№ 6 (236) апрель (1–15) 2014 г.

Фараон Мирзоян: Мир уже придуман Богом

Просмотров: 2236

10 апреля в Московском государственном центральном музее современной истории России откроется персональная выставка художника, заслуженного деятеля искусств РА, профессора, лауреата Государственной премии, действительного члена Санкт-Петербургской академии художеств, кавалера французского ордена искусств и литературы Фараона Мирзояна.

Еще в студенческие годы его учителями в Ленинградском институте живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Репина были такие знаковые личности, как Андрей Мыльников, Петр Кипарисов, Александр Королев… Атмосфера духовности, впитанная в Северной столице, спустя годы была перенесена им в родные пенаты – около 40 лет Фараон Мирзоян преподает в Ереванской государственной академии художеств. А с 2002 года он является директором Национальной галереи Армении.

– Рассказывают, что защита Вашей дипломной работы была необычной. Что же в ней было такого, что Федор Решетников, будучи председателем комиссии, заявил, что в армянской живописи после М. Сарьяна и О. Зардаряна появился художник со своим особым «слогом»?

– Мне было предложено защищать свою дипломную работу под пение Лусине Закарян. Сначала меня несколько смутило такое пожелание моих преподавателей – я боялся, что это отвлечет их внимание от моей работы. Но удивительно – роскошный и утонченный голос певицы органично дополнил сюжет и мелодичную «фактуру» картины. Я даже сам залюбовался этим сочетанием.

– Есть мнение, что «академизм» с его ортодоксальностью порой ограничивает способности художника. Как Вы распознаете талант?

– Талант не нуждается в дополнительных эстетических подпорках, он не может держаться на основе каких-либо теоретических концепций. Он виден сразу! Я почти убежден: где-то на третьем-четвертом курсе уже становится ясно, есть талант у молодых людей или они продолжают учиться по инерции. Как правило, если студент талантливый, он продолжает стремиться к учебе, если же нет – мнит себя состоявшимся художником.

– За последнее время в Национальной галерее Армении произошли заметные пертурбации: обновились старые и открылись новые залы. На сегодняшний день, помимо армянского искусства, в галерее представлена большая западноевропейская коллекция. Какую нишу занимает русское искусство?

– Русское искусство занимает особое место в нашей галерее. Это собрание произведений русских художников ХVIII-ХХ веков Ф. Рокотова, В.?Боровиковского, пейзажи И. Шишкина, И. Левитана, С.?Щедрина, картины И. Репина, К. Петрова-Водкина и других. У нас также прекрасная коллекция работ художников русского авангарда – М. Ларионова, Н. Гончаровой, В. Кандинского, М. Шагала, П. Филонова и др. Галерея наша располагает и богатой коллекцией древнерусской иконы и русского фарфора ХVIII–ХIХ веков. В свое время источником пополнения галереи были Третьяковская галерея, Русский музей и Эрмитаж. Тут важно отметить, что во многом способствовали этому ученые и искусствоведы И. Орбели, В. Левинсон-Лессинг, С. Яремич, М. Доброклонский и другие.

Недавно коллекция пополнилась картиной Марка Шагала, которую из семейной коллекции подарила дочь основателя нашего музея Рубена Дрампяна, Ирина Дрампян. Теперь в зале русского искусства выставлены две работы Шагала.

– Какие наметки у Вас на ближайшее будущее галереи?

– В скором времени в Художественном музее Сопота по предложению поляков мы собираемся представить картины и рисунки Ованеса Айвазовского. Также впервые мы сможем продемонстрировать живопись знаменитого польского художника XIX-XX вв., армянина по происхождению, Теодора Аксентовича. В Сен-Тропе намечается выставка работ Василия Кандинского, и, по всей вероятности, мы сможем представить нашего Кандинского. В Милане же будет выставлен Марк Шагал. По инициативе французской стороны сейчас идут переговоры об участии Национальной галереи в большой выставке, которую планирует провести Музей европейской и средиземноморской цивилизации в Марселе. Что именно мы покажем в Марселе, пока решаем.

– Фараон Михайлович, каков Ваш девиз по жизни и насколько он распространяется на Ваше окружение?

– Решай, есть ли условия для осуществления твоей идеи. Если нет, создавай их сам в пределах своей деятельности. И подключи к этому своих единомышленников. Только так, на мой взгляд, созреет плод совокупной деятельности твоего коллектива.

– Вы создали огромное количество картин – в них практически размыты границы между жанрами, но сильна армянская тема. Для Вас это так существенно?

– Именно армянская тема составляет первооснову моих картин, вещественную и духовную. При этом для меня не имеет значения, пишу я картины у себя в мастерской или на пленэре. Я ощущаю себя на своей земле, имя которой Армения. Каждый божий день мне дарит новые краски, новые сюжеты: будь то восход солнца или появление ростка на покрытой трещинами земле. Любая деталь, любая подробность видится мне отдельной целостной жизнью. Мир уже придуман Богом, и мне остается лишь отобразить его, пропустив через собственные переживания и чувства. Но наступает момент, когда хочется выйти за границы небольших полотен – создать нечто монументальное. Так появились мои монументальные живописные панно «Армения» и «Арцах». С тех пор как Мартирос Сарьян создал свой триптих «Армения», прошло 90 лет. За все это время не было написано столь крупномасштабного полотна. Я почувствовал в себе неудержимую потребность создать именно большое панно на эту тему. Исходил я из самого главного для себя состояния – личного ощущения страны.

Выставка, которая пройдет в Московском государственном центральном музее современной истории России, – событие для меня знаковое. Мне важно знать, как она будет принята моими современниками и какой она найдет отзыв в их душе. Ведь каждая картина художника – это форма восприятия Вселенной в целом и малого мира своей собственной личности. Я бы хотел, чтобы работы мои были поняты и приняты зрителем.

Кари Амирханян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 14 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты