№ 23-24 (229-230) Декабрь (16-31) 2013 года.

Верность стратегическому союзничеству

Просмотров: 1616

«Что касается Закавказья. Россия никогда отсюда уходить не собирается. Наоборот, мы стараемся укреплять свои позиции в Закавказье, опираясь на то лучшее, что нам досталось от наших предков, укрепляя отношения со всеми странами региона, в том числе с Арменией».

Процитированный выше отрывок – фрагмент из выступления президента России Владимира Путина в ходе его двухдневного государственного визита в эту страну Южного Кавказа. Москва рассматривает Южный Кавказ в качестве одного из главных приоритетов своей внешней политики. И в этом плане путинский визит в Армению вряд ли открыл какую-то новую тенденцию. Президенты двух государств в очередной раз продекларировали верность стратегическому союзничеству. Но в чем же тогда заключался основной смысл и значение визита Владимира Путина? Какую роль Россия отводит Армении в процессе укрепления своих позиций в Закавказье?

Российский лидер посетил Армению впервые после своего избрания на высший государственный пост на третий срок в марте 2012 года. Программа его визита была составлена не совсем обычным образом. Он начался не с традиционного посещения столицы, а с поездки во второй город страны – Гюмри, расположенный в непосредственной близости от государственной границы с Турцией. Именно там Владимир Путин побывал на 102-й военной базе Вооруженных сил РФ, затем принял участие в заседании Российско-армянского межрегионального форума. Вместе с президентом Армении Сержем Саргсяном российский лидер в режиме видеоконференции наблюдал за вводом в эксплуатацию пятого энергоблока Разданской ТЭС и присутствовал на церемонии гашения памятных почтовых марок, посвященных XXII зимним Олимпийским играм в Сочи. В этом контексте стоит особо отметить, что для Путина крупнейшее спортивное соревнование четырехлетия имеет политический смысл. Он рассматривает предстоящие Игры как демонстрацию восстановления позиций России в современном мире и как символ преодоления внутренней нестабильности.

Вторая часть путинского визита прошла в Ереване. В столице Армении прошли двусторонние переговоры президентов, посвященные деталям вступления кавказской республики в Таможенный союз и евразийской интеграции в целом.

Можно ли считать такой выбор маршрута случайным? Если не впадать в крайности конспирологии, то стоит заметить, что случайности в выборе карты государственного визита, как правило, сведены к минимуму. Все «экспромты» в процессе организации поездки главы государства обычно хорошо и заблаговременно готовятся. Выбор маршрута для декабрьского визита Путина также не выглядит случайным и непродуманным. Армения готовится к вступлению в Таможенный союз – организацию, в которой основной целью и задачей является экономическое взаимодействие, а не кооперация в сфере безопасности. Почему же такое внимание Гюмри, который начиная с 1995 года (момент заключения двустороннего договора о российской базе) ассоциируется с военным присутствием РФ в Армении?

Для ответа на эти вопросы стоит обратить особое внимание на контекст событий, предшествовавших путинскому визиту. В 2013 году Россия и Армения пережили, наверное, один из самых драматических периодов в двусторонних отношениях после распада Советского Союза. Тема возможных геополитических разворотов Москвы и Еревана обсуждалась в нынешнем году не раз. Слишком много событий сошлось в одной точке, чтобы дать повод для подобных суждений. Перечислим их вкратце, не вдаваясь в детали. Двусторонние отношения в нынешнем году были сильно осложнены наращиванием партнерства между Ереваном и Евросоюзом вкупе с подготовкой Армении к подписанию Соглашения об ассоциации с ЕС. Положение осложнялось тем, что не просто эксперты, а высокопоставленные чиновники правительства Армении, включая и премьер-министра, высказывали сомнения в целесообразности присоединения республики к Таможенному союзу.

Вызовом для двусторонних отношений стала и интенсификация военно-технического партнерства Москвы и Баку, а также повышение цены на российский газ для армянского потребителя. И остроты всему этому добавляли различные инциденты вроде пресловутого ДТП с участием гражданина Армении Грачья Арутюняна или «ереванской революции» против «путинского диктата» с участием его экзотического однофамильца, лидера партии «Цегакрон». Все случаи подобного рода создавали непростой эмоционально-психологический фон, мешавший осмыслению сложностей, формировавшихся в отношениях Еревана и Москвы не один год.

Как бы то ни было, а ломка негативного тренда случилась 3 сентября 2013 года в ходе визита президента Армении Сержа Саргсяна в столицу России. Тогда глава Армении официально заявил о присоединении его страны к Таможенному союзу, а Евросоюз признал это действие как синоним отказа от подписания договора об ассоциации. Заявление Саргсяна было признано неким поворотным пунктом в геополитическом выборе Армении. Для такого решения у Еревана было две базовые причины. Во-первых, давление со стороны Москвы, понимающей свое эксклюзивное положение в обеспечении безопасности кавказской республики, а также дефицит геополитической конкретики со стороны ЕС. Во-вторых, понимание самой армянской элиты: сегодня ЕС не даст ничего, сопоставимого с помощью России. Энергетически Европа зависит от Азербайджана, решительного поворота в сторону Армении она не сделает. Отношения ЕС с Турцией переживают не самые лучшие времена, а инструментов давления на Анкару с целью проталкивания процесса нормализации у Брюсселя нет. Нет и новых идей относительно урегулирования нагорно-карабахского конфликта, которое было бы выгодно Еревану.

Таким образом, в очередной раз безопасность потеснила экономику. Это не плохо и не хорошо, таковы сегодняшние реальности. Все это никак не отменяет ни интереса ЕС и США к Армении, ни интереса Еревана к Западу. Но при имеющихся «вводных» выбор в пользу России стал выбором в пользу «синицы в руке». И путинский визит в Гюмри был рассчитан на демонстрацию возможностей России. Это было сделано на контрасте с недавним форумом ЕС и стран «Восточного партнерства», прошедшим в столице Литвы Вильнюсе. Из шести партнеров Европы только двое парафировали Соглашение об ассоциации (Молдова и Грузия). Но если Грузию Москва считает уже «отрезанным ломтем» и не ведет борьбу за влияние на нее, то на Кишинев у РФ есть возможности для оказания воздействия. Москва является одним из гарантов приднестровского мирного процесса и спонсоров непризнанного Приднестровья. Без участия Кремля разрешение застарелого конфликта и европеизация Молдовы крайне проблематичны. В этой связи посещение российской военной базы во втором городе Армении стало символической демонстрацией потенциала РФ на Южном Кавказе и на постсоветском пространстве в целом. Ведь Гюмри на сегодняшний день (если не считать объединенных баз в Абхазии и в Южной Осетии) – единственный российский военный объект в Закавказье. Эта база несет боевое дежурство в рамках Объединенной системы ПВО СНГ. Президент Путин считает эту структуру уходящей. Но в то же время он заинтересован в создании компактного и мобильного «мини-СНГ», где не будет таких проблемных партнеров, как Украина, Молдова, Азербайджан и Узбекистан. Кремль видит Армению среди участников этого «мини-СНГ». Отсюда и стремление напомнить о «синице в руках», роли РФ в обеспечении безопасности кавказской республики. В Гюмри Путин заслушал доклад командира военной базы Андрея Рузинского и проинспектировал образцы военной техники.

Не стоит забывать и о личных мотивах российского лидера. В 2010 году Армению посетил «местоблюститель» президентского кресла Дмитрий Медведев. Именно его подпись стоит под соглашением о пролонгации функционирования 102-й базы до 2044 года. Три года назад это решение рассматривалось как начало нового этапа в отношениях между Москвой и Ереваном. И хотя Владимир Путин в то время оставался ключевой фигурой в принятии российских политических решений, символом события трехлетней давности стал Дмитрий Медведев. И президент РФ заинтересован подчеркнуть: без его участия двусторонняя кооперация не была бы столь успешной.

Ереванская часть двухдневного государственного визита была обращена уже не столько к прошлому, сколько к будущему. Москва пыталась дать понять своему партнеру: выбор в пользу евразийской интеграции сделан, теперь необходимо наполнить этот процесс конкретным содержанием. После того как Серж Саргсян публично заявил о присоединении к ТС, а в перспективе и к Единому экономическому пространству, 19 сентября 2013 года правительство Армении утвердило проект подготовительных работ на этом направлении. Через некоторое время, 16 ноября, заместитель министра иностранных дел кавказского государства Шаварш Кочарян заявил, что его страна будет готова подписать соответствующее соглашение в начале 2014 года. Интересная деталь. В свое время именно Шаварш Кочарян был критиком присоединения Армении к Таможенному союзу. Но как бы то ни было, а в декабре 2013 года планируется завершение и согласование армянской «дорожной карты». Понятное дело, визит Путина лишь придал импульс интеграционным намерениям. Их реальное наполнение зависит от слаженной работы как властей, так и бизнеса двух стран.

И здесь перед российской властью стоит непростая задача. С одной стороны, успех Москвы очевиден. На Вильнюсском саммите в ноябре 2013 года Армения не парафировала никаких документов. Ее выбор выглядит очевидным. Однако нельзя не заметить, что в армянском обществе, экспертных и даже политических кругах существуют и другие оценки участия Армении в евразийских интеграционных процессах. Происходит это потому, что российская сторона нередко не учитывает асимметрии восприятия, существующей у страны – постоянного члена Совбеза ООН и «ядерного клуба» и у маленькой республики, вовлеченной в этнополитический конфликт и имеющей две закрытые границы из четырех имеющихся. Все это создает впечатление неравного партнерства между двумя странами. Тем паче что ревность Москвы в отношении западных контактов Еревана нередко выглядит излишне иррациональной.

Так, в канун визита Путина в Гюмри и в Ереван вице-председатель партии «Наследие» (она же возглавляет парламентскую фракцию) Заруи Постанджян назвала его поездку «посещением форпоста». По ее словам, для Армении «неприемлем весь тот ажиотаж, который наблюдается в высших должностных кругах. Армения принимала многих высокопоставленных чиновников, но такого ажиотажа не было. Неприемлемо, когда независимость и самостоятельность Армении дарят России и Владимиру Путину ради своего краткосрочного богатства». По словам же секретаря партии «Наследие» Степана Сафаряна, Россия использует методы шантажа для присоединения Армении к ТС. И хотя парламентская фракция «Наследие» немногочисленна сегодня, не стоит забывать о том, что лидер партии Раффи Ованнисян получил второе место на прошедших недавно президентских выборах, сумев получить значительную часть протестных голосов. И проблема в том, что Москва, активно работая с властным истеблишментом и капитанами крупного бизнеса, не уделяет должного внимания оппозиционным кругам, общественникам и правозащитникам. Все эти силы, имея немалые претензии к действующей власти, переносят ответственность за нынешнее положение дел во внутренней и внешней политике Армении на Кремль. Происходит отождествление ошибок, допускаемых командой Сержа Саргсяна, с геополитическими устремлениями России в Закавказье.

Сегодня критические выпады в адрес РФ выглядят маргинальными. И армянская власть, и ее партнеры в Москве склонны их недооценивать, считать незначительными и инспирированными Западом (США и ЕС).

Спору нет, Вашингтон и Брюссель отнюдь не в восторге от претензий Москвы на эксклюзивную роль на постсоветском пространстве в целом и на Южном Кавказе в частности. Однако критика в адрес России имеет свой внутренний фундамент. Армянские оппозиционеры и активисты «третьего сектора» не видят усилий Москвы по формированию привлекательного образа будущего для их страны. Не выгодных инвестиционных проектов и бизнес-планов (что тоже важно), но стратегий масштабной модернизации страны. Отсюда и есть запрос на альтернативы, хотя многие из них кажутся порой утопичными и идеалистичными.

В любом случае после продвижения на официальном уровне Москве стоит обратить внимание и на армянское общество. Без всесторонней низовой поддержки успехи России станут лишь тактическими достижениями, в то время как для подкрепления слов Путина, произнесенных 2 декабря 2013 года в Гюмри, Кремлю нужны качественные стратегические разработки.

Сергей Маркедонов,
политолог, обозреватель газеты «Ноев Ковчег»

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 17 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Уроды,единицы понаставили.На самом деле армянский народ всегда был близок русскому.
  2. Прогнитесь еще больше Гагик,а то русские не поверят в вашу искренность... Недалек тот день, когда местные питерские "братья" поступят с вами точно также как и азеры с бакинскими армянами и ваше раболепие вам вряд ли уже в чем-либо поможет...
  3. Никогда не прогибался,говорю искренне,у нас нет друзей кроме России и это знают все.Назовите хоть одного.А вы - провокатор.
  4. Когда не совсем адекватный индивид, называет кого-то провокатором, то это стоит воспринимать как комплимент... А теперь по теме, русские не являются нашими друзьями в политике их нет по определению, тут все решают национальные интересы,а точнее умение их жестко отстаивать чего армянская, насквозь прогнившая влать, сделать просто не в состоянии! Вы хоть знаете что заключенный с Кремлем договор ,о передече всех акций Газпрому имеет большое количество драконовских положений имеющих силу аж до 2043(!) года согласно которым Армения, НЕ сможет вносить НИКАКИХ изменений и обязана будет покупать газ ТОЛЬКО у русских...! Более того, если объем закупаемого газа, будет ниже чем это было предусмотрено соглашением, то армянская сторона еще будет обязана выплатить и компенсацию на сумму в миллионы долларов! Все эти положения являются абсурдными, кабальными,а также нарушают международные законы! И как на этом фоне, у вас еще поворачивается язык называть эту страну дружественной...? Они нам навязывают драконовские,а на деле колониальные договора в которые НИ парламент(а это требует конститиция РА!) НИ правительство с президентом не смогут внести даже одну поправку отвечающей национальным интересам Армении! Это самый настоящий произвол! Кочарян, в свое время, тоже предал интересы Армении когда согласился изменить диаметр трубопровода идущего из Ирана тем самым лишив страну возможности стать транзитной,а Серж с вопросом о передаче акций Газпрому, пошел еще дальше!
  5. Ваши Писульки ничем не подтверждены,более того,они носят предвзятый характер.И еще,вы не назвали друзей Армении.
  6. И опять анонимно, видать кишка тонка...Или просто легче постить глупости не от своего имени не так ли Гагик...?... Мои как вы выразились "писульки", чистая правда, об этой преступной сделке не говорят разве что ленивые... Практически все СМИ освещали эту тему,а я ко всему прочему, еще и смотрел выступление в парламенте РА в записи... Власти,шаг за шагом, сдают страну и им плевать на будущие последствия, главного они добились,а именно получили внешнее покровительство Кремля и это для них было самое важное... Теперь Москва будет спокойно давить на Армению в вопросе с Арцахом, ведь территории НКР, это единственное что Кремль может предложить азерам в обмен на вступление последних в Евразийский Союз... Я думаю, вы понимаете как закончат власти РА если они все же решатся на такое мерзкое предательство и что будет с пятой колонной с прорусской ориентацией после данного самоубийственного шагa...
  7. А вы что читать совсем уже разучились Гагик...? Ну что ж, придется вновь повторить свою мысль, у нас НЕТ друзей! Теперь понятно?
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты