№ 4 (234) март (1–15) 2014 г.

Юлия Далакян: 8 марта – день весенний, красивый. И мне очень нравится

Просмотров: 4088

Наш гость – Юлия ДАЛАКЯН, известный российский дизайнер и стилист, ученица Вячеслава Зайцева, постоянная участница международных выставок и показов в Берлине, Брюсселе, Дюссельдорфе, Нью-Йорке, Милане, где она сотрудничала с Роберто Кавалли, обладательница золотой медали выставки Moda In (Милан, Италия). Накануне праздника 8 марта она рассказывает о том, что интересно каждой женщине.

– Юлия, Вы с детства мечтали быть модельером, сочинять новые наряды, быть среди законодательниц мод?

– Я даже не мечтала, я знала, что буду модельером. С детства и до сих пор мне нравится создавать одежду, экспериментировать с кроем и сочетанием тканей. Постоянная новизна и развитие в этой профессии меня и привлекают. А «законодатель мод» сейчас понятие очень размытое, и у каждого есть свои кумиры.

– Скажите, в чем особенность таланта модельера? Надо уметь рисовать, шить, обладать фантазией и… что еще? Видеть во сне новые платья?

– Во сне видеть платья – это очень опасный симптом! Профессия дизайнера одежды очень реальна, т.к. модельер воплощает не свои мечты, а желания клиентов. Дизайнер всегда – аналитик, психолог, художник, ремесленник, технолог и романтик одновременно. Уметь и учиться этому необходимо всю жизнь. Соответственно уметь выполнить любую часть работы.

– Юлия, но ведь очередную коллекцию Вы делаете не по заказу конкретного лица… Или Вы все же имеете в виду некий идеальный образ заказчика?

– Коллекция, конечно, делается не на заказ. Но опытный модельер – а я уже больше двадцати лет в этой профессии – делает коллекцию с прицелом на определенную группу людей, тех, кому эти модели могут понравиться. Ведь всем нравиться невозможно. С годами вырабатывается свой стиль, почерк – и появляются ценители этого стиля.

– Принято считать, что высокая мода – мода подиумов, а не мода улиц, что она слишком далека от народа… Что Вы об этом думаете?

– Высокая мода – это совсем другая жизнь. Это высокое шитье, в основном – ручной работы, эксклюзивные, штучные вещи. Чаще всего это вечерние платья и нарядные костюмы с использованием самых дорогих тканей и декора.

– Но то, что делают модельеры Вашего уровня, тоже не всегда легко представить себе в повседневной жизни. Хотя среди Ваших моделей очень много таких, которые можно смело надеть и в пир, и в мир…

– Что касается просто подиумной коллекции, она делается с тремя задачами и делится соответственно на три группы. Первая группа – это базовая коллекция. Это основные формы, определенные базовые единицы. У кого-то это джинсы, у кого-то пиджаки – у каждого есть свои основополагающие конструкции. Вторая коллекция – это модели, несущие более прогрессивные идеи, которые говорят о том, чем будет дизайнер заниматься в следующем сезоне, они более экспериментальные, более свежие и интересные. И есть совсем маленький блок в коллекции, который делается исключительно для фотошутинга. То есть на съемки в различные журналы очень редко берут вещи, которые потом покупают люди в магазинах. Туда идут вещи, которые специально для этого предназначены, это наиболее оригинальные, зачастую спорные. Они могут даже быть не так качественно выполнены, но в них есть идея, которая дает возможность человеку, который смотрит в журнале на ту или иную вещь, видеть стиль и тенденции.

– Вы очень известный модельер, и Ваши клиенты – в основном богатые и знаменитые люди. Наверное, даже представительницам среднего класса не по карману одежда от Далакян?

– У нас очень гуманные цены и вполне соответствуют бутикам, которые представляют именную одежду. Сегодня средний класс может позволить себе покупать вещи в масс-маркете за 10-15.000 рублей, а значит, могут позволить себе наряды из нашего регулярного ассортимента. То, что выполняется на заказ, стоит дороже, но вполне доступно.

– Вас можно назвать бизнесвумен или Вы себя так не позиционируете?

– Бизнесвумен… Наверное, пока это еще не обо мне. Потому что мы, непосредственно наш бренд, не работаем с большим прет-а-порте. Я как художник, как дизайнер работаю по заказу других фирм и разрабатываю коллекции для масс-маркета. Но внутри непосредственно бренда «Юлия Далакян» есть только два направления: первое – от-кутюр, шитье на заказ, а второе – это разработка идей коллекций для небольшого тиражирования, но не для массового производства. Бизнес делается там, где есть большие обороты средств. Мы же, скорее всего, такой научно-исследовательский экспериментальный цех.

– В 16 лет, перед поступлением в Текстильный институт, Вы работали у Вячеслава Зайцева. А в 2000 году сотрудничали с Роберто Кавалли, которому понравились Ваши идеи по конструированию одежды. Расскажите об этих мастерах, о том, как они повлияли на Вас, чему Вы у них научились…

– Моим вдохновителем и учителем был Слава Зайцев – прежде всего потому, что я увидела настоящее профессиональное отношение к делу. Для многих начинающих дизайнеров вообще неясно, что это за профессия. Бывает, что девушке кажется, что если она рисует платьица для куколок, она уже способна стать дизайнером. Это абсолютно не так, потому что это огромнейший труд, который предполагает 80 процентов именно технических знаний, а 20 процентов – уже креативных мыслей и каких-то художественных воплощений. На самом деле на Западе даже совершенно необязательно, чтобы модельер умел рисовать. Но работать на манекене и стилизовать вещи под модные тренды он уметь обязан. У нас же образование гораздо более широкое, более качественное. Наша школа была очень крепкой. Мы и технологи, мы и конструкторы… Мы занимались архитектурой, построением чертежей и т.д., то есть мы знаем абсолютно четко объемное воплощение каждой своей плоской изображенной на рисунке идеи. И это просто необходимо любому дизайнеру. Влияние Зайцева было на меня бесспорным и очень важным. Что касается Кавалли, это было уже через десять лет после окончания института – зрелая работа в основной команде, на первой линии коллекции. Мне там удалось сделать совершенно новую конструкцию, много работать с декором и с замечательными тканями, которых в нашем ассортименте на то время, 2000 год, еще не было. Там мне представилась возможность поработать с очень легкими тканями, муслинами, шелковыми трикотажными, что было непопулярно ни в обучении нашем, ни в дизайнерском употреблении. В общем, у Кавалли было взаимовыгодное сотрудничество. Я давала свои знания, креативные мысли и конструкции и одновременно получала очень большие знания по работе с легкими тканями.

– Вы – красивая молодая женщина и мама взрослой дочери. Расскажите о ней – чем она занимается, не было ли у нее мечты пойти по Вашим стопам?

– Маша пошла скорее по стопам папы, он занимался пиар-историей, не только в том, что касается моды, но и многого другого. Мода ей близка, она очень много работала в этой сфере после того, как закончила МГИМО, и сейчас работает в известном глянцевом журнале. Уже считается специалистом с большим опытом, успешно продвигается, продюсирует съемки и т.д. У Маши много знаний в этой области, она человек уже другого поколения. Мыслит другими масштабами и умеет заниматься пиаром очень профессионально.

– Так что дочь, можно сказать, удалась. Трудно было совмещать воспитание Маши и карьеру?

– Это сложный момент. Я сама была дочерью очень молодых родителей, и в большей степени воспитанием моим занимались бабушка с дедушкой, так же случилось и у Маши. Но у меня это в первую очередь произошло из-за работы, она требовала очень больших усилий, тогда был как раз период становления. Маша родилась, когда я оканчивала институт, на пятом курсе, и я, только родив дочку, защищала диплом, потом работала. Но в выходные я всегда в семье, это сохранилось до сих пор, никогда в жизни выходные я не посвящала работе. А когда Маша была маленькая, всегда, во все поездки, и даже чисто профессиональные, она ездила с нами, по всему миру. Так что, будучи маленьким ребенком, она многое посмотрела, в общем, мы никогда не обделяли ее вниманием. Отец Маши умер, к сожалению, уже 12 лет назад, но когда он был, он был всегда с ребенком. Дочь изнутри знала нашу работу и видела, сколько это отнимает времени. По сути, сегодня она точно так же относится и к своей профессии, понимая, что иначе, к сожалению, в том ритме, в каком мы живем, не достичь никакого успеха.

– Юлия, многие женщины помнят свои платья, юбочки, брючки с самого детства. Иногда потому, что росли в тот период, когда с одеждой было сложновато. А как у Вас с этим?

– О, я тоже помню свои наряды. Но скорее потому, что одежде в нашей семье всегда уделялось очень важное место. У меня родители были очень модные, папа еще сам к тому же шил. И мы с моей младшей сестрой всегда были очень модно одеты, папа нам шил брюки-клеш, мама заказывала обувь в ателье из тех же тканей, из которых шилась одежда, это был полный комплект. В такой ситуации уже с детства по-другому относишься вообще к этой стороне жизни. Всегда, на протяжении даже раннего подросткового возраста, и на выпускной вечер, и перед поступлением в институт мне на заказ шили одежду.

– Вы говорили в одном из своих интервью, что у Вас была музыкальная семья и Вас учили музыке...

– Музыкальной была другая часть семьи. Одна из папиных сестер (их у него пять), моя самая любимая тетя – оперная певица, муж ее был композитором, причем очень известным. Моя двоюродная сестра, которая была самой моей любимой подругой в детстве, окончила музыкальное училище, потом консерваторию, играла потрясающе джаз. Я росла в такой специфической среде, слушала всегда очень избирательно музыку, не то, что было модно и активно пропагандировалось, а действительно качественную музыку, которая до сих пор оказывает влияние на меня.

– А то, что папа шил – это была его профессия или хобби?

– Изначально это была его профессия, он был очень хорошим брючным мастером, закройщиком и портным, работал в ателье у знаменитого Зингера в Москве. А его хобби была готовка. Потом он переквалифицировался, и хобби стало профессией – он работал шеф-поваром в очень известных ресторанах Москвы. И эту профессию он обожает до сих пор, будучи уже очень пожилым человеком, он до сих пор работает. Но для своей семьи он продолжал шить, пока у него хватало времени по молодости.

– Юлия, а давно ли Вы в Москве?

– Я здесь почти с самого рождения. Родилась в Баку, но уже через несколько недель родители окончательно переселились в Москву, так как у меня русская мама, красавица, блондинка, москвичка. Соответственно ее родители настояли на переезде. Младшая сестра родилась уже в Москве. А после все армянские родственники тоже переехали в столицу.

– А как? Вы относитесь к этническим направлениям в моде, к коллекциям, созданным на основе мотивов народных костюмов? Не было ли мысли сделать что-то подобное?

– Этническую одежду не люблю, я считаю моду космополитичной, объединяющей всех международным языком. А мотивы этники и исторические наработки так или иначе всегда используются, но при этом адаптируются под современность.

– Расскажите о модных тенденциях весны и лета. К моде какой эпохи отошлет нас 2014 год? Силуэт, длина юбки, брюк, покрой, цвет – все будет предельно разнообразным или все же просматривается некое единое направление?

– Сейчас односложно невозможно охарактеризовать тренд сезона. На выбор дизайнеры представляют различные идеи, и каждый определяет свое индивидуально. Модны и барочные роскошные ткани в платьях, и пальто с вкраплением люрекса. Актуален и минимализм форм и локального цвета. Важной тенденцией считаю то, что и дизайнеры, и потребители моды стали смелее экспериментировать с формами. Особенно это касается форм рукава и юбок. Очень модны пышные юбки до середины икры и объемные куртки с овальными рукавами длины 7/8. Цвета – радужные яркие и, конечно, черно-белая графика в геометрических орнаментах.

– Юлия, как Вы думаете, можно ли одеться модно и со вкусом, будучи посетительницей самых обычных магазинов одежды?

– В масс-маркете есть всем известные фирмы, которые очень быстро реагируют на модные тенденции. И сегодня найти прямое платье модного цвета лазури или фуксии, узкие брюки по щиколотку или расклешенную короткую юбку не составляет труда. А это и есть необходимые акценты в гардеробе в этом сезоне.

– Не каждой женщине удается найти свой стиль, даже с возрастом это умение иногда так и не приходит. Можете ли Вы дать совет, как это все же сделать? Как найти свой образ?

– Самостоятельно, как правило, это женщине сделать сложно. Сегодня есть популярная профессия – стилист, которая и предназначена для поиска стиля определенного клиента. Можно пойти и напрямую к дизайнеру. Это то же самое, что пойти к стоматологу, когда болят зубы. Вы же не можете залечить их сами, дома, даже с инструкцией.

– Что Вы сама любите носить в повседневной жизни, какого стиля придерживаетесь? Носите ли свои модели?

– Ношу демократичную одежду, в которой легко двигаться, т.к. у меня работа не только с эскизами за столом, но и с клиентами и коллекциями на примерках. А утро начинаю со складов ткани и фурнитуры. Вечером, когда иду на мероприятие, переодеваюсь, но тоже не в вечерние наряды. Для себя предпочитаю стильную, но больше деловую одежду. Свои модели, конечно, ношу. Но удается сшить их редко, т.к. все время у моих мастеров уходит на работу с клиентами и коллекцией.

– Юлия, наш номер выйдет накануне 8 марта. Вы считает этот день праздничным? Если нет – почему, если да – тоже.

– Это скорее традиция, а не праздник как таковой. Исторические корни этой даты далеко не так романтичны, как мы привыкли. Но день – весенний, красивый по предназначению, и мне это очень нравится.

– Какие наряды Вы посоветуете надеть в праздничный день (если не 8 марта, то в любой другой) женщинам – совсем юным, просто молодым и «возраста элегантности»?

– Юным девушкам подойдут модные платья из органзы. Они очень легки и романтичны. Зрелым женщинам я бы посоветовала длинные платья с расклешенной юбкой из струящегося шелка и прямые узкие платья из жестких тканей ярких цветов.

– Что такое для женщины одежда? Необходимость, способ выразить себя, показать свой статус, средство для привлечения мужчин или?..?

– Одежда – всегда средство коммуникации, с одной стороны (как визитная карточка), и удобная оболочка – с другой. Поэтому каждая женщина определяет свои цели сама. Но все же делает это, надеюсь, с учетом только своей неповторимой индивидуальности.

– А к какой категории женщин Вы бы отнесли себя? Сильных, слабых, просто прекрасных?

– Наверное, я – просто современная женщина, которая обязана быть сильной, а со своими слабостями бороться. Конечно, они у каждого человека есть, но их надо побеждать. А иначе в наше время очень сложно выжить.

Беседу вела Елена Князева

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 30 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты