№ 18 (224) Октябрь (1-15) 2013 года.

Армянский Круифф

Просмотров: 2536

Полузащитник Аркадий Андреасян по итогам чемпионата 1973 года оказался одним из лучших форвардов страны. На финише гонки бомбардиров он с 13 мячами оказался третьим. Он стал чемпионом «дублей» – два забитых мяча в одном матче. Андреасян единственный из араратовцев весь 1973 год играл в составе национальной сборной СССР, в том числе и в отборочных матчах чемпионата мира.

Великолепную игру Аркадия Андреасяна отметили не только советские газеты. Так, знаменитое английское футбольное обозрение World Soccer назвало Андреасяна «королевской булавкой» «Арарата». А вот отечественные СМИ чаще называли его «профессором футбола» или «армянским Круиффом». Невольно приходит сравнение этих двух великих футболиста, их схожесть.

Они родились в один и тот же год в маленьких странах по разные стороны Европы. Примерно в одном возрасте начали играть в футбол. Почти одновременно обрели место в «основе» профессиональных команд. И так же, почти одновременно, к ним пришла слава выдающихся футболистов. Они были похожи своей фантастической манерой игры, своим сильным и непростым характером, своим чрезвычайным талантом и умением всего себя отдать игре, борьбе, победе.

Была лишь одна маленькая разница – Йоган Круифф жил в европейской Голландии, а Аркадий – в советской Армении. И если перед Йоганом был открыт весь мир, то Аркадию приходилось с неимоверным трудом пробивать себе дорогу даже на всесоюзный уровень. Почему? А потому что в СССР, как известно, все народы были равны, но некоторые – более равны, чем другие. И куда одним дорога была широко открыта, другим – вход строго ограничен. Армянскому суперталанту так и не дали полностью реализовать себя даже в советском футболе, а уж о том, чтобы играть за пределами страны, и речи быть не могло. Хотя заполучить в свой состав такого футболиста, как Андреасян, мечтали многие европейские клубы.

Время поглощает события, факты, оставляя в памяти лишь самые яркие из них.

– Аркадий Георгиевич, а что у Вас засело в памяти от незабвенного 1973 года? – был мой первый вопрос в беседе с прославленным футболистом и тренером.

– Я отсутствовал на последнем предсезонном сборе «Арарата» в Гаграх. У меня образовалась пяточная шпора, которая даже при ходьбе вызывала сильные боли. Весь март в Москве в городском диспансере лечил пятку рентгенотерапией. В Ереван вернулся 2 апреля, за пять дней до старта чемпионата страны. Провел с командой всего четыре тренировки, по просьбе тренеров вышел на матч с киевским «Динамо» и забил два мяча, играя центрального нападающего. На 34-й минуте я сравнял счет в матче, отправив головой мяч в ближний от Рудакова угол. Затем Казарян забил второй мяч, а я поставил окончательную точку в игре. Заметил, что Рудаков несколько вышел из ворот, и навесным ударом метров с 30 направил через него мяч в цель. Был признан лучшим игроком матча и получил специальный приз ереванской газеты «Авангард».

Ровно через три месяца похожая ситуация сложилась перед домашним матчем с ЦСКА. В матче с донецким «Шахтером» грубым подкатом в меня врезался один из защитников гостей, шипами бутсы разорвав икроножную мышцу. В больнице скорой помощи наложили шесть швов, и я на месяц слег, лишившись возможности сыграть за сборную в матчах с Бразилией и Швецией, а также в трех очень важных выездных матчах чемпионата страны и одного кубкового.

На игру с ЦСКА, еще не оправившись от травмы, я приехал в «цивильном» костюме и неожиданно для себя обнаружил, что попал в заявку. Матч с армейцами был последним и решающим на финише первого круга. Обе команды находились во главе турнирной таблицы, у нас было 18 очков, а у москвичей 16.

В первом тайме под прессингом армейцев комбинационная игра нашим не удалась, и в перерыве ребята и Симонян уговорили меня выйти на поле. Вышел, нам удалось переломить ход игры, помог Эдуарду Маркарову забить гол и… не реализовал пенальти. Я не хотел его бить, так как около 20 дней к мячу даже не притрагивался. Но ребята настояли. Они хотели, чтобы в гонке бомбардиров я догнал спартаковца Булгакова. Этой победой мы закрепились на первом месте и первый круг завершили с отрывом от московского «Динамо», ЦСКА и «Шахтера» на 4 очка.

Как камушек в ботинке, засел в моей памяти матч на «Раздане» с ростовским СКА, который состоялся вскоре после моего дня рождения, мне тогда исполнилось 26 лет. Забил два ярких гола, одновременно умудрившись промазать два 11-метровых, один во время игры, а другой в серии послематчевых пенальти.

Невозможно, конечно, забыть кубковый финал с киевлянами и «золотой» матч с «Зенитом», перед началом которого мы уже знали, что стали чемпионами. Но главное – это победы на старте чемпионата, которыми мы проложили дорогу к «золотому дублю».

– Многие до сих пор задаются вопросом, почему «Арарат» в том же составе не сумел повторить успех в следующем году?

– Потому что, когда добиваются успеха, начинают выяснять, чьей заслуги в этом больше. Это в первую очередь касалось руководства команды, которые, видимо, не поделили успех. Симоняна с начальником команды Робертом Цагикяном. В этом принимал участие и один из «спонсоров» «Арарата» Акоп Тоноян (директор «Армспортбазы»), с которым Никита Павлович был в дружеских отношениях и хотел видеть в должности начальника команды. Все это нас отвлекало, не давало сосредоточиться, отсюда и четвертое место в чемпионате. Команду первым покинул Цагикян, а в конце года Симонян.

Пришел Виктор Маслов с новыми идеями. Он хотел поменять тактику игры, особенно в передней линии. Стал вводить в основной состав дублеров, отправляя в запас недавних чемпионов. Они это воспринимали болезненно. Тренер не сумел найти подход к ним, сделать их проводниками своих идей. Ребята роптали, кто-то интриговал, Маслов стал от них избавляться. Но мы тогда еще успели завоевать Кубок и победить на «Раздане» «Баварию».

Тренерская чехарда продолжилась, стали приходить люди, которые не тренировали команды мастеров. Чемпионский состав «Арарата» продолжал редеть и когда старшим тренером стал Маркаров. Его сменил Гуляев. «Арарат» превратился в аутсайдера, несколько раз стоял на вылет из высшей лиги. В команде осталась одна молодежь. Игровая психология их резко отличалась. Мы в свое время прислушивались к советам ветеранов команды, а эти постоянно умничали, доказывали свое. Перешел на тренерскую работу. Через три года вывел абовянский «Котак» в первую лигу чемпионата СССР. «Арарат» в высшей лиге плелся в конце, Бецу сняли, пригласили меня. С 14-го места я вывел «Арарат» на первое место после первого круга! Затем настал перерыв в чемпионате, связанный с участием сборной СССР в чемпионате мира 1982 года. В группе ведущих советских специалистов отбыл в Испанию. Вернулся с чемпионата мира, переполненный новыми идеями, замыслами, и застал свою команду… «разобранной». Я допустил ошибку, доверив команду вторым тренерам. За месяц моего отсутствия команда утратила боевитость и, главное, сдала функционально. Пятое место заняли в чемпионате, а могли оказаться и в призерах. А на следующий год команда раскололась на две части. Одна меня поддерживала, другая – капитана Хорена Оганесяна. Пришлось уйти.

Октемберянский «Спартак» из аутсайдеров вывел в призеры второй лиги чемпионата СССР, затем позвали спасать «Котайк». А тем временем в «Арарате» разразился очередной скандал, по настоянию Симоняна сняли Хорена Оганесяна. Вскоре команду покинул и сам Никита Павлович, ее возглавил чиновник спорткомитета Леонид Захаров. «Арарат» оказался на последнем месте с минусом в 5 очков. Спасать вновь меня позвали. Второй круг команда прошла по чемпионскому графику и осталась в высшей лиге.

Настали времена так называемой перестройки, разваливался Союз, а вместе с ним и футбольное хозяйство страны. В середине 1989 года вынужден был покинуть «Арарат». Уехал в Лондон тренировать местную любительскую команду «Арарат». Три года тренировал бейрутский «Хоменмен», завоевал с ним один из Кубков Ливана. Вновь позвали в родной «Арарат». Команда была в тяжелом финансовом положении. Помочь взялся тогдашний министр обороны Вазген Саркисян, он подключил к этому делу и Сержа Саргсяна. До 1999 года они помогали, в те годы мы три раза становились серебряными призерами чемпионата, завоевали Кубок страны. Затем они нашли нам богатых спонсоров из зарубежных армян – Вартана Сирмакеша и Грача Каприэляна. Вскоре президентом федерации стал Рубен Айрапетян, и судьи открыто стали душить «Арарат». Началось многолетнее противостояние новых хозяев «Арарата» и главы федерации, о котором много говорилось и писалось, в том числе и в вашей газете, и я не буду повторяться.

– Недавно в прессе появилось сообщение, что Грач Каприэлян собрал большую сумму у армянской общины Швейцарии под предлогом инвестиций в команду «Арарат», однако собранные средства направил на организацию своего бизнеса в офшорной зоне. Говорилось, что возбуждено уголовное дело. Не прокомментируете ли это сообщение?

– Не знаю, насколько это верно. Но, как говорится, нет дыма без огня.

– Что нового слышно по поводу торжеств в честь двойного успеха «Арарата» в 1973 году?

– Об этом надо спросить у Сержа Саргсяна, разумеется. Он однажды сказал, что этим вопросом должен заняться Р. Айрапетян, но тот пока молчит. Возможно, это будут последние торжества в честь нашей победы, так как мы уже в летах, а кое-кто уже покинул этот бренный мир. Это не только наша победа, а всего армянского народа. Нас ведь еще помнят, узнают на улицах, в том числе и молодое поколение, как это сегодня при тебе сделал юный москвич, попросив сфотографироваться и подписать книгу.

Думаю, президент страны, как только у него появится свободная минута, обязательно о нас вспомнит и даст указание о проведении юбилейных торжеств.

Александр Григорян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 44 человека

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты