№ 1 (231) Январь 2014 года.

Грузия после титанов

Просмотров: 1196

Михаил Саакашвили и Бидзина Иванишвили, занимавшие господствующее положение в Грузии политики крупного калибра, ушли с политической передовой с интервалом в одну неделю друг от друга. Сейчас, когда Грузия отмечает десятую годовщину «революции роз», которая привела Саакашвили к власти, правительство заключило историческую сделку с Европой, парафировав в Вильнюсе Соглашение об ассоциации с ЕС.

Политический курс Грузии совершенно не похож на путь ее соседей. Проклятием для большинства постсоветских государств стала окопавшаяся во власти элита, которая монополизировала политическую и экономическую власть и препятствует проведению реформ. Грузины смели уже две элиты, слишком прочно закрепившиеся во власти: Шеварднадзе в 2003 году и Саакашвили в 2013-м.

Саакашвили еще раньше лишился большинства своих властных полномочий, проиграв на парламентских выборах в октябре 2012 года. Его заклятый враг Иванишвили хоть и ушел в отставку, но наверняка будет щедро давать свои рекомендации из-за кулис. Однако он сдержал данное обещание оставить пост премьер-министра и теперь уже не будет самым заметным человеком в Грузии.

Так что грузинское общество находится на этапе взросления и не может обращаться к большому папаше за решением всех своих проблем. Высшие посты в государстве заняли два относительно неопытных политика. Бывший ректор университета Георгий Маргвелашвили стал президентом с урезанными по новой Конституции полномочиями. Новому премьер-министру Ираклию Гарибашвили всего 31 год, и он всегда работал только на своего покровителя Иванишвили.

Возникает обеспокоенность по поводу того, что эти зеленые лидеры заведут Грузию в такую ситуацию, в которой слабое правительство, неэффективное экономическое управление и манипуляции влиятельных кругов будут препятствовать развитию демократии.

Хорошая новость состоит в том, что в стране гораздо больше последовательности и преемственности, чем готовы признать обе стороны в грузинской политике. Большинство людей в государственном аппарате остались на своих должностях, и это является одним из реальных достижений периода правления Саакашвили, потому что в стране сегодня имеется класс технократов, который может нести повседневную государственную службу.

Более того, Министерство иностранных дел осталось по сути прежним, и внешняя политика идет тем же самым прозападным курсом. Саакашвили со своими сторонниками отказался от прошлогодних разглагольствований о том, что Иванишвили – это агент Кремля и что его приход к власти означает сдачу Грузии русским.

Что бы мы ни говорили о двух новых руководителях, ни про бывшего ректора ориентированного на Запад Грузинского института общественных дел Маргвелашвили, ни про учившегося в Сорбонне Гарибашвили нельзя сказать, что они поддерживают крепкие связи с Россией. Оба вновь подтвердили, что судьба Грузии связана с ЕС.

Еще один успех 2012 года заключается в том, что грузинский парламент, который при Саакашвили был не более чем послушным исполнителем его воли, окреп как институт власти. Спикер парламента Давид Усупашвили производит глубокое впечатление и стремится к консенсусу, работая с парламентским меньшинством в лице бывшей правящей партии «Единое национальное движение».

Однако активизация парламента возвращает на экраны телевизоров страны, пожалуй, самую серьезную проблему, которая до сих пор не решена: крайне агрессивная политическая культура и глубокий раскол между властью и оппозицией. Раны изнурительной и суровой избирательной кампании 2012 года все еще не затянулись.

Были робкие надежды на то, что передача власти подведет черту под этой борьбой.

Иванишвили в 2013 году неоднократно давал понять, что хочет исчезновения «Единого национального движения». Некоторые представители руководства были арестованы или находятся под следствием, хотя правительство пригласило на судебные процессы над ними международных наблюдателей, заявив, что это будут суды по делам о серьезных злоупотреблениях.

Правящая коалиция Грузии – это довольно пестрая компания. Там много фигур, которые гораздо демократичнее предшественников, но много и тех, кто выдвигает шовинистические и националистические лозунги. Возникает тревога по поводу того, что эта нетерпимая группировка, которая неплохо представлена в парламенте, уведет его повестку с нужного курса, сделав это как раз в тот момент, когда у Грузии появился шанс стать более демократической европейской страной.

Делая большое обобщение, надо сказать следующее. Если администрация Саакашвили была слишком сильно нацелена вовне и западное общественное мнение волновало ее порой даже больше, чем заботы собственных граждан (этот просчет в конечном итоге стоил ей власти), то новая администрация рискует слишком сильно уйти вовнутрь.

В последние месяцы произошло несколько тревожных инцидентов. Среди них – самовольный снос минарета в мусульманском селе и внесение депутатами «Грузинской мечты» законопроекта, запрещающего иностранцам владеть сельскохозяйственными угодьями. Правительство постаралось исправить положение в обоих вопросах, однако сделало это лишь после того, как ущерб уже был нанесен.

Такие неоднозначные действия и сигналы могут навредить экономике, которая очень сильно зависит от иностранных инвестиций. Темпы роста за первые девять месяцев 2013 года замедлились до 1,7%. Новое правительство, а также некоторые аналитики, скажем, из Европейского банка реконструкции и развития объясняют это «политической неопределенностью» нынешнего режима с его сосуществующими силами, а также отменой ряда экстравагантных и непопулярных инфраструктурных проектов Саакашвили. Но сейчас «Грузинской мечте» принадлежит вся полнота власти в стране, и винить ей некого, кроме себя самой.

Вот почему саммит в Вильнюсе стал своевременным и важным. Грузия, а также Молдавия выступили в авангарде шестерки восточноевропейских стран, участвующих в «Восточном партнерстве» ЕС. Грузия в полной мере заслужила преимущества и льготы, такие как более свободная торговля и либерализация визового режима (хотя перспектива членства в ЕС сюда, к сожалению, не входит), которые Евросоюз предложил ей в Вильнюсе.

Здесь тоже налицо преемственность и даже ускорение. Большую часть своего президентского срока Саакашвили с пренебрежением относился к Евросоюзу, проявляя гораздо больший интерес к заокеанской составляющей евроатлантической интеграции. Как сказал мне один европейский дипломат, «если бы он мог украсить грузинский флаг звездами и полосами, он бы обязательно это сделал». Группа либертарианцев в составе грузинского правительства отождествляла ЕС с бюрократическим социализмом и отменила многие нормативные стандарты и органы, необходимые для сближения с Брюсселем. Грузинский Трудовой кодекс был настолько несбалансированным и направленным против рабочих, что он начал угрожать торговым привилегиям Грузии с США.

Однако за последние два года нахождения у власти Саакашвили изменил курс и поручил Министерству иностранных дел поработать над соглашением с ЕС. Новое правительство, у которого более близкая к ЕС социал-демократическая программа действий, ускорило эту работу и, среди прочего, внесло поправки в трудовое законодательство.

В Грузии наступила эпоха сдержанных надежд. Созданный харизматичным Саакашвили злополучный мираж заключался в том, что проблемы развивающейся Грузии можно решить легко и быстро. Но это не так.

Вильнюс во многом стал началом процесса, а не его окончанием. До 2014 года более содержательных соглашений подписано не будет. Опыт сближения ЕС с другими государствами говорит нам о том, что сначала наступает самый болезненный этап, когда вводятся новые нормы и правила, оказывающие дополнительную нагрузку на страну. И только потом дают о себе знать преимущества более открытой торговли.

Томас де Ваал,
старший научный сотрудник
Фонда Карнеги за международный мир
«The National Interest», США

(статья публикуется с сокращениями)

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 14 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты