№ 4 (234) март (1–15) 2014 г.

Почему носы не мешают?

Просмотров: 1513

Недавно мои ереванские соседи играли свадьбу. Дочку замуж выдавали. Дочка замечательная: приветливая, улыбчивая, глаза большие-пребольшие, в теле, не дюймовочка то есть, не вешалка какая-нибудь, с высшим образованием, не помню, с каким, да это и неважно. Ей лет 26 или 27, стало быть, давно пора приступать к тому, что испокон веков предписано женщине. Не сомневаюсь, что бабушка ее, к примеру, провернула свое матримониальное мероприятие лет в 17. Но в те времена и выбор невест был невелик, и парни долго не присматривались: будешь тянуть, кто-нибудь из-под носа уведет. Нынче мужчин надо силком под венец тащить. Умные стали: прицениваются, взвешивают. Сотня разных факторов должна сработать, на которые раньше внимания не обращали. Есть невесты завидные, а есть обычные. Соседка из «обычных», ну и парень соответственно звезд с неба не хватает. Однако машину имеет – серьезный фактор. Я глянул в окно – нельзя было не глянуть, такой переполох подняли, – а там женщины со стороны жениха лихо отплясывают с дарами в руках, мужчины же возле своих иномарок стоят, сосредоточенно никотин внутрь втягивают. И жених в сторонке, в новом костюме, при галстуке, ждет, предвкушает. Через час музыка смолкла, угомонились, увезли невесту. На следующий день снова иномарки гуськом, та же разодетая компания, уже без музыки. Одна из женщин держит над головой большой-пребольшой поднос, а на нем гроздья бананов и конфеты шоколадные. Неужто повадились каждый день по невесте умыкать? Мне объяснили, что это продолжение вчерашнего, старая добрая традиция, называется «красное яблоко», и означает она, что брачная ночь завершилась благополучно, со всеми ожидаемыми последствиями, чтобы возрадовались как родители, так и соседи. Ну и я как сосед – куда деваться – возрадовался как мог. А яблоко где? Теперь вместо яблока, мне объясняют, бананы красные приносят. Красных бананов не бывает, говорю. А пищевые красители на что, мне отвечают, тем более что кожуру все равно выбрасывать придется. Ну что же, бананы так бананы. Тоже символ. Не библейский, как яблоко, зато современный, фрейдистский. В общем, пожелал я молодым счастья, но рассказ мой не про это, а совсем про другое.

На днях пригласили меня в телевизор. Новая передача зародилась на Первом армянском, называется «Между нами», смахивает на российских «Девчат». Из четырех ведущих две мне знакомы (кстати говоря, читателю «НК» – тоже): драматург Карине Ходикян и актриса Ирина Даниелян. К Ирине у меня особо теплое отношение: у нее хорошее чувство юмора и шаловливая улыбка Буратино. Двух других ведущих я видел впервые. Это Аревик Удумян, профессиональная телеведущая и продюсер этой передачи, а также врач-диетолог Вардануш Петросян. Приятная, в общем, компания. И если Ирина в ней – Буратино, то Вардануш, безусловно, Дуремар, Карине – Арлекин, а Аревик – Мальвина (или Артемон?). Ну а я здесь не иначе, как Карабас-Барабас. Передача не политическая, подчеркиваю это с удовольствием, а шутливая, но не из тех, где участники укатываются от собственных острот, падая со стульев и призывая слушателей им аплодировать. Хозяйки приглашают гостей, мужчин и женщин (чаще мужчин), и пытают их на разные необязательные темы. К примеру, чем женщины-водители отличаются от водителей-мужчин, что надо иметь в автомобильной аптечке и как оказывать первую медицинскую помощь. Не знаю, какой процент армянок водит машину, но уверен, что не слишком высокий. Хотя тенденция роста просматривается. Интересно опять же, откуда эта тенденция, от роста благосостояния народа?.. О том, как подавляющее большинство женщин, нависая друг над другом или на чьих-то коленях, передвигается в пространстве в давно отживших свой век битком набитых маршрутках – ни слова, поскольку сами участники передачи, подозреваю, в маршрутках не ездят.

И вообще, я заметил, что, рассуждая о поезде, каждый человек рассуждает перво-наперво о своем собственном купе. С другой стороны, сколько можно говорить о плохом, надо и о хорошем. Мы и без того пребываем в постоянном нытье, «этот стон у нас песней зовется»... Есть в «Между нами» и темы посерьезнее. О том, почему уезжают на заработки, оставляя семью, мужчины и как они в дальних краях влюбляются. А порой не возвращаются. Сильно грузить телезрителей не стали, но гость пытался обтекаемо объяснить и чуточку оправдать неадекватное поведение соотечественников. В конце беседы все же дали маху: зазвучал бородатый призыв: вернитесь! Куда, зачем? Их, уехавших, не сотня, не тысяча, их гораздо больше. Не всем же работать курьерами. Недавно мне один водитель такси жаловался: зря, мол, вернулся из Нижнего Новгорода. Ну да ладно, передача не вторгается в проблему, а показывает ее снаружи – такой формат.

Или еще вопрос: какова армянка ХХI века, соответствует ли она меняющемуся миру? Гость, помнится, ответил, что о женщине ХХI века говорить рано, она еще не сформировалась, мы все еще имеем дело с женщиной ХХ века, и с этим не поспоришь. Мне мои личные наблюдения подсказывают, что армянки, с одной стороны, сильно торопятся войти в новый век, с другой же стороны, они уже сталкиваются с процессами, которые в своем развитии вряд ли придутся им по нраву. Счастье – понятие не универсальное, а пространственно-временное. Были ли счастливы женщины в нашей стране пятьдесят-шестьдесят лет назад? Свидетельствую – были. Они не водили джипов, не тыкали пальцем в клавиши, не ходили в ночные бары, не пили текилу, не носили стринги, не загорали топлес, не листали глянцевых журналов и не знали о своих эрогенных зонах ровным счетом ничего (или почти ничего). Они были наивными, как дети малые, верили в вечную любовь, а не в улетный секс, и были уверены, что замуж надо выходить по любви, раз и навсегда, и уж точно не за богатого папика. Выходили замуж и по расчету, но об этом не принято было говорить, а было принято задавать жениху глупые вопросы типа того, какой задала героиня Надежды Румянцевой герою Николая Рыбникова в популярном некогда фильме «Девчата»: «Почему, когда люди целуются, им носы не мешают?» И что вы думали, детсадовский вопрос, который сегодняшнего мужчину наверняка оттолкнул бы, того мужика распалял до невозможности. Впрочем, смотря в какой стране. Счастье, сказано, явление пространственно-временное. Давно уже обретшие равенство, независимость, полную свободу действий и абсолютную поддержку государства, западные женщины оказались перед не слишком радостным фактом: мужчины спасовали, махнули рукой, перестали быть рыцарями, оставили женщин в гордом одиночестве с их с боями обретенной независимостью. Есть старый анекдот. Феминистки ставили «Белоснежку и семь гномов», и в их интерпретации сказка звучала как «Четыре Белоснежки и четыре гнома». Дальше по нарастающей – «Пять Белоснежек и три гнома»... До тех пор, пока не остались одни Белоснежки...

Я же не сказал вам, какой вопрос задали мне. А вот какой. Современные мужчины, они больше бабники или рыцари? Вопрос, мягко говоря, странный, не знаю, как бы вы на него ответили. Девушки по ходу конкретизировали его: вот вы сами, парон Сагабалян, бабник или рыцарь? И того, и другого хватало. Взаимосвязано сие. Тут и от возраста зависит, от количества неизрасходованного тестостерона, да мало ли от чего. От неудачных браков, например. Будешь рыцарем с женой-амазонкой. Да и что такое рыцарь? Дон-Кихот? Он, как известно, любил свою Дульсинею на расстоянии. А автор «Дон-Кихота» Сервантес был весьма невысокого мнения о браке, считал его уздечкой, накинутой на шею мужчины. От Сервантеса я хотел плавно перейти к собственному творчеству, но девушки сыпали вопросами, беседа проходила весело, неровно, нервно и очень скоро завершилась. Не все скажешь в передачах, где темы бегло обозначены. Еще и на лакированном армянском говорить предписано, а меня тянет вставлять в речь русские фразы, так вкуснее. Говорить в эфире – одно, беседовать в уютной домашней обстановке – другое. Идеал – когда эфир превращаешь в уютную домашнюю обстановку, но сделать это мало кому удается. Нет смысла нас редактировать, мы сами себя на публике то и дело редактируем. Хотя временами я с удовольствием отпускаю себя, не считаясь ни с чем и ни с кем (тот случай, когда «Остапа понесло»). Так что приглашать меня в прямой эфир опасно, потому воздерживаются, да я и не прошусь. Общаюсь с удовольствием в любом формате, и более всего – с женским полом. Вот вы сетуете по поводу уехавших мужчин, а мне столько всего разного и тайного поведали армянки, переехавшие в Москву – родной матери не рассказали бы. Большинство из них разведенные, с детьми, о возвращении слышать не желают, хотя снимают квартиры тут и там, переезжая с места на место. Работают в поте лица, некоторым удается даже купить квартиру. А еще говорят, восточные женщины непредприимчивы, на мужиков надеются. Ничего подобного, поставь их в экстремальные условия, еще какими предприимчивыми станут. Я давно знаю одну соотечественницу средних лет, так она в девяностые снимала квартиру, а теперь сама две квартиры купила, одну из которых сдает. По приезде в Москву не растерялась, быстро сориентировалась, не питала ложных иллюзий, знала, где, что и почем, и в этом смысле не каждый мужчина мог за ней угнаться.

Хотя некоторые иллюзии у женщин остаются, явные или загнанные внутрь. Еще одна моя знакомая с катушек съехала, непременно хочет выйти замуж за русского, об армянах слышать не желает. Достал ее в свое время топорный муж. У нее теперь русский бойфренд, но русские нечасто берут в жены кавказских женщин, и она это знает. Расстояние от секса до брака космическое. Подозреваю, что, если бы какой-нибудь московский армянин сделал ей предложение, она тут же пошла бы под венец. Но и московские армяне себе на уме, редко делают предложение московским армянкам. Одни едут за товаром к производителю, в Армению, другие предпочитают жениться не на своих и, в отличие от одиноких соотечественниц, легко себе таких находят. Крепкими остаются семьи, которые изначально в полном составе переехали за тридевять земель. Им приходится держаться друг за друга, трудности сплачивают. Семья в полном составе на родину, как правило, не возвращается и возвращаться не собирается.

Под Москвой я видел целые армянские поселения: мужья, жены, дети, бабушки, дедушки, дядья и тети. Двухэтажные дома, просторные дворы с газонами – здесь эти люди кинули якорь, раз и навсегда. Пожалуй, из всех армянок, встреченных мной на бескрайних просторах России, более всего счастливы они, кланово живущие. Одинокие делают карьеру, радуются собственным достижениям, мельтешат, суетятся и упрямо не желают терять иллюзий. Некоторые, однако, не выдержав, возвращаются: возможно, на родине найдут свой рай в шалаше. На моей памяти это удавалось двум или трем... И вот что я вам скажу. ХХ век или ХХI – неважно. Самой боевой и бесстрашной из женщин, при всех ее смелых высказываниях и экстравагантных поступках, в глубине души хочется иметь железное плечо, к которому можно прильнуть и прошептать глупейший из вопросов: «Почему, когда люди целуются, носы не мешают?»

Руслан Сагабалян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 19 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Счастливый вид у Руслана,уж очень любит женщин.
  2. Руслан Сагабалян в окружении красивых девушек,это привычно для тех кто хорошо знает его.Умеет он девушек заболтать интересной темой.Ждем новых,интересных статей в "НК".
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты