№ 3 (233) февраль (16–28) 2014 г.

Сирия и сирийские армяне до и после «Женевы-2»: о параллелях с 1915 годом

Просмотров: 1513

Окончание Женевской конференции по Сирии в полной мере подтвердило прогнозы скептиков, изначально не ожидавших от данного мероприятия ничего хорошего. Уже сама подготовка и проведение этого форума, на который российская дипломатия потратила значительные усилия, сопровождались откровенно деструктивными шагами со стороны американцев. Чего стоит хотя бы «неожиданный» отзыв приглашения к участию в «Женеве-2», направленного Ирану. Разве что наивные простачки могут связывать этот беспрецедентный в дипломатической практике «кикс» с тем, что стамбульские и иные болтуны-эмигранты «топнули ножкой», или даже с происками Саудовской Аравии.

Не стоит забывать о принципиальном решении США о свержении Башара Асада, и невозможность решить эту задачу на поле боя, очевидно, вынудила искать обходные пути. По всей видимости, именно это имел в виду министр иностранных дел России Сергей Лавров, когда заметил, что «…потребовали отозвать приглашение Ирану те, кто настаивает, что Женевское коммюнике, его выполнение, должно завершиться сменой режима [в Сирии]. Это интерпретация, причем недобросовестная интерпретация того, о чем договорились в Женеве 30 июня 2012 года. Но теперь получается, что те, кто таким образом интерпретирует Женевское коммюнике и выдвигает, по сути дела, предварительные условия в виде смены режима... в большом количестве представлены среди приглашенных на Женевскую конференцию».

Изначально основной целью дипломатического процесса в трактовке американской администрации было и остается достижение стратегической цели – а именно свержение президента Башара Асада и неминуемое после этого расползание хаоса на сопредельные территории (впрочем, это происходит уже сейчас). Вовсе не оговоркой выглядит откровение бывшего премьер-министра Великобритании, а ныне посланника квартета по ближневосточному урегулированию, одного из «покорителей» Ирака Тони Блэра в интервью агентству Euronews 24 января. «В последние 6–9 месяцев, – заявил бывший британский премьер, – войска Асада добились преимущества в идущих там боях. Чтобы побудить его к равноправному разговору, нам нужно достичь равновесия на поле боя». Это лишнее доказательство аксиомы, что от единожды принятого решения архитекторы «Большого Ближнего Востока» не отказались и отказываться не собираются.

Уже в первый день женевских переговоров Джон Керри высказал в адрес сирийского руководства непримиримые сентенции, в полной мере совпадающие со всей предшествующей линией официального Вашингтона. Впрочем, они натолкнулись на твердую позицию как сирийского министра иностранных дел Валида Муаллема, так и российской делегации во главе с Сергеем Лавровым. «Если кто-то думает, что мы приехали сюда для того, чтобы дать им ключи от ворот Дамаска, то они ошибаются», – заявил заместитель министра иностранных дел Сирии Файсал Микдад.

Состав переговорщиков, представляющих в Швейцарии оппозиционную палитру Сирии, оказался подобран, что называется, со вкусом – он оказался набран практически исключительно из зарубежных групп, связанных с Западом, Турцией и аравийскими монархиями и оторванных от ситуации в самой Сирии. Проигнорированными оказались внутрисирийские политические партии и группы, а также курдские организации, контролирующие значительную часть севера страны. Очевидно, причина столь избирательного подхода в одном – все эти силы, несмотря на разногласия с правительством, готовы взаимодействовать с ним в рамках политического урегулирования гражданского конфликта. А это тех, кто стремится использовать «Женеву-2» в целях, прямо противоположных декларируемым, категорически не устраивает. Вот и исполняют закордонные «революционеры» кровавый танец марионеток…

Все это, однако, не означает, что любой, даже призрачный шанс на прекращение трагедии не может и не должен быть использован. Жесткие пикировки в ходе пленарных заседаний сменились долгими и сложными переговорами по отдельным вопросам – наподобие обмена пленными или доставки гуманитарных грузов в третий по величине сирийский город Хомс, центральные кварталы которого пока удерживаются террористами, использующими мирных жителей в качестве «живого щита». Впрочем, перспективы реализации соответствующих договоренностей, даже в случае их достижения, представляются весьма сомнительными, не говоря о вопросах более широкого плана – таких, как будущее политическое устройство страны или прекращение военных действий, для радикалов – дело совершенно немыслимое.

В любом случае судьба ближневосточной страны по-прежнему решается не на международных конференциях, а внутри страны, на полях сражений. Судя по сообщениям некоторых западных СМИ, сегодня речь идет о возобновлении поставок оружия «умеренным» боевикам на юг и на север Сирии. Соответствующее решение уже одобрил Конгресс США. Разумеется, как это неоднократно бывало раньше, оружие это попадет в руки, прежде всего, «неумеренных» исламистов и наемников, которых Запад вроде бы начал сторониться – но, как представляется, исключительно в сфере публичной пропаганды. Конгрессмены и американские власти прекрасно понимают, кому они помогают, и, следовательно, конца военным действиям не предвидится. Примечательно, что женевским переговорам не предшествовала хотя бы робкая попытка добиться перемирия в самой Сирии. Между тем, удача по-прежнему сопутствует правительственным войскам, добившимся существенных успехов в северных районах страны, в окрестностях города Алеппо, некоторые территории которого контролировались террористами вот уже несколько месяцев и даже лет. Многие века именно Алеппо был основным центром расселения сирийских армян, число которых значительно возросло после катастрофы армянского населения Османской империи 1915 года. И, как представляется, сирийский лидер Башар Асад вовсе не случайно сравнил в интервью AFP происходящее в течение последних трех лет в стране с геноцидом армян в Османской Турции в 1915 году. Зверства боевиков-исламистов, жертвами которых становятся представители всех этноконфессиональных групп Сирии (не исключая и мусульман), напоминают «массовые убийства, совершенные турками против армян, когда были убиты полтора миллиона армян и полмиллиона православных сирийцев на территории Сирии и Турции», полагает президент Сирии. В числе «аспектов, которые трудно понять», Башар Асад назвал степень «поверхностности» западных чиновников, их непонимание происходящих в регионе событий, отсутствие у них видения современности или будущего: «…трудно понять, это степень влияния нефтедолларов на изменение ролей на международной арене».

По словам арабиста Саркиса Григоряна, заявления Асада подразумевают определенный подтекст. «Связывая террористические проявления в Сирии с историей Европы, он еще раз показывает, что в памяти европейцев тоже должны быть яркими те проблемы терроризма и погромов, которые поднимаются сейчас в Сирии. Не случайно также, что он призывает проявить аналогичную реакцию в связи с подобными явлениями». Действительно, слишком часто сирийские армяне, ассирийцы, представители других народов и этноконфессиональных групп Ближнего Востока оказывались заложниками геополитических и экономических интересов «великих держав». Конечно, благородные деяния отдельных западных благотворительных и общественных обществ и отдельных миссионеров навсегда остались в памяти армянского народа как свидетельство подлинного благородства и человечности. Нельзя сказать, что и сегодня западные гуманитарные организации и даже правительства некоторых стран остаются безучастными к трагедии сирийских армян. Так, в конце октября прошлого года австрийские власти объявили о планах предоставления обосновавшимся в Армении сирийским армянам помощи в размере 600 млн евро. Однако факт остается фактом: и тогда, и сейчас попытки оказания помощи предпринимаются постфактум, когда трагедия уже произошла…

Есть и еще одна параллель. Ухудшение положения турецких армян на рубеже XIX – XX веков в немалой степени было связано с формированием турецкой национальной буржуазии, рассматривавшей армян, греков, представителей иных нетурецких народов в качестве конкурентов. До некоторой степени аналогичным образом проводившиеся на протяжении 2000-х годов под давлением Запада неолиберальные реформы в Сирии привели к усилению как старого, так и нового суннитского предпринимательского класса, что негативно сказалось на экономической роли немусульманских меньшинств. На роли, которую и без того принято преувеличивать, и даже если не оправдывать, то объяснять гонения против христиан якобы их «привилегированным» положением при светских властях. До начала войны в 2011 году в Алеппо проживало (в безопасности, которую светские власти обеспечивали для всех) от 45 до 50 тысяч армян, от 12 до 15 тысяч в районе Камышлы, от 8 до 10 тысяч в Дамаске, 6 – 8 тысяч в Латакии и некоторое количество – в других местностях.

Сегодня численность общины сократилась более чем на треть, погибло минимум 65 сирийских армян, более 100 похищено, тысячи переехали в относительно безопасные районы – процесс укрупнения существующих и образования этноконфессиональных анклавов не обошел стороной никого. Многие предприниматели Алеппо потеряли все свое имущество, в том числе по причине турецкого де-факто контроля над некоторыми районами. В последние месяцы Алеппо и некоторые другие районы стали ареной ожесточенных столкновений различных фракций и групп вооруженной оппозиции, а также наемников, что стало следствием «хитроумных» комбинаций американских структур, сделавших ставку на так называемый «Исламский фронт».

Некоторые сообщения минувших недель из Алеппо преследуют цель спровоцировать дальнейший отток армян из Сирии, посеять в общине (а вернее, в том, что от нее осталось) отчаяние и панические настроения. Согласно ряду источников, перед армянскими жителями Алеппо и окрестных деревень возникает дилемма: смена вероисповедания либо мучительная смерть, что лишний раз заставляет вспомнить о трагедии столетней давности и подтверждает справедливость вышеупомянутых оценок сирийского лидера.

Казалось бы, радикальным отличием ситуации 1915 года от сегодняшней является то обстоятельство, что 100 лет назад армяне были народом безгосударственным, в то время как сегодняшняя Республика Армения обладает хоть и скромными, но все же вполне реальными ресурсами для того, чтобы в полной мере заявить о своей обеспокоенности гуманитарной катастрофой на Ближнем Востоке, непосредственно затрагивающей ее национальные интересы. Во всяком случае, участие официального Еревана в «Женеве-2» в качестве заинтересованной стороны выглядело бы вполне уместным. В конце концов, приехали же в Монтре представители Австралии, Мексики, Южной Кореи, ЮАР, Бразилии, Японии и других стран, расположенных за тысячи километров от пылающих Хомса и Алеппо. Однако армянского флага за столом швейцарских переговоров мы так и не увидели, что стало предметом справедливого недоумения, в частности, бывшего министра иностранных дел страны (и уроженца Сирии) Вардана Осканяна. Выразив серьезное беспокойство «по поводу безопасности проживающих там армян и перспективы опустошения одной из наиболее процветающих общин диаспоры», Осканян напомнил, что «критиковал [армянскую] дипломатию, которая в этом вопросе проявила равнодушие и никак не участвовала в двустороннем, региональном и глобальном масштабах». Замечая, что в женевских переговорах участвует Ватикан, пытающийся защитить сирийских католиков, бывший министр добавляет: «Армяне – единственные из всех меньшинств Сирии, у кого за спиной есть родное государство. Сегодняшний императив – присутствие Армении на женевских переговорах, вне зависимости от их результатов, чтобы, по крайней мере, из первых рук получить информацию и при необходимости защитить интересы армянства».

Конечно, в Армении многое делалось и делается для приема и обустройства сирийских соотечественников, оказывается государственная поддержка. Летом 2012 года, по мере эскалации столкновений под Алеппо, была создана профильная рабочая группа, призванная обеспечить процесс репатриации. Впоследствии премьер-министр страны сформировал координационный комитет под руководством министра по делам диаспоры Грануш Акопян, состоящий из заместителей министров здравоохранения, образования и юстиции. Квартал «Новый Алеппо» под Аштараком рассчитан на несколько сот семей переселенцев. В Нагорном Карабахе местом компактного проживания выходцев из Сирии планируется сделать общину Ишханадзор в Кашатагском районе. По оценке создателя группы «Aleppo Armenians» в фейсбуке Грача Калсаакяна, на сегодня в Армении проживают около 11 тысяч выходцев из Сирии, которые находятся в постоянном контакте с Министерством диаспоры по вопросам квартир и работы. В 2012–2013 гг. в Армению прибыли около 16 тысяч сирийских армян, из которых около трети вернулись в Сирию, а небольшая часть отправилась далее в Европу. С просьбой о работе в министерство обратились более 1000 переселенцев, и практически все заявки были удовлетворены.

Армянская община Сирии традиционно играет важную роль, и при должной постановке вопроса ее судьба могла бы стать предметом заинтересованного внимания со стороны России, Ватикана, отдельных государств Европы, а также армянских лоббистских и международных благотворительных организаций. Не исключалось и оказание материальной помощи сирийским армянам в рамках более широких программ, направленных на поддержку беженцев из Сирии. Но, очевидно, возобладали не самые эффективные механизмы прохождения и принятия решений, в том числе и в сфере внешней политики. Результат – если это, конечно, можно назвать результатом – налицо: быть может, единственная страна, принявшая наибольшее число беженцев из Сирии по отношению к собственному населению, осталась без международной финансовой помощи и поддержки.

Поясняя сложившуюся ситуацию, министр иностранных дел Эдуард Налбандян заметил, что Армению на переговоры в Швейцарии не пригласили. Это, безусловно, тревожный знак, свидетельствующий о некотором ослаблении внешнеполитических позиций страны, однако привлечение внимания международных организаций к трагедии сирийских армян, к сожалению, еще будет оставаться в повестке дня. Возможно, здесь необходимо более тесное дипломатическое и иное взаимодействие Армении с государствами, являющимися последовательными сторонниками мира на Ближнем Востоке – с Россией, Китаем, Ираном, с самой Сирией. Мира, который невозможен без отражения террористической агрессии, этой «чумы XXI века», по своим последствиям приближающейся к актам геноцида прошлых столетий.

Андрей Арешев

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 16 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты