№ 21 (227) Ноябрь (16-30) 2013 года.

Движение к Таможенному союзу еще только предстоит начать

Просмотров: 1243

Октябрьская встреча лидеров глав государств в Минске запомнилась не только обсуждением перспектив евразийской интеграции, но и громкими заявлениями, подлинный смысл и подтекст которых еще только предстоит разгадать. Россия, Белоруссия и Казахстан поддержали намерение Армении и Киргизии присоединиться к Таможенному союзу.

Соответствующее заявление сделал президент России Владимир Путин: «Мы поддержали намерение Армении присоединиться к нашему интеграционному проекту. Создана рабочая группа, которой поставлена задача в кратчайшие сроки подготовить соответствующую «дорожную карту». В ходе заседания было принято решение «О присоединении Республики Армения к Таможенному союзу и Единому экономическому пространству Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации», а также заявление об участии Республики Армения в евразийском интеграционном процессе.

Вместе с тем, заявления лидеров Казахстана и той же России о других возможных кандидатах на членство в ТС – Турции, Сирии и Индии (напомним, Анкара является участником таможенного соглашения с ЕС) – свидетельствуют, как минимум, о непростых процессах внутри самого постсоветского «ядра» этого интеграционного объединения. Для Турции педалирование данного вопроса, как представляется, не более чем элемент торга в вялом диалоге с Брюсселем, который длится годами и десятилетиями. Турецкий эксперт Айдын Сезер исключает нахождение страны одновременно в двух совершенно разных организациях. С другой стороны, представляет интерес мнение председателя Движения развития Юрия Крупнова, увидевшего в предложении Нурсултана Назарбаева известную логику, поскольку «по мнению ряда аналитиков, основным бенефициаром Таможенного союза в итоге стала Турция. Через территорию Казахстана она получила доступ к единому рынку ТС. Это показывает, что сегодняшняя верхушечная, надстроечная интеграция продвигается с результатами, неизвестными для ее инициаторов. И вполне возможно, что главными получателями выгод станут Турция или иные зарубежные государства». Воюющая же Сирия, перед которой стоят проблемы совсем иного рода, или далекая Индия, укрепляющая торгово-экономические контакты с Китаем и Западом, и вовсе, как говорится, «не про то». Более же «актуальные» кандидаты на присоединение к Таможенному союзу в лице Киргизии, Таджикистана и Армении (как и избравшие иной путь Грузия, Украина и Молдавия) испытывают серьезные экономические проблемы, потенциально чреватые внутриполитической нестабильностью. Основные показатели активности в базовых отраслях имеют стабильную тенденцию к спаду, снижаются темпы роста торговли, если что и увеличивается – так это тарифы и цены на продукты питания, и так немаленькие.

На этом нерадостном фоне идет обсуждение проекта госбюджета Армении на 2014 год, отличительные особенности которого обусловлены политическим решением о членстве республики в Таможенном союзе. Об этом, продемонстрировав завидную оперативность, заявил в ходе обсуждения в Национальном собрании бюджета страны премьер-министр Армении Тигран Саркисян. Он добавил, что несколько десятков законов, международных договоров, законодательство Армении должны быть приведены в соответствие с законодательством Таможенного союза, сформировать среду, которая будет стимулировать наших хозяйствующих субъектов. Саркисян полагает, что наличие в разных документах противоречащих друг другу пунктов актуализирует переговорный процесс, призванный эти противоречия сгладить. При этом Армения не может принять какой-либо документ, способный вступить в противоречие с заявленным курсом на евразийскую интеграцию. В свою очередь, европейцы, похоже, намерены наращивать политическое давление на армянскую сторону. Так, согласно принятой недавно резолюции Европарламента, оккупация территории одного государства – члена «Восточного партнерства» другим государством-членом нарушает основополагающие принципы и цели «Восточного партнерства». В документе также содержатся ссылки на избирательно трактуемые резолюции Совбеза ООН от 1993 года, в которых содержались призывы к выводу армянских сил из Кельбаджара, Агдама и других так называемых «оккупированных» территорий. По убеждению некоторых оппозиционных депутатов Национального собрания, неблагоприятные для армянской дипломатии формулировки стали асимметричным ответом на сделанные в Москве 3 сентября заявления Сержа Саргсяна и последующие шаги. Это, конечно, соответствует действительности – в резолюции Европарламента также выражено сожаление в связи с решением президента Армении о присоединении к Таможенному союзу. Впрочем, думается, прежний курс на евроинтеграцию никоим образом не решал проблем Нагорного Карабаха и уж точно был не в состоянии предотвратить принятие подобного рода бумаг…

Более активное участие Армении в интеграционных процессах на постсоветском пространстве обоснованно связывают с тесным характером российско-армянского взаимодействия, помимо коллективной региональной безопасности (что само по себе несоизмеримо важнее любых резолюций), также в политической и экономической сфере. Эксперты Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития (ЕАБР) недавно предсказали экономике Армении в случае присоединения страны к Таможенному союзу 4-процентный рост. Очевидно, не в последнюю очередь это связано с возможными кредитами и крупными инфраструктурными проектами с участием России. Кроме того, многие отрасли промышленности страны связаны с поставками комплектующих из России. Глава ЕАБР Евгений Винокуров предполагает, что Россия при определенных обстоятельствах отменит экспортную пошлину на необработанные алмазы, что «повысит конкурентоспособность гранильных предприятий Армении на внешних рынках». Немалое значение имеет также сохранение существующего статус-кво на рынке труда, что позволяет поддерживать приток денежных средств, смягчая негативные последствия безработицы и сохраняя внутреннюю стабильность. Впрочем, позитивные последствия возможных изменений покажет будущее, пока же экономика Армении находится у порога стагнации. По крайней мере, если следовать логике проводимой правительством актуальной экономической политики, то пути преодоления экономического спада выглядят, как минимум, не совсем понятными.

Конечно, это проблема не только Армении, и правительство Тиграна Саркисяна, с одной стороны, сохраняет поистине олимпийское спокойствие, а с другой – демонстрирует приверженность прежним схемам, не исключающим, к примеру, коррупционных рисков и монополизации экспортно-импортных потоков, способствующих дальнейшему социальному расслоению. Да, премьер и его команда, ранее делавшие однозначную ставку на евроинтеграцию, теперь с неменьшей уверенностью утверждают, что в случае членства Армении в Таможенном союзе ее экономику ждет не менее бурный рост. Скептически же настроенные наблюдатели отмечают, что пока разговоры о предстоящем членстве Армении в ТС остаются на уровне благих намерений: в этом вопросе остается немало неясностей, тем более, что до вступления в силу норм и правил ТС еще очень далеко. Все основные организационные этапы присоединения Армении к этому союзу еще только предстоит пройти, в то время как приступать к выправлению наиболее сложных проблем предстоит уже сегодня.

Неясности усугубляются объективными сложностями в работе самого Таможенного союза, что в Минске проявилось достаточно наглядно. О некоторых сюжетах мы уже упомянули выше, однако разногласия ими вовсе не исчерпываются. Скажем, казахстанские эксперты говорят о многочисленных проблемах, связанных с доступом производителей этой страны на российский рынок, аналогичные претензии есть у белорусов; в свою очередь, в России определенный внешнеполитический изоляционизм, находящий выражение в том числе в высказываниях некоторых экспертов, становится, похоже, «восходящим» трендом. В частности, предложение о введении визового режима со странами СНГ (прежде всего центральноазиатскими, среди которых есть кандидаты на вступление в ТС) вряд ли можно считать маргинальным и не пользующимся широкой поддержкой. Некоторые наблюдатели заговорили даже о кризисе евразийского интеграционного проекта, его смыслов и целей, что связано, очевидно, не только с текущими проблемами, но и с самой его идеологией. Вернее, со сведением таковой исключительно к экономическому прагматизму – и это в отсутствие единой денежно-кредитной, налоговой, промышленной политики, единой валюты и т.д. Уверения в том, что все преследуют собственные национальные интересы, конечно, справедливы, да вот только само это понятие оказывается на поверку предельно размытым и фрагментированным. Сколько групп, субъектов и даже отдельных игроков – столько и интересов, и сложить их в какой-либо внятный вектор представляется делом крайне затруднительным. Об этом могут свидетельствовать также некоторые нюансы информационного сопровождения процесса сближения Армении с Таможенным союзом. Напомним, президент Белоруссии Александр Лукашенко обратил в этой связи внимание на наличие у Армении территориального спора с Азербайджаном и, соответственно, на необходимость учета мнения официального Баку. Заявление несколько странное, но вполне объяснимое, если не забывать об известной способности белорусского лидера обращать любой вопрос в предмет политического торга. Однако когда данный тезис был воспроизведен в комментарии «Первого канала» журналисткой Ирадой Зейналовой – это не могло пройти мимо армянского общественного мнения. И особенно той его части, настроенной не просто антироссийски, но русофобски. Хотя бы потому, что суть этого комментария ведущей федерального телеканала противоречила достигнутым в Минске договоренностям и принятым документам…

С уверенностью можно сказать лишь то, что представители тех или иных групп интересов стремятся решить свои проблемы, по возможности – на максимально льготных условиях, как это произошло, например, с некоторой частью многомиллиардного европейского кредита, предоставленного Грузии после августа 2008 года как «жертве российской агрессии». Однако даже для самых романтически настроенных политиков становится очевидным, что повторение «праздника жизни», по меньшей мере, откладывается. И собственные проблемы предстоит решать, в основном, самим.

Получается это пока не очень, особенно в ситуации, когда власти постсоветских государств (не исключая и «локомотив» интеграции в лице России) в отсутствие внятной политики экономического роста и стимулирования производительных сил прибегают к «испытанным» методам из арсенала либерального фундаментализма. В Армении стагнация сопровождается очередным повышением цен на фоне заявлений властей о начале сближения с Таможенным союзом, причем два этих факта могут оказаться достаточно прочно связанными в сознании людей, что послужит формированию крайне негативного общественного мнения о российском интеграционном проекте. Замелькали пассажи о том, что «внешняя политика Армении уже определяется в Таможенном союзе». При этом, заметим, Армения пока не подписала в рамках ТС ни одного документа, на территории республики не действует ни одна из норм этого объединения, импортеры и крупные розничные сети не имеют никаких оснований связывать свою ценовую политику мифическими «указаниями из Кремля» и т.д. Тем не менее, в ближайшей перспективе значительная часть экономических проблем Армении на пропагандистском уровне будет объясняться именно процессом присоединения страны к Таможенному союзу. Процессом, который еще не начинался и которому только предстоит обрести еще, так сказать, «плоть и кровь». Или – не обрести, если негатив и взаимные разборки в рамках интеграционного ядра в составе России, Белоруссии и Казахстана снизят привлекательность идеи евразийской интеграции как таковой.

Андрей Арешев

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 7 человек