№ 23-24 (229-230) Декабрь (16-31) 2013 года.

Москва армянская

Просмотров: 4497

Продолжение. Начало в №10, 13, 15, 17, 19, 21, 2013

Улица Кузнецкий мост, Улица Рождественка, Рождественский бульвар, Джамгаровский парк и пруд, Джамгаровская улица

25 июня 2013 года на заседании правительства Москвы на рассмотрение был вынесен проект постановления о присвоении наименований улицам столицы. Из доклада председателя комитета общественных связей города А.В. Чистякова: «Предлагаемые названия прошли общественные обсуждения с населением районов города. Решение межведомственной комиссии по наименованию территориальных единиц было принято с учетом топонимических и исторических особенностей территорий, на которых расположены эти объекты. В районе Лосиноостровский – проезд № 5079 от Стартовой улицы в непосредственной близости от Джамгаровского парка и пруда – назвать «Джамгаровская улица». Проезд расположен в непосредственной близости от Джамгаровского парка и пруда, и название происходит от фамилии братьев Джамгаровых – основателей и хозяев банкирского дома «Братья Джамгаровы». Мэр Москвы С.С. Собянин резюмировал: «Спасибо. Принимается».

Вслед за этим следует другое событие: правительство Москвы 20 августа 2013 года принимает постановление «Об утверждении проекта планировки части территории объекта природного комплекса № 44 Северо-Восточного административного округа города Москвы «Парк у Джамгаровского пруда» по адресу: улица Стартовая, владение 4».

Посетив Джамгаровский пруд, С.С. Собянин заверил жителей района, что пруд будет заглублен до шести метров, очищен и зарыблен, берега его будут благоустроены и там будет организован сход к воде со ступеньками. При этом градоначальник добавил, что природный ландшафт пруда и парка будет сохранен. «Пруд должен превратиться в полноценную зону отдыха с возможностью купаться, ловить рыбу, кататься на лодках», – сообщала муниципальная газета «Звездный бульвар».

История дачной местности, получившей название «Джамгаровка», где банкирами Джамгаровыми и был вырыт известный на всю округу пруд, прозванный в народе Джамгаровским, восходит к 1898 году, когда Удельное ведомство, ведавшее землями царской семьи, разбило лесной массив на участки под дачи и объявило об их продаже.

Прошло 115 лет, и по соседству с Джамгаровским прудом, местом отдыха жителей Лосиноостровского района столицы, появилась Джамгаровская улица.

* * *

Банкирский дом «Джамгаровы Бр.», более известный как «Братья Джамгаровы», был основан в 1874 году.

О масштабах финансовой деятельности банкирского дома «Братья Джамгаровы» красноречиво говорит одна уже цифра: его оборот по всем операциям за 1911 год составил один миллиард 400 миллионов рублей. Основным пакетом акций банка владели почетные граждане Иван (глава банкирского дома), Николай и Александр Исааковичи Джамгаровы. Имели долю в семейном деле и их братья – Афанасий и Исаак.

СУДЬБА ДОМА НА УГЛУ КУЗНЕЦКОГО МОСТА И РОЖДЕСТВЕНКИ

Братья Джамгаровы известны были в Москве и своими домовладениями. Первый из поднятых ими домов встал на улице Кузнецкий мост (по нынешней нумерации дом 18) в 1893 году, придав ей степенность и солидный вид. То было трехэтажное строение, сооруженное по проекту русского архитектора Бориса Викторовича Фрейденберга.

* * *

Кузнецкий мост берет начало от улицы Большая Дмитровка и упирается в Большую Лубянку, пересекая улицы Петровка, Неглинная и Рождественка.

В конце XV века царь Иван III повелел на берегу реки Неглинки заложить слободу кузнецов и конюхов. Там же возник и Пушечный двор. Через Неглинку был перекинут мост, давший название улице. В XVII веке обжитую ремесленниками улицу облюбовали еще и князья. Нашлось место и монастырскому подворью.

В ту пору Кузнецким именовался собственно мост (сначала деревянный, а с 1754 г. – каменный) и его окрестности – между Рождественкой и Петровкой. Отрезок улицы, сбегавший к мосту от Лубянки, прозван был Введенским переулком, а от моста к Большой Дмитровке – Кузнецким переулком, который слился с улицей Кузнецкий мост лишь в 1922-м.

Улица Кузнецкий мост красотой и постройками своими обязана камергеру графу Ивану Илларионовичу Воронцову, к которому в середине XVIII века отошли земли кузнецкой слободы. Построив шесть каменных домов, граф разбил при них английские и французские сады с оранжереями, прудами и фонтанами.

На Кузнецком мосту стоял дом и жестокой помещицы Дарьи Николаевны Салтыковой, загубившей больше ста душ своих крепостных и прозванной «Салтычихой». Осужденная в 1776 году императрицей Екатериной II на пожизненную отсидку сперва в подземной, а потом в надземной тюрьме Ивановского монастыря, окончила она свои дни в 1801 году, так никем и не прощенная. Сосед Салтыковой поручик Собакин возвел рядом с ее усадьбой каменные палаты.

В 1793 году добрую половину обширных владений Воронцовых – от Рождественки до Неглинки – купила помещица И.И. Бекетова. Ее пасынок, издатель и журналист П.П. Бекетов в одном из флигелей владения открыл типографию, где печатал книги и гравированные портреты.

Уже к началу XIX века Кузнецкий мост превратился в главную торговую улицу Белокаменной. В сатирическом журнале «Зритель» баснописец Иван Крылов описывал Кузнецкий мост как место в Москве,

«Где за французский милый взор
Бывает денег русских сбор».

В путеводителе Москвы за 1826 год Кузнецкий мост представляется так: «От самого начала сей улицы, то есть от Лубянки до Петровки, вы видите направо и налево сплошной ряд магазинов с различными товарами и большею частью с дамскими уборами… С раннего утра до позднего вечера видите вы здесь множество экипажей, и редкий какой из них поедет, не обоклав себя покупками. И за какую цену Все втридорога; но для наших модников это ничего: слово КУПЛЕНО НА КУЗНЕЦКОМ МОСТУ придает вещи особенную прелесть».

В середине XIX века из-под пера бытописателя Москвы Михаила Ивановича Пыляева вышли строки: «Кузнецкий мост теперь самый аристократический пункт Москвы; здесь с утра и до вечера снуют пешеходы и экипажи, здесь лучшие иностранные магазины и книжные лавки». В то время Кузнецкий мост был застроен в основном двухэтажными домами.

Русский литературный критик В.Г. Белинский в одной из своих работ мысленно водил петербуржца по Кузнецкому мосту, который был непременно поражен невысокими домами, «до того миниатюрными, что ему пришла бы в голову мысль – уж не попал ли он – новый Гулливер в царство лилипутов».

На исходе 1865 года Кузнецкий мост стал первой в Москве улицей, уставленной газовыми фонарями. Оттуда они и разбежались по всему городу. Свет электрический пришел на улицу в 1886-м. В конце XIX века, почти одновременно с Джамгаровыми, здесь обросли домовладениями братья Третьяковы, купцы Солодовниковы и Фирсановы. С их приходом на эти земли и стал застраиваться Кузнецкий мост высокими домами, зданиями банков и известных торговых фирм.

Пролетарский писатель Максим Горький в романе «Жизнь Клима Самгина» как нельзя точно описал Кузнецкий мост: «Дома, осанистые и коренастые, стояли, плотно прижавшись друг к другу, крепко вцепившись в землю фундаментами».

* * *

Но пора вернуться к дому Джамгаровых.

В XVII веке на этой земле находилось владение дьяка Н. Полунина. С севера граничило оно с суздальским подворьем. В XVIII – XIX веках полунинское владение переходило из рук в руки не раз, принадлежа то надворному советнику А. Оболдуеву, то титулярному советнику Н. Бехтереву, то московскому купцу В. Соколову. Наследники купца сдавали помещения в аренду небольшим книжным лавкам, после «Французскому базару», торговавшему соломенными шляпами, магазину серебряных изделий, столовых и чайных принадлежностей фабрики К. Пеца, «Голландскому магазину» полотна и белья И. Левинсона. Над одним из дворовых флигелей был надстроен стеклянный павильон-фонарь, где фотограф М.М. Панов держал модную фотостудию.

В конце 1880-х братья Джамгаровы сперва взяли у Соколовых в аренду все владение, а затем и выкупили его. За ветхостью они снесли старую постройку, и архитектор Б.В. Фрейденберг по их желанию вписал в симметричный фасад нового дома львиные маски, выделив центральную часть барочным металлическим куполом с флюгером на мачте. Эркерного типа оконные проемы первого этажа – четыре крупные витрины – плавно убывали на втором этаже, завершаясь небольшими окнами на третьем. Выдержанное явно во французском стиле здание призвано было оттенить парижский шик некогда ставленных там модных лавок с товарами из Франции.

А дозволение застроиться торговым рядам с новомодными и галантерейными товарами дала французам Екатерина II своим указом от 1763 года о привилегиях иностранным торговцам, заводившим дело в России. С тех пор Кузнецкий мост стал центром французской колонии в Москве. В пожар 1812 года выставленные Наполеоном караулы французской гвардии тушили там огонь. Возмущенный «засильем французов», в пику им, известный славянофил Алексей Степанович Хомяков открыл на углу Рождественки «Магазин русских товаров» исключительно с русским ассортиментом и русской же обслугой.

Уже при Джамгаровых, в середине 1890-х, издательство «Товарищество М.О. Вольфа» развернуло здесь большой книжный магазин, предлагавший москвичам-книгочеям научные труды, иллюстрированные издания большого формата, книги серий «Библиотека знаменитых писателей», «Нравственные романы для юношества», «Библиотека юного читателя». После октябрьского переворота 1917 года книжный магазин Маврикия Вольфа стал именоваться «Книжной лавкой писателей», действующей и поныне.

В начале XX века там разместилось «Славянское вспомогательное общество в Москве», целью которого было духовное и культурное сближение славян. Книгоиздатель и просветитель И.Д. Сытин, писатель и журналист В.А. Гиляровский были живым сердцем этого собрания русских интеллектуалов.

В конце 1920-х годов активно развернулась на этих площадях контора организации «Международная книга», антикварным отделом которой заведовал известный букинист П.П. Шибанов. Пользовался большой популярностью магазин «Международной книги» еще и тем, что предлагал читателям издания на иностранных языках. Другой книжный – «Золотой магазин», снискавший себе славу книжного клуба, довольно продолжительное время сохранявший изначальное оформление интерьеров двух залов, ныне вытеснен «Мужским магазином» и «Смоленскими бриллиантами». Радует, что сегодня в том торговом ряду с бутиками роскоши скромно сосуществует «Дом иностранной книги». Часть верхних этажей здания отдана под посольство Республики Молдова.

* * *

В середине 1900-х Джамгаровы надумали перестроить левое (угловое) крыло здания, выходящее на улицу Рождественка (дом 7/18; улица Рождественка проходит от Театрального проезда до Рождественского бульвара). В 1909 году русский архитектор Адольф Эрнестович Эрихсон воплотил идею в камне, вписав владение в единый архитектурный комплекс. Фасад выдержанного в стиле модерн трехэтажного, элегантных форм здания сплошь занимают витрины, выделяясь своеобразной ритмикой вертикальных и горизонтальных членений, закругленными козырьками-карнизами и мелкой расклетовкой окон (сохранились они, да и то частично, лишь на третьем этаже).

Торговый дом Джамгаровых приютил магазины: торговый дом обоев «Н. Жарков и М. Соколов», меховых товаров М.И. Рогаткина-Ежикова, обувной салон Генриха Вейса, мануфактурных изделий «Селект», салон «Венская гнутая мебель Якова и Иосифа Кон».

ДОМ, ОДЕТЫЙ В ЧЕРНЫЙ ЛАБРАДОРИТ

В ряду удачных приобретений братьев Джамгаровых значится и пассаж К.С. Попова на Кузнецком мосту (ныне дом 12).

В конце XVII – начале XVIII века там находились владения стольника И.М. Вердеревского с двумя домами. В середине XVIII века постройки эти перешли к графу П.Б. Шереметеву, позже обрел их заезжий европеец И. Тардье, а после него владела всем этим бойкая француженка М.Ф. Роже. В начале XIX века возвел на этом месте каменный дом строитель Неглинного канала генерал-майор Е.И. Бланкеннагель, первый этаж которого занимала книжная лавка Горна. После московского пожара 1812 года дом уцелел, и в нем на первом этаже заработала кондитерская Гуа, а на второй забралась книжная лавка типографа А. Семена. Многие годы в здании размещались музыкальный и нотный магазин А. Грессера и магазин семьи Дациаро, торговавший картинами, гравюрами, бумагой и красками для художников.

В 1870-х владение перешло к крупному чаеторговцу, удачливому купцу К.С. Попову, который снес прежнее двухэтажное здание и возвел в 1877 году свой знаменитый пассаж. Его проектировал петербургский архитектор А.И. Резанов, а воплотил в камне московский архитектор В. Дмитриев. В нижней части своей фасад броского парадного здания в пять этажей отделан черным лабрадоритом, а вся лепнина фасада выдержана в духе итальянского ренессанса и барокко. Двухстворчатые окна второго и третьего этажей оформлены полуколоннами тосканского ордера.

С верхотуры здания, торцом выходящего на Неглинку, в 1899 году исчезла вывеска «Пассаж Попова» и появилась другая – «Пассаж Бр. Джамгаровых». В этом же солидном доме разместили братья свой банк с хорошо освещенным кассовым залом. Банк «Джамгаровы и Бр.» принимал участие во всех крупных и перспективных проектах Российской империи.

К услугам посетителей банка, как, впрочем, и всех горожан, в пассаже Джамгаровых допоздна работали кондитерская и кофейня «С. Сиу и Ко», оформленные лучшими русскими мастерами в стиле модерн по заказанным в Париже рисункам. Там же можно было полакомиться шоколадом, производство которого первым в России освоило товарищество «С. Сиу и Ко». Радовал глаз и магазин Общества распространения полезных книг, издающего их «для народного и детского чтения». Рядом сверкали витрины двух нотных магазинов, салон ювелирных вещей и драгоценных камней. Там же обосновалась и редакция журнала «Русское обозрение».

Ветрами Октябрьской революции сюда занесло трест «Электроимпорт» с бюро фирмы Siеmens, Госстрах СССР, райсовет Городского района, курсы усовершенствования врачей. С 1958 года дом занимает Государственная публичная научно-техническая библиотека, насчитывающая в своих фондах более 10 миллионов томов. Лет восемь тому назад ее «временно» перевели в другое место. Злые языки говорят, что в реконструированное здание (объект культурного наследия федерального значения) либо въедет британский универмаг Нarvey Nichols, либо отдадут его под элитный торговый центр. Если верить пересудам, джамгаровские чердаки могут быть перестроены в vip-пентхаусы.

* * *

В пяти минутах ходьбы от Кузнецкого моста был у Джамгаровых еще один особняк, построенный в 1913 году, но выдержанный в стиле XIX века. Стоял он на Рождественском бульваре (ныне дом 21). Проживал в нем Иван Исаакович Джамгаров, глава банкирского дома.

УБИЙСТВО В ХРАМЕ СУРБ ХАЧ

15 декабря 1902 года в большую и дружную семью Джамгаровых вошла беда. Убийство банкира и мецената Исаака Исааковича Джамгарова на паперти армянской Крестовоздвиженской (Сурб Хач) церкви в Армянском переулке потрясло всю Москву.

Газета «Московский листок» в номере от 18 декабря 1902 года разместила заметку «Похороны Исаака Исааковича Джамгарова»:

«Вчера на Армянском кладбище за Пресненской заставой, часов около

4-х дня, опустили в могилу тело убитого зверскою рукою банкира И.И. Джамгарова.

Похороны отличались особой пышностью. Отдать последний долг усопшему явилась такая масса лиц, что обширный дом покойного и двор по Пименовскому переулку к 10 часам утра были уже буквально переполнены. В 10 часов утра после трогательного прощания с покойным его больной жены и братьев гроб с телом был вынесен из дома и поставлен на пышную, обитую золотым глазетом, колесницу, запряженную четырьмя парами лошадей в траурных попонах. На гроб были возложены венки от его родных и родственников; далее высились еще две колесницы, сплошь увешанные металлическими и из живых цветов венками от разных лиц, банков и банковских контор.

После краткой литии у дома покойного похоронная процессия направилась по Малой Дмитровке и затем бульварами до Мясницких ворот, проследовав в Армянский переулок и в начале 12 часов утра прибыла во двор Армянской Крестовоздвиженской церкви. Церковь, двор и весь Армянский переулок были положительно запружены народом. Гроб был поднят с колесницы братьями Исаака Исааковича и служащими из конторы и внесен в церковь. Посреди церкви стоял траурный катафалк. Сюда поставили гроб, на который возложили венки. К концу отпевания в храм прибыла также супруга покойного, пожелавшая, несмотря на увещевания врачей и родных, проститься с ним. В 1 час дня гроб был закрыт и снова на руках родных и близких вынесен из церкви и поставлен на траурную колесницу, после чего траурный кортеж последовал на Кузнецкий мост, где перед банкирской конторой братьев Джамгаровых была отслужена краткая лития. Затем процессия направилась на Армянское кладбище. Здесь, у открытой могилы, возле самой кладбищенской церкви, армянским духовенством была совершена лития по покойному, после чего гроб был открыт, и родные и близко знавшие умершего Исаака Исааковича простились с ним, оглашая громкими рыданиями этот тихий приют его вечного упокоения. В 4 часа дня гроб с телом покойного И.И. Джамгарова был опущен в могилу, и вскоре над останками его вырос могильный холм, сверху донизу обложенный венками, число которых было более 35-ти».

Убийца банкира, уроженец города Закаталы Тифлисской губернии Матевос Минасянц на допросе признался, что действовал по наущению турецкого подданного, члена партии «Дашнакцутюн» Патрика Эфенди.

Идея вытрясти деньги из богача на свою революционную борьбу зародилась в голове Патрика Эфенди в мае 1902 года, когда Исаак Джамгаров прибыл в родную Шушу на открытие больницы, поднявшейся на его средства. Дав отпор наглому вымогателю и его подручным, Исаак Исаакович, сам того не ведая, подписал себе смертный приговор. Черное дело «революционеров» завершил в Москве безродный мещанин Матевос Минасянц, вонзив кинжал по рукоять в грудь идущего на молитвенное бдение банкира.

Вскоре, в память об убиенном брате, Джамгаровы поставили на Армянском Ваганьковском кладбище поминальный дом.

Уточнить местонахождение «обширного дома и двора покойного» по Пименовскому переулку нам пока не удалось (надо полагать, дом был снесен). Именовался Пименовским переулок по церкви Преподобного Пимена в Старых Воротниках (угол Пименовского и Воротниковского переулков). Зажатый между Тверской улицей и Малой Дмитровкой, ныне носит он название Старопименовский переулок.

* * *

Пройдет восемь лет, и не станет еще одного из Джамгаровых, и газета «Русское слово» от 18 декабря 1910 года поместит извещение:

«Жена, братья и родные сообщают о кончине Афанасия Исааковича Джамгарова 17 декабря в 1 час дня после непродолжительной, но тяжкой болезни. Панихида в 6 часов вечера в квартире покойного в Староконюшенном переулке, дом 23. Погребение 20 декабря на Армянском Ваганьковском кладбище».

Та же газета 21 декабря 1910 года опубликует заметку «Похороны А.И. Джамгарова»:

«Вчера хоронили Афанасия Исааковича Джамгарова. Покойный был одним из совладельцев известной банкирской конторы «Бр. Джамгаровы» и пассажа на Кузнецком мосту. А.И. Джамгаров был биржевым дельцом, прекрасно знавшим это дело, и поэтому он всегда превосходно ориентировался в положении биржи. Не удивительно, что он пользовался огромным авторитетом среди банковских деятелей и играл большую роль на московской фондовой бирже. Главный труд по созданию дела банкирской конторы Джамгаровых принадлежит покойному. Скончался А.И. Джамгаров в 56 лет. Отпевание происходило в армянской Крестовоздвиженской церкви. Храм переполнен молящимися. Кроме армянской колонии и выдающихся деятелей финансовой и торгово-промышленной Москвы, здесь было много и общественных деятелей: бывший председатель Второй Государственной Думы А.Ф. Головин, члены 1-й Думы Ф.Ф. Кокошкин и М.Г. Комиссаров. Среди присутствующих и управляющий труппой Малого театра артист А.И. Сумбатов-Южин. На гроб было возложено до 100 венков. Отпевание совершил о. Попов. Тело предано земле на Армянском кладбище. А.И. Джамгаров завещал 250.000 рублей на учреждение сельскохозяйственных школ на Кавказе».

Найти дом № 23 по Староконюшенному переулку, где на верхнем этаже квартировала семья Афанасия Исааковича, нам не составляло труда. Двухэтажный особняк был построен в 1896 году архитектором К.К. Гиппиусом для торговца мукой Н.И. Казакова. Торговец мукой был обязан Джамгаровым дешевым кредитом, потому и предоставил лучшие свои апартаменты Афанасию Исааковичу Джамгарову.

Заметим, что с 1924-го по май 1941 года в здании размещалось посольство Дании, а ныне весь особняк отдан под посольство Канады.

* * *

Казалось бы, при полном отсутствии каких-либо сведений о семье Афанасия Исааковича со страниц того же «Русского слова», из номера от 24 июля 1912 года узнаем:

«Вдова Афанасия Исааковича Мария Васильевна Джамгарова извещает о внезапной кончине ее сына Анатолия, последовавшей 21 сего июля в имении князя Горчакова при «Юдинской» платформе Брестской железной дороги».

ДЖАМГАРОВКА

На северо-западе заповедника «Погонно-Лосиный остров», между рекой Яузой и Ярославской железной дорогой, состоятельные москвичи на землях, выкупленных у Удельного ведомства царских угодий в 1898 году, надумали понастроить себе дач. Благо в том же году рядом была открыта платформа 10-я верста (ныне Лосиноостровская), до которой от Москвы было рукой подать.

Уже через год в газете «Дачное обозрение» можно было прочитать:

«Места по этой железной дороге издавна пользуются прекрасной репутацией в гигиеническом отношении. Полное отсутствие сырости в большей части из них, обилие рек и прудов для купания. Красота местоположения, разнообразие пейзажа, – все это делает жизнь здесь крайне привлекательной и собирает ежегодно огромную массу дачников… Дачи, правда, не отличаются дешевизной, и некоторые места считаются даже аристократическими по дороговизне помещений, но зато можно всегда иметь вполне комфортабельные и основательно выстроенные дачи. Контингент дачников – преимущественно из финансового и биржевого мира, а также много и представителей высшего общества Москвы».

Так он и возник – дачный поселок Лосиноостровский. В его западной части, на песчаном грунте, москвичи Джамгаровы застолбили за собой пять больших участков в густом сосновом бору. Первыми же стали обустраиваться там братья Джамгаровы. Первый свой дом возвели они трехэтажным, бревенчатым, украсив его замысловатыми деталями в стиле модерн. Перекрыв плотиной речку Ичку, Джамгаровы в 1904 году создали большой пруд всем дачникам на радость. Да и рыбы запустили в него всякой. В поселке появились первые просеки, и он был назван «Джамгаровка» – по фамилии первых владельцев здешних дач. Слух о целебном воздухе Джамгаровки, благоприятном для людей со слабыми легкими, облетел всю Москву, чему способствовал и приват-доцент Московского императорского университета А.А. Борзов.

Началась активная застройка поселка. Джамгаровы же инициировали в 1905 году создание Общества благоустройства «Джамгаровка». К 1913 году там уже имелись собственная телефонная станция (1906 г.), электрическая подстанция, водопровод и даже гимназия (открыта в 1910 г.) с двумя школами (земской и частной), богатая на редкие издания библиотека, летний театр, почтовое отделение, своя лечебница. Добавьте к этому два аптекарских магазина, два – галантерейных, две хлебопекарни, четыре чайные, пивную, трактир 3-го разряда, шесть лавок колониальных товаров – и более обжитое место трудно себе представить. Нашлось там место и для приюта с часовней для престарелых женщин.

Обо всех делах Джамгаровки обитателей поселка извещала газета «Лосиноостровские вести», первый номер которой пришел к дачникам еще в 1909 году. Деньги на это издание выделили тоже братья Джамгаровы.

В канун Октябрьской революции Джамгаровка насчитывала более 1500 домовладений, в которых большинство хозяев проживало постоянно.

* * *

Предчувствуя приближение суровых времен, братья Джамгаровы продали свой банкирский дом и всю недвижимость Петроградскому учетному и ссудному банку и, переведя все средства в Европу, убыли следом.

Марина и Гамлет Мирзояны

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 99 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Мы,армяне,проживающие за пределами России не знаем многих армян,которые внесли большой вклад в развитие царской России,Советского Союза,и благодаря статьям Мирзоянам,мы получаем эту возможность.Спасибо и за Джамгаровых.
  2. Многие дома,построенные Джамгаровым сохранились,и это доказательство присутствия армян в Москве в 19-20 веках.Статьи Мирзояна очень ценный материал.
  3. Дома Джамгаровых нужно постараться вернуть армянским общественным организациям Москвы,и это будет справедливо.Только кто всем этим будет заниматься?Нет единого центра.
  4. САР не будет заниматься такими важными вопросами,и вообще, они сейчас неизвестно чем занимаются.
  5. Очень интересная статья,узнал об армянах Москвы,которые внесли значительный вклад в архитектурный облик Москвы.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты