№ 7 (237) апрель (16–30) 2014 г.

Леонид Решетников: Армения всегда будет дружественной страной для России

Просмотров: 3420

Интервью с директором Российского института стратегических исследований, генерал-лейтенантом, кандидатом исторических наук, членом научного совета при министре иностранных дел Российской Федерации Леонидом Петровичем Решетниковым.

– Леонид Петрович, сегодня всех беспокоит и хаос на Украине, и последствия вхождения Крыма в состав России. Ваш прогноз: как Россия будет строить дальнейшие отношения с Украиной? Какова будет судьба Восточной Украины, где в большинстве своем проживают русскоязычные граждане?

– Воссоединение Крыма с Россией – это важнейшее событие в жизни нашего государства. Можно сказать, что после этого события Россия станет другой, изменится и ее политика в целом. Мы подняли знамя защиты своих соотечественников. В своей речи перед Федеральным собранием президент Путин сказал, что русская нация – разделенная нация, и есть русский мир, за который надо бороться, за его укрепление, его единство. Вопросы положения наших соотечественников в тех странах, где они оказались после распада СССР, выходят на первый план. И отношения с Украиной будут строиться с учетом этого фактора. Весь вопрос в том, что будет представлять собой Украина. То, как идет сейчас ее развитие, предвещает очень серьезные экономические, политические проблемы в этой стране. Неизбежно, и это уже абсолютно ясно, резкое ухудшение экономического положения страны и резкое ухудшение уровня жизни людей.

То, что народ Украины будет жить значительно хуже, чем до 1 января 2014 года, тоже ясно, потому что Украина во многом была связана экономически с Россией. Эти связи будут или ослаблены, или нарушены. Если Украина попадает под контроль США и Евросоюза, а благодаря мятежникам, которые взяли власть в Киеве, уже так и есть, то промышленность Украины будет положена на лопатки, особенно оборонная. Поэтому «Запорожсечь», которая делает по нашим заказам моторы для вертолетов, с 20 тысячами рабочих и еще множество предприятий будут простаивать. Возникнет проблема безработицы. В общем, Украина стоит перед тяжелейшими экономическими проблемами. Никакой Евросоюз, никакие Штаты такую страну вытянуть не могут, даже если бы очень хотели. Вытянуть 46-миллионную Украину, огромную, запущенную – это невозможно. Поэтому все разговоры о помощи Запада, о 10-15 млрд долларов (хотя это мизер для Украины) ничего не дадут. И поэтому падение будет продолжаться.

– А в чем Вы видите выход из этой тяжелой ситуации на Украине?

– Пока у власти стоит странный симбиоз демократов-прозападников и фашистов-националистов, выхода не будет видно. Я не помню в современной истории, по крайней мере в 20-м веке и начале нынешнего, чтобы где-нибудь такой альянс складывался. На Украине он сложился по подсказке США. Самостоятельно ни одна из этих групп прийти к власти и свергнуть Януковича не могла. Только объединение демократов с фашистами, националюгами привело их к власти. И теперь представители «Правого сектора» и радикалы в руководстве говорят одно: введем визы с Россией, прервем связи, выйдем из СНГ.

Яценюк, как представитель прозападного, демократического, условно говоря, крыла, в страхе начинает увещевать их: не спешите, мы подумаем, да что вы делаете… И это будет продолжаться, пока какая-то сторона не перетянет канат в свою сторону. На Украине помимо экономического кризиса будет затяжной политический кризис, пока они будут между собой разбираться.

– А есть такая личность, по-Вашему, сегодня на Украине, которая может быть полезной для примирения восточной и западной частей и вывести Украину из кризиса? Например, Тимошенко сейчас вышла на авансцену, подала заявку на президентские выборы.

– Я такой личности, объединяющей всю страну, сейчас не вижу. Такой личности нет. Тимошенко… Против нее настроены очень многие, и на востоке, в том числе и в центре, и на западе есть противники Тимошенко. Нельзя сказать, что ее не принимают только русскоязычные восток и юг. По-разному: где-то и поддерживают, где-то не принимают, но это уже не общенациональный лидер. А новых лидеров, кроме маленьких фюреров Яроша, Парубия и прочих, не видно. Яценюк, кроме улыбки и сожаления, ничего не вызывает, боксер Кличко ушел в тень, Турчинов – пастор, наверное, с этой ролью он хорошо справляется, но объединяющей фигурой никто из них быть не может. Поэтому я хочу сказать четко и ясно: Украина – это искусственное создание, она появилась не в результате исторического процесса, а была создана Лениным, большевиками, которые искусственно нарезали эту территорию. Так туда попали русский город Харьков, так туда попал Донецк, бывшая станица Гундоровская, так туда попал Луганск, бывшая станица Луганская, часть Донецкого казачьего войска, так туда попали Одесса, Николаев, Херсон – Новороссия, к которым малороссийский народ дореволюционный никакого отношения не имел. И вот эта несовместимость, она не может исчезнуть за 90 лет. Для этого века нужны.

– Так, если выхода не видно, чего же ждать от нынешней критической ситуации?

– Раз мы не видим выхода, надо следить за развитием процесса. Единственное, чего нельзя допускать, это разгорания вооруженной гражданской войны. Хотя я не вижу такой перспективы. Но вижу другую: массовые репрессии против восточных и южных регионов при участии бандгрупп так называемого «Правого сектора». Вооруженная сторона на безоружную.

– В конце концов, история показывает, что та часть, которая безоружна, рано или поздно, чтобы защищаться, тоже вооружается.

– Как к Януковичу ни относись – а наш институт всегда писал о нем очень критически, и со стороны украинского народа критика в отношении его очень правильная, конкретные его дела показывают, что он не смог справиться с должностью президента, – но он все равно избран народом, он легитимный президент. Так называемую революцию поддержали американцы. Почему? С единственной целью – ослабить Россию. Им вообще все равно было, что там происходит на Украине. И сейчас все равно. Главное – поставить эту территорию под свой контроль. Никогда они никуда не вкладывали и не вложат ничего. А теперь вот пусть они и расхлебывают, американцы. Мне говорят: а как же украинский народ? Вот Киев, мегаполис на четыре миллиона населения. На площади стояло около 100 тысяч, половина из них приехали с Западной Украины, еще какая-то часть – из других районов, а вы, киевляне, что вы делали? Что вы смотрели на этих идиотов? Ну вот теперь и поживите под властью этих нелюдей. Каждый получает свое. И России не надо вмешиваться в киевские дела.

– Сейчас Россия, как принято говорить, встала с колен, и ее голос сегодня звучит веско и сурово. За примерами далеко ходить не надо – это и Южная Осетия, которую Россия не дала уничтожить, это урегулирование ситуации в Сирии. А можно ли провести параллель между Крымом и Нагорным Карабахом? Россия участвует в урегулировании карабахской проблемы. Будет ли она и в Карабахе так же жестко поддерживаться принципа права нации на самоопределение ?

– Приднестровье, Абхазия, Украина, Карабах – это все последствия 1917 года, это последствия Октябрьской революции. Когда такие же отморозки, как в Киеве, пришли к власти и начали искусственно нарезать границы. Спустя почти сто лет это аукнулось. Что оставили большевики от Армении? Отдали Карс, большую часть Западной Армении Турции. Карабах пристегнули к Азербайджану. И теперь мы должны разбираться.

С Приднестровьем что делать? Там прошли два референдума за воссоединение с Россией, 85-90% проголосовали «за», что делать? Южная Осетия хочет соединиться с Северной Осетией. Что делать? С Карабахом – что делать? С естественным желанием местных армян воссоединиться со своим народом? Россия должна заниматься всеми этими проблемами. Я думаю, у нашего руководства понимание неестественности этой ситуации есть. А как политически это решить – вот крайне сложная задача. Легко было отдать Ататюрку пол-Армении, нарисовать Карабахскую автономию, тех, кто был недоволен, отправить в лагеря, – все это было легко. А решить теперь проблему так, чтобы не вызвать новых осложнений и нового взрыва – сложно. Но рискуя навлечь гнев своих друзей в Баку, скажу: очень тяжело, практически невозможно заставить один народ жить в другом государстве. Если он не хочет, он там жить никогда не будет.

– Почему Косово – можно, а Крыму нельзя? Почему Абхазии и Южной Осетии – можно, а Карабаху – нельзя? Почему одним можно реализовать международное «право нации на самоопределение», а другим нельзя?

– Почему одним можно, а другим нет – зависит от конкретной ситуации. Вот смотрите, ситуация в Приднестровье – точно такая же, как с Карабахом. Одно только различие: в Приднестровье почти половина населения с российскими паспортами и почти две трети – русские. И мы тоже не признаем его. Я со всем уважением отношусь к армянам, я симпатизирую народу армянскому, он внес большой вклад в становление российской государственности, но все-таки без обиды – Приднестровье нам ближе, и мы тоже его не признаем. Если бы Саакашвили не напал на Южную Осетию, то, может быть, процесс еще долго бы тянулся, продолжались бы попытки найти компромисс, договориться с грузинами… Так и здесь – тянутся попытки договориться с Кишиневом, попытки договориться с Баку. Мы все же хотим решить проблему без эскалации, без лишних жертв, стрельбы, мирным путем.

– Грузия определилась с политическим вектором. Она смотрит на Запад, даже смена руководства не повлияла на политику страны. Армения тоже определилась, она вошла в Таможенный союз, она вместе с Россией. Азербайджан играет на два фронта. Как Россия смотрит на это?

– Один мой близкий друг, доктор наук, профессор, известный болгарский историк-археолог Станислав Станилов, депутат парламента болгарского, опубликовал статью, которая называется «Третье нашествие Запада на Россию». Смысл статьи в том, что было два нашествия – одно закончилось на Бородинском поле, второе – под Сталинградом. Сейчас – третье. Пока место, как говорит автор, Владимир Владимирович еще не выбрал, где закончится третье нашествие, но оно обязательно закончится, и тем же образом. И он пишет: братья-болгары, хотим ли мы оказаться в обозе нашествия, среди тех, кто дождется своего Бородино или Сталинграда? Сейчас время выбора и для Азербайджана. И хочется сказать и другим нашим соседям: товарищи, братья, господа, надо определяться, с кем вы?

Вот за что Путина так Запад не любит? Ведь он самый «прозападный» наш президент, искренне заинтересованный в развитии всевозможного сотрудничества с Западом – и в инвестициях, и в культурном сотрудничестве, и в политическом, он чувствует Запад, у него есть опыт. А они его все равно ненавидят. А любят Ельцина, любят Горбачева. Вспомните – при Ельцине страна распалась.

Запад не любит Путина только за то, что он за самостоятельность России. За сильную Россию. Да, мы сильны, но мы готовы к партнерству. Поэтому речь идет не только об Азербайджане, но и о других странах бывшего СССР – давайте определяться. Не надо сидеть между двумя стульями. Эта политика не работает сейчас.

Я еще раз хочу подчеркнуть, что воссоединение Крыма и наша позиция по Украине говорят о том, что Россия меняется. И ее политика тоже. Кто протягивает нам руку – эту руку мы крепко пожмем и скажем: спасибо, мы идем вместе. А кто не протягивает – не надо.

– После поражения в Крыму, а я считаю, что Запад проиграл там в политическом плане, западные политики захотят взять реванш на Южном Кавказе. Посольство США в небольшой Армении составляет около 2 тысяч человек, и они очень активны. На этом фоне слабо выглядит, на мой взгляд, работа пророссийских организаций. Не пора ли более основательно пропагандировать российскую, русскую культуру, язык в Армении, в том числе и через средства массовой информации?

– Совершенно правильная постановка вопроса. И то, что происходит на Украине – следствие того же. Мы очень слабо работали и на Украине, и в других бывших республиках Советского Союза. Наши некоммерческие организации, благотворительные фонды не работают так, как надо – и в России, и тем более на пространстве СНГ, даже в таких дружественных странах, как Армения. Надо коренным образом все менять. Мы говорим: «мягкая сила», а ее-то и нет. Мы работаем по старинке, по-советски: есть официальная структура, она должна дать указания.

Возьмем наш институт. Мы не можем многого сделать, у нас весь штат 200 человек. Но мы все-таки с Арменией не только поддерживаем контакт, но и проводим живую работу. Оттуда приезжают на стажировку, и мы ездим, проводим конференции, готовим публикации. Но если бы такой работой занималось еще 40-50 организаций, то в Армении это все бы заметили…

Здесь мы отстаем, и это очень большая проблема. Если не начнем по этой линии работать, получим еще одну Украину.

– Вы – человек религиозный? Насколько сегодня религия влияет на политику?

– Во что я верю? В Господа нашего Иисуса Христа. Я верю в истину, а истина – это Христос, и я в него верю. А Господь требует от нас любить и ближнего, и дальнего. Есть такое движение – русские националисты. Я все время с ними спорю. Если мы христиане, исповедуем Христа, то мы должны радоваться, что в нашей общности есть башкиры, есть армяне. Потому что Господь создал это многообразие. Что такое вера? Что такое Бог? Это любовь. Мы должны видеть в каждом человеке образ Божий. Мы должны понимать, что раз Господь разрушил Вавилонскую башню и дал каждому народу язык, то этот народ такое же творение Божье, как и наш народ. Вот моя идеология, моя вера. Да, я русский патриот, я за русский национальный дух, но не националистический. А русский национальный дух – это дух, как писал Достоевский, всемирности, любви.

Не только перед русскими, перед армянами тоже стоит большая задача – вернуться к истокам своей веры. Потому что веру армяне подрастеряли, превратили в бытовую повинность – свечу поставить, стол накрыть, барана зарезать… Армяне имеют миссию. Вы – хранители Арарата, хранители Ноева ковчега. И так как вы ее не очень рьяно исполняли, Господь у вас его прибрал, рядышком поставил Арарат… Чтобы на него смотреть, но не владеть…

А мы, русские, тоже наказаны за то, что натворили в начале 20-го века. Мы многое потеряли. Я не имею в виду территории. Я имею в виду сердца наших людей. Мы свою миссию тоже не оправдали.

Как-то Никита Михалков мне сказал: «Церковь должна быть вне политики. Но политик должен быть в церкви»… Не знаю, сам ли Никита Сергеевич это придумал или где-то прочитал, но это замечательные слова. Если политик будет религиозным человеком, верующим – 99,9 процента, что он не будет поощрять коррупцию. Наш великий святой Серафим Саровский, который и в Армении почитается, часто цитировал Священное писание: «Спасися сам, и тысячи вокруг тебя спасутся». Будь сам достоин – тогда и другие будут достойны. Вот так должна влиять религия.

– Какой Вы представляете Россию через 10-15 лет?

– Я мечтаю о том, чтобы это была страна с народом, стремящимся к идеальной цели. Идеальная цель русского народа 1000 лет называлась Святая Русь. То есть чтобы люди через 10-15 лет думали не только о колбасе и развлечениях, но и о смысле – зачем они тут, зачем они живут в России? Чем они могут быть полезны своей стране, своему народу, своему роду, своей семье?

Мы же родоотступники. Русский народ про род вообще забыл. Спроси сейчас – только один из десяти скажет, кто его дедушка. А армяне помнят. Они пережили множество трагедий, падения, взлеты… Мне кажется, что, пока есть мир, будут и армяне, потому что это Божий народ.

Мне покойный мой духовный наставник архиепископ Алексий как-то рассказывал: «Был я тут на службе в армянской церкви, уставший приехал, ну, думаю, я все равно языка не понимаю, вздремну тихонечко, чтоб никто не видел, сил никаких. Но как началась служба, как на меня хлынула эта благодать, я служил, я молился, не понимая языка, вместе с ними». И я уверен: Армения станет побольше, чем нынешняя, но всегда будет дружественной страной для России.

Беседу вел Григорий Анисонян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 27 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты