№ 1 (231) Январь 2014 года.

Армения между Анкарой и Баку

Просмотров: 1529

Историческая судьба Армении, поместившая ее между двумя тюркскими народами, и сегодня определяет перспективу стабильности и мира или дестабилизации и войны на Южном Кавказе. Политика в регионе достаточно цинична и чужда сантиментам, любые разговоры о тюркском (или славянском) единстве не выдерживают проверку историей и не определяют политику государств. Приоритет принадлежит военно-стратегическим и, в первую очередь, экономическим союзам.

Именно они определяют конфигурацию тандема Турции и Азербайджана. Именно зависимость Турции от дешевых энергоносителей и их транзита, а также нежелание терять возможности, предоставляемые выгодными транспортными проектами, определили провал столь многообещающего вначале армяно-турецкого диалога. Турции не нужен Нагорный Карабах, Турции нужны нефть и газ. На одной чаше весов было открытие для турецких товаров и бизнеса и так полуоткрытого армянского рынка, весьма незначительного по своим объемам, а также перспективы развития достаточно депрессивных северо-восточных районов Турции, на другой – безусловная и быстрая экономическая выгода. Выбор был вполне логичен.

В то же время достигнутая Азербайджаном дипломатическая победа – срыв процесса армяно-турецкого примирения – еще более укрепила уверенность Баку в своих силах и его притязания на роль, по меньшей мере, регионального лидера. Следующим успехом стал отказ Тбилиси от попыток скорректировать проект железной дороги Баку–Тбилиси–Карс, отстраняющий от транспортных коридоров черноморские порты Грузии. Год назад премьер-министр Грузии Б. Иванишвили усомнился в целесообразности этого проекта (по его словам, строительство «мягко говоря, порождает вопросы»), намекнув на желательность каких-либо компенсаций. И. Алиев быстро поставил своего грузинского партнера на место, сомнения и вопросы были сняты. В очередной раз Грузия подтвердила свою приверженность этому проекту 16 декабря 2013?г., во время визита в Баку премьер-министра И. Гарибашвили. Баку практически заблокировал и робкие попытки Тбилиси поднять вопрос о восстановлении железнодорожного сообщения через Абхазию. Открывать лишнюю «форточку» во внешний мир для Армении Азербайджан не позволит. Такая зависимость Грузии от Азербайджана стала логичным следствием той политики, которую два десятилетия проводили Э. Шеварднадзе и М. Саакашвили. Страна, сделавшая заявку на роль транспортного коридора, превратилась в проходной двор, утратив свою самостоятельность.

Продемонстрировав степень своего влияния на Анкару и Тбилиси, Баку получил возможность в ближайшем будущем выдвинуть какой-либо свой интеграционный проект для всего Черноморско-Каспийского региона. Чужие же интеграционные проекты, вроде «ассоциированного членства» с Евросоюзом или Таможенного союза с Россией, ему не нужны. Более того, Баку, видимо, чувствует в себе силы заблокировать и вступление Армении в Таможенный союз. Не нуждается Баку и в участии в реализации заявленного в сентябре 2013 г. китайского проекта Нового Шелкового пути или «Экономического пояса Шелкового пути», возможно, приходящего на смену не вполне оправдавшей надежды Пекина Шанхайской организации сотрудничества. Для Баку неприемлемо уже то, что этот проект охватит все (включая непризнанные и полупризнанные) страны Южного Кавказа. Осуществляться он будет под эгидой Пекина, на его деньги и, соответственно, в его интересах. Кстати, в этом вопросе интересы Баку и Москвы могут совпасть. При презентации китайского проекта не говорится о возможности подключения к нему России, то есть она остается в изоляции, не реализуются проекты по превращению ее в транспортный коридор Восток–Запад, Транссибирская магистраль и БАМ проигрывают конкуренцию китайским магистралям, строительство которых на протяжении последнего десятилетия идет невиданными темпами.

Баку, вероятно, попытается реанимировать в той или иной форме пресловутый ГУАМ (Грузия, Украина, Азербайджан, Молдавия), но с непременным включением в него Турции. Другое дело, что самой Турции такой интеграционный проект сейчас не очень нужен. Анкара до конца не определилась со своей внешней политикой, не выбрала вектор развития (исламизация, или модернизация, или потенциально возможное их сочетание). Кроме того, у Турции сейчас есть более важные проблемы (Сирия, курдский вопрос, Иракский Курдистан с его нефтью, будущее Кипра и т.д.), и Южный Кавказ, если отвлечься от энергоресурсов, не входит в число ее приоритетов. Только добившись успеха в решении этих вопросов, Турция получит возможность снова обратиться к Южному Кавказу. При этом зависимость от Баку (и, как следствие, от проблемы Нагорного Карабаха) не может не тяготить Анкару. Но получение здесь самостоятельности возможно только в случае ослабления Азербайджана при падении цен на энергоресурсы, их исчерпании или масштабной дестабилизации в стране. Пока что реализация этих сценариев не просматривается. Видимо, поэтому нас ожидает некоторая отстраненность Турции, не желающей «таскать каштаны из огня» для И. Алиева и выполнять функции младшего партнера, от южнокавказской проблематики.

Именно это продемонстрировал визит 12 декабря 2013?г. министра иностранных дел Турции А. Давутоглу в Ереван для участия в 29-м заседании Совета министров иностранных дел Организации черноморского экономического сотрудничества. При встрече за закрытыми дверями с министром иностранных дел Армении мог, конечно, иметь место зондаж неизменности позиции Еревана по нагорно-карабахскому урегулированию. И здесь важнее не бесперспективная идея вывода армянских вооруженных сил из двух азербайджанских районов (очевидно, что армянская сторона на это не пойдет), а, к примеру, статус Нагорного Карабаха и армяно-карабахской границы при вступлении Армении в Таможенный союз. Вряд ли гипотетическая новая «дорожная карта» армяно-турецкого диалога могла всерьез заинтересовать Анкару, хотя она вроде бы открывала возможности для подключения Турции к нагорно-карабахскому урегулированию. Но странно было бы думать, что именно такая «сверка часов» являлась главной целью визита. Тем более что позиции сторон были четко обозначены еще до визита: в интервью Haberturk TV Давутоглу в очередной раз увязал успех армяно-турецкого диалога с территориальной целостностью Азербайджана. Показательно и то, что официальный Баку демонстрировал полное спокойствие, не ожидая, видимо, от визита никаких прорывных инициатив и заявлений.

Вероятно, турецкая дипломатия хотела в ходе визита всего лишь продемонстрировать некую имитацию процесса примирения и свою заинтересованность в нем, этим можно объяснить слова Давутоглу о «негуманности» депортации армян в 1915 г. и о «справедливой памяти». Можно назвать это демонстрацией, можно – имитацией. Более важно другое: неожиданная попытка Давутоглу увязать с армяно-турецким диалогом не только армяно-азербайджанские отношения, но и грузино-абхазский переговорный процесс. Уж не означает ли это, что Анкара попытается зайти в Закавказье и с этой стороны, учитывая свои «особые» отношения с Абхазией? Не исключено, что после окончательной смены власти в Грузии, получения страной «ассоциированного членства» с ЕС и начавшейся реанимации вопроса о вступлении ее в НАТО проблематика грузино-абхазского мирного процесса будет актуализирована. В армяно-турецком же диалоге ждать каких-либо изменений и новаций пока не приходится.

Впрочем, ситуация в дальнейшем может несколько трансформироваться. В случае, если на президентских выборах в Турции в августе 2014 г. победит не Эрдоган, а А. Гюль, сторонник более мягкой линии, политика страны может начать меняться. Изменение это не станет быстрым, так как в 2015 г. Турции предстоят и парламентские выборы, а националистические настроения в стране, особенно в глухой провинции, являющейся основной опорой Эрдогана, достаточно сильны. Гюль, даже победив на президентских выборах, вряд ли захочет рисковать голосами избирателей. Если же основные рычаги власти останутся у Эрдогана, исламистско-националистический дрейф Турции продолжится.

Изменения неизбежны и в том случае, если Брюсселю (и некоторым влиятельным европейским политикам) удастся сорвать вступление Армении в Таможенный союз и внести разлад в армяно-российские отношения. При этом ставка будет делаться на армянскую оппозицию, именно так можно понимать заявления еврочиновников об их намерении уделить основное внимание «развитию гражданского общества и укреплению демократии» в Армении. После окончания второго срока полномочий действующего президента Армении встанет вопрос о преемнике и проведении честных выборов, что даст возможность вывести недовольных на улицы и основательно переформатировать правящую элиту. При новой власти позиции и влияние Евросоюза в стране могут стать сильнее, а присутствие России, не уделяющей, как обычно, должного внимания контактам с местным социумом, неизбежно сократится. В том случае, если смена власти произойдет и в Армении, и в Турции и в обеих странах к руководству придут более «прозападные» политики, у Евросоюза появится шанс добиться армяно-турецкого примирения по своему сценарию. Для этого, правда, необходимо иметь такой сценарий, а пока что его наличие сомнительно. Армяно-турецкое примирение было, в своей большей части, американским проектом, а роль России и ЕС, не препятствующих этому процессу, была, скорее, пассивной.

Александр Скаков

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовал 21 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты