№ 18 (224) Октябрь (1-15) 2013 года.

Помним всех поименно

Просмотров: 3793

Во дворе сельской школы №83 поселка Каткова Щель Лазаревского района Сочи – огромное дерево с раскидистой кроной. Плоды на ветках в большом изобилии, они только начали желтеть. Хурма обычно поспевает к началу октября. Дереву лет сорок, никак не меньше, оно уже стало непременным «участником» всех школьных торжеств. Здесь, под зеленой кроной, проходят школьные линейки, первого сентября на ветвях бережно развешивают баннер «Здравствуй, школа!»

Здесь же пять лет назад состоялось торжественное открытие школьного Музея боевой славы имени Героя Советского Союза Давида Языджяна. Позже и самой сельской школе было присвоено имя Героя. Музей «начинается» прямо в вестибюле школы. Здесь стоит бюст работы сочинского скульптора Марата Минасяна. Рядом – школьное знамя с символической эмблемой и надписью «давидовцы». Это они, «давидовцы», прямо в просторном классе, в котором расположились экспонаты школьного музея. В том числе и известный портрет фронтовика – густые брови, высокий лоб, взгляд полон решимости и в то же время легкой мечтательности. «Я родился в Каштановом лесу», – говорил о себе Давид Языджян. Местность возле Лоо и правда носила такое название. Здесь в конце XIX – начале XX вв. образовалось несколько армянских сел. Их основали беженцы, амшеские армяне, покинувшие Турцию из-за угрозы, нависшей над армянским населением. Они быстро обживали живописные горы и долины. А когда стали появляться колхозы, целые семьи становились примерными тружениками.

Давид Мисакович Языджян получил профессию тракториста на курсах комбайнеров в Северском районе. На полях пришлось трудиться немного. Уже в тридцать седьмом ушел по призыву в армию.

А там началась «война народная, священная война». Семья Языджянов похожа на десятки сочинских семейств. Сыновья уходили на фронт один за другим. Шушан Нагабедовна Языджян проводила шестерых. Четверо так и не вернулись с полей сражений. Карапет служил на западной границе, на одной из погранзастав. Весточки от него приходили до июня сорок первого. В 1942-м погиб командир стрелкового взвода Мирон Языджян, пал смертью храбрых под Харьковом Григорий. Самым младшим в семье был Сетрак. В шестнадцать лет он ушел на фронт, мстить фашистам за смерть братьев. Летом сорок четвертого года воин-десантник Сетрак Языджян погиб при обороне Симферополя…

Мать молилась каждый день… Алексей служил на Дальнем Востоке, а Давид, отвоевав в русско-финскую, был механиком-водителем танка БТ-7. А потом со своим танком Давид Языджян оказался на Западном фронте Второй мировой. Танк был особенный. Перед легендарным «тридцать четвертым» был закреплен огромный, в несколько тонн трал с шипами. Когда он натыкался на мину, танк подбрасывало, словно мячик. Минные тральщики шли всегда первыми. Танкист Языджян во время боевых операций не раз горел. Случалось, приходил в сознание только в медсанбате. Подлечившись, снова возвращался в строй.

Для Давида Языджяна и его экипажа военная дорога продолжалась до самых стен Берлина.

В представлении к высокой награде Родины написано скупо: «При взятии города Кюстрин 7 марта 1945 года товарищ Языджян, стремительно продвигаясь вперед по городу, проложил путь другим машинам, подорвал по пути более 10 мин, уничтожил зенитные пушки и пулемет, надолбы и баррикады, а также более 20 фашистских солдат и офицеров».

Трал его танка был поврежден вражеским снарядом, сама машина подбита. А Языджян сумел безопасно вывести экипаж из боевых порядков врага. Потом «смелыми действиями» добился продвижения стрелковых подразделений и способствовал «овладению ими рядом опорных пунктов в городе Кюстрин в первые часы наступления».

Звезду Героя Советского Союза и орден Ленина Давиду Мисаковичу Языджяну вручал сам Михаил Иванович Калинин. У тридцатилетнего Давида уже заметно поседели виски…

Фотографии знаменательных этапов жизни «своего Героя» школьники пересняли, увеличили, подписали: вот Давид Мисакович вновь на полях родного колхоза, вот с женой и детьми. Не мог усидеть дома. Работал до последнего. Даже уже когда давали о себе знать ранения, полученные в боях. Давида Мисаковича любили за бесконечную отзывчивость и доброту. В Катковой Щели – родном селе Героя – его знал каждый. Бывший односельчанин, почетный гражданин города Сочи, председатель Совета старейшин Сочинского отделения Союза армян России Гамаяк Нерсесович Устьян любит рассказать о «сокровенных разговорах» с Давидом – о жизни, мире, ну и конечно, о войне. Для небольшой сельской школы, где часто бывал Давид Мисакович Языджян, открытие комнаты Боевой славы стало настоящим праздником. Собрались родные и близкие Героя, ветераны войны и труда из окрестных сел, другие гости. Своих земляков, воевавших на фронтах Великой Отечественной, знают в школе поименно, материалы и фотографии собирают не один год. На открытие школьного музея пришли участники войны Амаяк Аветисович Асцатурян, Хачик Аракелович Погосян, Рубен Кеворкович Казачьян, Саак Серапионович Макастарян и Мардирос Мативосович Варельджан.

Музей постепенно расширялся. Теперь здесь и наградные листы, книги, посвященные сочинцам – героям Великой Отечественной войны, личные вещи Давида Мисаковича Языджяна, шлем танкиста, который так и норовят примерить мальчишки, приходящие в первый раз в музей.

Директор школы Татьяна Михайловна Колесникова радовалась – в этом году в сельской школе прибавилось учеников. А предмет особой гордости Татьяны Михайловны – шестьдесят комплектов спортивной формы, их удалось приобрести недавно. Сочи – город олимпийский, надо быть в форме. На футболках справа будут эмблемы, как на знамени школы, с надписью «давидовцы».

Натэлла Саакова

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 4 человека

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты