№ 20 (226) Ноябрь (1-15) 2013 года.

Армянский след

Просмотров: 3181

Директор ереванского издательства «Амарас» Аркадий Асрян повсюду ищет армянский след. И находит. В музеях, архивах, книгах, газетных и журнальных публикациях и даже в интернете, которому не очень-то доверяет. Предмет его поисков – выдающиеся личности армянского происхождения.

– Аркадий Гургенович, Вы, можно сказать, инициатор и практически соавтор энциклопедий о великих армянах и армянках. Мы, армяне, любим выискивать в каждой незаурядной личности национальные корни. Вы – не исключение. Когда же лично у Вас появился такой интерес?

– Я учился в Львовском полиграфическом институте. Ходил в местный Исторический музей, где были выставлены работы ювелиров-армян, живших за несколько веков до нас, посещал армянскую церковь, гулял по Вирменской вулице (Армянской улице). Было чем гордиться. Именно тогда я особенно остро ощутил свои корни, свое армянское происхождение. В нашем институте училось много студентов не только со всего Союза, но и из всех развивающихся стран мира. И, конечно, мы, представители разных народов, стремились познакомить друг друга со своей культурой, историей. Мне это сделать было намного проще – вот улица, вот церковь, вот экспозиция в музее.

Полиграфический институт – вообще лучшие годы моей жизни. Поскольку Львов – это Западная Украина, обучение у нас шло на украинском языке. Мне-то учеба давалась легко, но однокурсники обратились к ректору с просьбой вместо иностранного языка изучать русский. И меня заодно со всеми определили в русскую группу, но ректор меня прилюдно осадил: «Вы-то, армяне, должны знать русский?» А студентам из Средней Азии все-таки преподавали русский как иностранный. Помню, я спросил у одного студента из Узбекистана: «Ты как попал в полиграфический?»

«Я, – говорит, – собрал рекордный урожай хлопка, и меня, как победителя соцсоревнования, направили на учебу сюда».

– И что, он стал полиграфистом?

– Да, представь себе, руководит типографией в Узбекистане.

– Но вернемся к нашим армянам. Получается, уже в студенческие годы идея витала в воздухе?

– Идея служить своей нации. Тем более что позже мне довелось 5 лет работать замдиректора издательства «Луйс», выпускавшего школьные и вузовские учебники, а еще учебники для западноармянских учебных заведений, в которых было поменьше коммунистического уклона и побольше исторического. Более 1000 названий книг я выпустил за свою жизнь. Информации набрался с лихвой.

– Раз уж Вы упомянули о своей издательской деятельности, поговорим о Вашем издательском вкладе в «шаржум» (армянское освободительное движение конца 80-х прошлого века. – Р. Е.).

– По поручению Верховного Совета Арм. ССР я организовал типографию при этом органе власти в самые критические для Советского Союза годы – 1985-1986. И когда начался «шаржум», по иронии судьбы именно в этой типографии печатались все обращения и воззвания по Карабаху. А Декларацию о независимости Армянской Республики я собственноручно набрал в трех экземплярах, один из которых храню до сих пор.

– После независимости Вы создали свое издательство «Амарас», где с Вашей подачи под редакцией историка Айка Хачатряна вышла книга «Цари Армении».

– Потом я предложил Хачатряну сделать книгу об армянских военачальниках, и вместе с соавтором Тиграном Петросянцем они составили сборник «Айказунк», имевший большой успех.

– И Вас затянуло?

– Еще как. После «генералитета» я резко отошел от военной тематики и занялся армянскими царицами.

– Вы ведь и сами собирали материалы и для «Айказунка», и для «Цариц Армении», но в составителях не числитесь. Скромность не позволяет?

– Я считаю себя только руководителем проектов.

– Аркадий Гургенович, книга «Царицы Армении» разошлась мгновенно, расскажите о ней поподробнее – что послужило ее успеху?

– В книге представлены 150 армянских цариц, но в «Армянках», например, этот список шире: там среди наших цариц есть и иноземки, в том числе француженка и даже одна монголка. Наши царственные женщины где только не правили – не только в Армении, но и в Индии, и в Германии, и в Болгарии, и в Иерусалиме, про Византию уж не говорю. И, видимо, хорошо справлялись со своими обязанностями, так что в Германии, в городе Гессене, даже стоит памятник императрице Феофане, тоже армянского происхождения.

– От цариц и императриц Вы плавно перешли к просто выдающимся соотечественницам, собрав их всех в двухтомнике «Армянки». В течение шести лет накапливали материал, засыпали письмами отмалчивавшихся героинь и добивались ответа, то бишь биографической справки для книги. А еще – благодарственных писем за Вашу, процитирую, «нацеленность на результат, трудолюбие и бойцовские качества». Через Ваши руки прошло столько разных женских судеб! Какая самая притягательная из них?

– Судьба самой сильной женщины. Это авиаконструктор Елизавета Шахатуни. Она была второй женой авиаконструктора Олега Антонова, создателя «Антея» и «Мрии». Работала под его началом – авиаконструктором по прочности. Родом из Еревана, жила и работала в Киеве. От ее дочери Анны я узнал, что она не дожила всего двух месяцев до ста лет.

– А какая из судеб поразила своей необычностью?

– Трагическая судьба поэтессы Аганур. Сама она из Старой Джуги, позже оказалась в Италии, где вышла замуж. Ее муж был членом парламента Италии. Аганур умерла в 55 лет. Когда гроб с ее телом опускали в землю, муж от горя застрелился прямо на свежевырытой могиле любимой супруги.

– А моя любимая армянка – Агнесс Джоаким (Ашхен Овакимян) из Сингапура, которая вывела орхидею, ставшую символом этой страны.

– Да, куда только не забрасывала судьба наших соотечественниц! В Новой Зеландии, к примеру, до последнего времени верховным судьей была наша соотечественница Элиас Сайтен (Србуи Минаси). Страной там руководит генерал-губернатор, а замещает его именно верховный судья. Можно себе представить, какая это ответственная должность! К слову, о женщинах, занимающих высшие посты. Я отправил письмо в Австралию Гледис Бериджян, которая возглавляла теневой кабинет министров этой страны, а ответила она мне уже в должности министра транспорта. Вот такая карьера!

– Вы сами встречались с кем-то из Ваших героинь, помимо тех, кто живет в Армении?

– Я несколько раз писал египтологу из Германии Урик Сурузян, просил прислать биографические данные, она все обещала, но так и не отправила. Я сам кое-что разузнал: родом она из Багдада, потом переехала в Бейрут, где окончила армянский колледж. Училась в Париже, стала египтологом, занималась раскопками египетских пирамид. Вышла замуж за руководителя археологической экспедиции из Германии, тоже египтолога, и все время проводит в Египте на раскопках. И вот она приезжает в Армению, приходит в издательство. Я ее спрашиваю: «А почему вы занимаетесь египетскими пирамидами, а не поднимаетесь на Арарат, чтобы найти Ноев ковчег?» Она приняла мой вопрос всерьез: «Я не думала об этом, я ведь египтолог». Я с серьезным видом продолжаю: «А вот наши сотрудники побывали на Ноевом ковчеге и привезли вам оттуда сувенир», – и протягиваю ей бутылку коньяка, на этикетке которого ее фотография с мужем, египетские пирамиды и… Ноев ковчег на Арарате. Надо было видеть, в какое удивление поверг их с мужем этот сувенир!

– Насколько мне известно, «Армянки» переводятся на русский язык. Когда русское издание увидит свет?

– Надеюсь, в начале будущего года.

– О ком или о чем Ваш следующий проект?

– Наше издательство получило предложение из Новороссийска от Фонда по реставрации памятников Великой Отечественной войны имени Героя Советского Союза Унана Аветисяна – подготовить книгу об армянах-героях. Председатель фонда – также наш соотечественник Эдуард Газарикян. Помимо Героев Советского Союза, в книгу войдут армяне из других стран, удостоенные высших наград. Как, к примеру, Эрнест Дервишян из США, удостоенный высшей награды конгресса, или хорошо всем армянам известный герой французского Сопротивления Мисак Манушян и другие. Помимо официально признанных героев, в приложении к книге будут опубликованы биографии личностей, которым по тем или иным причинам звание Героя присуждено не было либо они были лишены этого звания. К примеру, Эдуарда Аркадьевича Асадова (Асадьянца), человека, лишенного зрения и тем не менее написавшего 47 книг, представляли к званию Героя, но не утвердили. А в биографии другого Героя Советского Союза, Евгена Акоповича Пилосьяна, и вовсе перемешаны высокое и низкое: из-за трех судимостей его лишили высокого звания. В книге будет и глава о Героях Соцтруда. Да-да, не удивляйтесь. Это не просто наше коммунистическое прошлое, а необыкновенные люди, необыкновенные судьбы. Взять хотя бы Караогланова Александра Гавриловича – заслуженного строителя СССР, генерал-полковника инженерной службы. Родился в Шемахе в семье выходца из Карабаха, военного командира дивизии царской армии и бригады Красной армии. Дед в чине полного генерала служил императору. Ратную традицию семьи продолжил и его сын, генерал-майор ГРУ Генштаба ВС РФ Сергей Александрович Караогланов. В 1931 году поступил в Военно-инженерную академию имени Куйбышева, которую окончил с отличием в феврале 1936 года.

– Аркадий Гургенович, сегодня мало кто читает книги. Тем не менее, Ваше издательство на плаву, книги расходятся. В чем секрет?

– Да, интернет перекрыл воздух книгоиздательскому делу: с его появлением отпала потребность в художественной литературе и даже в газетно-журнальной продукции. Но потребность в словарях и энциклопедиях есть, и сегодня мы стараемся удовлетворить имеющийся спрос.

– Уверена, у Вас есть новый проект. Чем удивите в следующий раз?

– Да, действительно, готовится проект, очень мощный. Но пока это секрет.

Беседу вела Роза Егиазарян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 14 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты