Армении – сыграл ключевую роль. Не сложился политический консенсус элиты.

– Проблема в вопросах безопасности? Но разве не должны они решаться в рамках ОДКБ – структуры, членом которой Армения давно является? Таможенный союз – это же совсем другая история, как объединение на почве тарифов и налогов поможет решить вопросы войны и мира?

– Честно говоря, я уверен, что все этапы, которые Армения проходила на пути к ЗСТ, до определенного времени согласовывались с Москвой. Но в какой-то момент, исходя из геополитической ситуации, России понадобилось просто притормозить движение Армении к сближению с Европой. Тут могла сказаться и ситуация вокруг Сирии, и стремительно ухудшающиеся отношения с США. Было принято решение изменить правила игры для Армении. Очевидно, что Москва действовала ситуативно, исходя вовсе не из соображений экономической выгоды.

Как показывает опыт, и не только Армении, в отношениях с Россией договоры, документы, правовые основы ничего не решают. Власти сегодня говорят: да, мы пошли на это ради безопасности. Но какие новые гарантии безопасности обещала им Россия? Нет абсолютно никакой правовой базы для этого, нет юридических гарантий. Уж не говорю о том, что членство в Таможенном союзе само по себе противоречит Конституции Армении.

И наконец, считаю, что Таможенный союз не имеет не то что будущего, но и настоящего. Документы, принятые Таможенным союзом, практически не действуют. Среди членов ТС существуют серьезные экономические и политические противоречия. Москва заблокировала импорт украинских товаров, а Белоруссия и Казахстан свободно пропускают эти товары. А сегодня мы стали свидетелями серьезного противостояния уже между Москвой и Минском, причем не только по экономическим, но и по политическим темам. Естественно, что в Таможенном союзе его члены – по крайней мере, два из трех – будут проталкивать свои интересы как экспортеры углеводородов, а Белоруссия – как их транзитер. Естественно, что они по этому вопросу будут вести протекционистскую политику. Армения – на 100% потребитель этих углеводородов. Нет для нее выгоды в этом союзе. Поэтому я и настаиваю, что это было чисто политическое решение, от которого к тому же очень сильно пострадал международный имидж Армении.

– Сроки повышения цены на российский газ, например, были заранее согласованы с правительством Армении, повышение было запланировано после, а не до президентских выборов, чтобы способствовать переизбранию С.?Саргсяна. Возможно, взамен он дал какие-то гарантии будущего сближения с ТС в обмен на газ?

– Практически исключаю. Именно в этот период, зимой, Серж Саргсян однозначно заявил, что Армения не вступит в Таможенный союз: нас туда не приглашают, нас там не ждут. Для меня очевидно, что давление на Армению усилилось после 22 августа. Зам. министра иностранных дел Армении Кочарян дал тогда программное интервью, где прямо связал вступление в Таможенный союз с частичной потерей суверенитета. Но в четверке государств, готовившихся подписать соглашение с Евросоюзом, Армения оказалась самым слабым звеном. На ее болевых точках – безопасность, Карабах и политическая система – и сыграли.

– Суть Таможенного союза заключается в общей таможенной политике. Права ли я, считая, что членство в ТС ударит, в первую очередь, по коммерческим интересам армянских олигархов, в чьих руках, собственно, находится и экспорт, и импорт?

– Сам институт олигархов в Армении имеет свою специфику. В других странах большинство олигархов – это люди, которые сами себя сделали, которые выжили в жестокой борьбе. В Армении большинство олигархов – назначенные. Поэтому олигархи не имеют определяющего влияния на важные политические решения и не могут препятствовать курсу Армении на европейский рынок. Уверен, присоединение Армении к еврорынку – в их стратегических интересах.

– Украинский президент Виктор Янукович, стоящий перед схожим выбором и находящийся также под большим давлением, предложил вопрос о выборе пути – европейском или евразийском – вынести на референдум. Возможен ли такой путь решения проблемы в Армении?

– Нет. Конституция гласит, что Армения – суверенное государство, и менять это положение нельзя. Т.е. правового пути в ТС для Армении не существует. Есть очень большие сомнения, что Армения станет полноценным членом этого объединения. Решение-то было чисто политическим и принято было в момент, когда Москве было важно показать свои мускулы перед встречей G20 в Петербурге. Если бы Армения и Грузия стали частью европейского рынка, частью экономического пространства Европейского союза, это ослабило бы влияние России на регион Южного Кавказа.

– Серж Саргсян намерен выступить на саммите в Вильнюсе, где даст объяснения, почему Армения сняла из повестки саммита свой проект соглашения об Ассоциации и зоне свободной торговли с ЕС. Какой реакции можно ждать на эту запоздалую попытку исправить ситуацию?

– Возможно, будет сделана попытка придумать новый статус для Армении в программе «Восточное партнерство». Во всяком случае, считаю, что, если Брюссель все же решит исключить Армению из повестки, это будет неверное, ситуационное и эмоциональное решение. Брюссель не должен лишать Армению возможностей, поскольку это будет означать, что давление России распространилось не только на Армению, но и на Брюссель.

Членство в Таможенном союзе – длительный процесс, туманный путь, полный неопределенностей, и еще большой вопрос, будет это вообще претворено в жизнь или нет. ЕС должен продолжать сотрудничать с Арменией в рамках Ассоциативного соглашения.

Беседу вела Лиана Минасян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 87 человек