№ 7 (237) апрель (16–30) 2014 г.

События в Кесабе – продолжение армянской трагедии

Просмотров: 2887

Весна в армянской политической истории нового времени, к сожалению, ассоциируется с трагедией геноцида в Османской Турции. Историческая память народа продолжает сохранять ужасы арменоцида, способствует развитию психологического синдрома недоверия к власти, одновременно является стержнем армянской соборности и формирования стратегии Ай-Дата.

Все меньше и меньше остается времени до 100-летия геноцида армян. За прошедший век мир так и не извлек необходимых уроков из этой трагедии, данный вид преступления против человечества продолжает оставаться средством агрессивной политики отдельных субъектов международных отношений и позором человеческой морали. Да, геноцид армян в разных формах признали более 20 государств и авторитетных международных организаций (в основном это парламентские резолюции, признающие и осуждающие преступление в Османской Турции). Однако до сих пор эта проблема все еще далека от политико-правового разрешения и ликвидации ее последствий.

Все принятые резолюции практически носят декларативный характер, не обязывают виновника преступления, то есть власти Турции, к признанию геноцида армян и к соответствующим компенсациям морального, материально-финансового, политического и территориального характера. С точки зрения историко-политической, хронологической и правовой оценки данного международного преступления нет объективности.

В частности, преступление геноцида армян совершалось не только в период активной фазы Первой мировой войны правительством младотурок, то есть в 1915–1918 гг., как это отмечается в тех же резолюциях и в ряде исследовательских трудов. К сожалению, к геноциду армян имеет прямое отношение политика султана Абдул-Гамида II, поскольку факты массового уничтожения армян в Османской империи начинаются с 1876 г. (резня в Адане, Зейтуне, Муше, Сасуне и др.). Та же курдская конница «гамидие», которая самым активным образом использовалась османскими правителями для уничтожения армян в Турецкой Армении, была создана кровавым султаном Абдул-Гамидом II и называлась в его честь.

Геноцид армян имел место не только в пределах оттоманского государства (на территориях Западной и Южной Армении, а также в других частях империи, где проживали армяне), но и на Южном Кавказе, то есть на территории Восточной Армении и Баку, в 1918 и 1920 гг. Речь идет о турецкой интервенции младотурок (в мае–октябре 1918 г.) и кемалистов (в сентябре – декабре 1920?г.) в Закавказье. При этом к данному преступлению оказались причастны как султанское правительство, так и правительства младотурок, кемалистов и мусаватистов. Иными словами, помимо турецких властей в массовом уничтожении армян (Баку и Шуша) повинны и власти мусаватистского Азербайджана.

Наконец, преступление геноцида продолжалось в пределах кемалистской Турции до 1923 г., а ее рецидивы в политике республиканской Турции, советского и независимого Азербайджана имели место:

– в годы Второй мировой войны, когда власти и спецслужбы Турции пытались убедить Гитлера в необходимости уничтожения остатков армян на

оккупированных нацистами территориях Европы и СССР, при этом распространяли дезинформацию о семитском происхождении армян;

– в 1950-х гг., когда властвующая в Турции Демократическая партия, пытаясь снизить социальное недовольство общества экономической политикой Аднана Мендереса и отвлечь его внимание, устроила гонения на армян и греков Стамбула;

– в 1988–1990 гг., когда в Советском Азербайджане были организованы массовые погромы армян в Сумгаите, Кировабаде, Баку и других городах республики;

– в 1991–1994 гг., когда власти независимого Азербайджана развязали военную агрессию против Нагорного Карабаха, бомбили мирные города и села Арцаха.

И что же, этим список рецидивов преступления геноцида и политики антиарменизма в Турции завершился?

Увы, события в Сирии и особенно факты преследования армян в приграничном с Турцией Кесабе и воздушных атак Латакии в марте–апреле 2014 г. показывают, что и современные власти Турции не только продолжают отрицать преступление геноцида армян, но и выступают правопреемниками данной политики в отношении армянского народа.

Турция – одно из активных государств Ближнего Востока, которое выступает за свержение алавитского режима Башара Асада в Сирии. Но дело не только в политических предпочтениях. Анкара и его правители в лице Партии справедливости и развития предоставляют территорию, оружие и политическую поддержку радикальным силам антиасадовской оппозиции Сирии. Турция время от времени через собственные спецслужбы совершает дерзкие диверсионно-подрывные рейды на территорию соседней Сирии (особенно в армянонаселенные Алеппо и Кесаб), организует провокации в приграничных районах с целью последующих атак на Сирию (например, организованный подконтрольными Анкаре боевиками сирийской оппозиции инцидент в турецком г. Акчакале, где 3 октября 2012 г. разорвались выпущенные с территории Сирии минометные снаряды и погибли 5 человек, а в «ответ» Турция атаковала Сирию), сбивает сирийские военно-воздушные суда, предоставляет убежище боевикам оппозиции, рекрутирует в ряды сирийских боевиков представителей исламского мира.

Фактически власти Турции используют антисирийскую политику США и стран ЕС и под видом неприятия режима Башара Асада продолжают политику геноцида армян, которые являются законопослушными гражданами Сирии. Не секрет, что Алеппо до недавнего времени являлся финансовой столицей Сирии, в которой большой вес имели армянские предприниматели и банкиры. В Кесабе в наши дни повторилась кровавая резня начала ХХ в., когда в 1909 и 1915 гг. армяне здесь подверглись массовому уничтожению. И кто же, наконец, ответит за геноцид?

Запад проявляет «непонятную» политическую энергию и активность в ситуации с Украиной (Крымом) и ведет критику правомерных действий России. Власти США нагнетают антироссийскую истерию, призывают мир к экономическим санкциям против русских. Но там, где следует проявить подобную активность в плане защиты международного права и нацменьшинств, США и их союзники почему-то пассивны.

А была ли возможность спасти армян Сирии от новых преследований? На этот вопрос оппоненты ответят, что сослагательно история не пишется, в таких случаях все богаты «задним умом» и советами. Но мне представляется, что спасти эффективную армянскую диаспору Сирии все же можно и нужно было. Свое видение данной проблемы мне приходилось излагать некоторым армянским политическим представителям два года назад.

Судите сами, в Сирии, по имеющимся данным, проживали на момент начала кровопролития порядка 190 тысяч армян. Понятно, что армяне имели в этой стране благоприятные условия для жизнедеятельности и развития, пользовались доверием правящей элиты, оказывали значительную финансовую и иную поддержку Армении и Нагорному Карабаху, вместе с общиной в Ливане выступали серьезным армянским фактором в арабском мире. Все эти достижения армян Сирии свидетельствовали о необходимости активной поддержки их интересов со стороны армянских политических сил. А что же получилось в реальности?

В реальности мне твердили, что в Сирии ситуация под контролем, армяне пользуются доверием Б. Асада и не хотят покидать свою сирийскую родину, Россия не согласилась с санкциями Запада, и В.В. Путин не допустит прямой агрессии международных коалиционных сил против Сирии (как это было в Ливии). Наконец, армянские политические силы при необходимости способны организовать самооборону своих соотечественников в Сирии, а власти Армении готовы будут предоставить убежище сирийским армянам.

Однако во всех этих тепличных и далеких от Сирии рассуждениях терялась из виду реальная опасность повтора событий в том же Азербайджане. Что получили армяне и Армения от резни и стихийного исхода практически 400 тысяч армян из Азербайджана (Баку, Сумгаита, Кировабада, Шаумяновского района, части Нагорного Карабаха, Геташена, Мингечаура и т.д.)? Значительная их часть превратилась в маргиналов, поскольку беженец, как правило, никому не нужен, создает проблему для любых властей (тем более коррумпированных, да еще и инонациональных). И что же ждет нас, опять судьба гонимого армянского скитальца? Но ведь можно же было придать этому, увы, неизбежному процессу какую-то динамику организованности и целенаправленности.

В современном мире внешняя и трудовая миграция – естественные явления процесса глобализации. Миграция во все времена не теряла своего значения. Массовая миграция вызывается политическими и экономическими причинами. Было время, когда армянские купцы контролировали Шелковый путь, а армянские общины были многочисленны в странах Азиатско-Тихоокеанского региона. Но менялось время, менялась ситуация, менялось отношение и к армянам в этих пространствах, и они вынуждены были искать новое убежище в новых странах.

Раз уж случилась политическая трагедия в той же Сирии, если есть вероятность радикализации ситуации внутри данной страны (тем более с участием Турции и воинствующих исламских сил типа «Аль-Каиды», «Братьев мусульман» и прочих подобных им структур), следствием которой станет антиармянская и антихристианская политика, зачем же испытывать судьбу в очередной раз.

Да, понятны состояние и нежелание сирийских армян покидать свою новую родину, обжитые и любимые места, арабских друзей и, наконец, кладбища своих предков. Да, согласен, что многие из сирийских армян представляли зажиточный класс. А кому же из им подобных хочется терять десятилетиями нажитое богатство, работу и перспективы бизнеса? С привычной человеческой и моральной точек зрения все понятно. Очевидно, присутствовали и другие опасения в политических кругах внешних друзей Сирии, что с исходом влиятельных армян у них резко сократятся определенные возможности политико-экономического и иного порядка.

Однако какое это имело отношение к ответственной национальной политике, призванной защищать не на словах, а в реальности интересы своего народа, своей древней нации независимо от времени, места и обстоятельств?

Можно, конечно, держаться за нажитые места, работу и кладбища, утешать и обманывать себя иллюзиями скорого улучшения ситуации (мол, власти не допустят, а друзья защитят). Но, увы, в течение небольшого времени можно потерять все и даже не удостоиться оказаться погребенными среди своих близких на тех же кладбищах.

Путин, увы, не поможет сирийским армянам. Да, МИД РФ сделал заявление, послал ноту протеста Турции. И что с того, когда нет в живых части армян? Путин в Сирии думает не об армянах, а о России, о ее престиже, о ее экономических, геополитических и геостратегических интересах на Ближнем Востоке. И это его право и обязанность как президента России. Армяне в этом контексте, увы, выступают лишь как фрагмент, как очередной информационный (и то, как можно было заметить по новостям российских СМИ, далеко не главный, как, скажем, Крым и Украина) повод.

Да чего там, армяне Сирии, сама Армения не есть для России стратегический союзник, а всего лишь стратегический партнер. Партнеров же, как известно, меняют более часто, нежели союзников. Приставкой «стратегический» российская дипломатия старается называть многих зарубежных партнеров (в том числе и Азербайджан). Из чего исходят власти Кремля? Понять их логику трудно. Правда, почему-то только Армения не просит у России оплаты за содержание военной базы, а вот братские славянские Украина и Белоруссия не забывали о материальной стороне вопроса; только Армения остается в анклаве, а РЖД и российские власти почему-то считают расконсервацию транспортной блокады Армении через Каспий и путем строительства железной дороги в сторону Мегри по иранской территории неэффективным и дорогостоящим проектом (интересно, а сколько же стоит геополитика в том же Крыму или Южном Кавказе, да и кто считал); только Армения признала крымский референдум и его воссоединение с Россией, а вот Москва не спешит признать аналогичную ситуацию в Нагорном Карабахе.

Существует также мнение, что армянский фактор в Сирии в случае вероятной активизации турецко-сирийской войны может привести к ситуации, когда Турция окажется в уязвимом положении. Дело в том, что одной из целей Анкары в Сирии является ликвидация потенциала курдского сепаратизма и армянских финансово-материальных возможностей. Агрессивные акции Турции приведут к росту повстанческого антитурецкого движения курдов, США вынуждены будут нейтрализовать антикурдскую коалицию стран региона, а быть может, и армяне смогут претендовать на Карс и Арарат. Это мнение присутствует в экспертных оценках, но вряд ли может иметь положительное развитие для судеб сирийских армян.

Да, сегодня в сводках мировых СМИ из Сирии вновь появляется армянская тема, сирийские армяне становятся жертвами очередной турецкой провокации, что вызывает объективное осуждение мировой общественностью. Однако формируется весьма усеченное мнение международной общественности о проблемах армянства на Ближнем Востоке. Но каким образом эти жертвы смогут инициировать процесс возврата территорий без позиции Армении и мировой армянской диаспоры, понять трудно. Сегодня в качестве фактора относительно организованного антитурецкого сопротивления на Ближнем Востоке можно говорить о курдском повстанческом движении. Аналогичной армянской повстанческой армии там нет ни по количественным, ни по качественным показателям. Армяне Сирии не смогут вернуть Киликию и взять под контроль Адану. Организовывать армянскую «молодежную алию» в Сирии нет смысла, да и пора прекратить ставить эксперименты на судьбах армян. Достаточно вспомнить провал армянской революции начала ХХ в. в Оттоманской империи. Нас предали и на Западе, и на Востоке, результатом стал геноцид и массовый исход из Западной Армении, а Восточная Армения дважды подверглась интервенции и потеряла ряд своих территорий в пользу Турции и Азербайджана. Надо думать о человеческих судьбах, а не строить весьма сомнительные прогнозы позитивных геополитических перемен.

Ни Путин, ни Обама, ни Олланд, ни какой-либо другой лидер не помогут армянам Сирии, кроме самих армян и Армении, их коллективной политической воли и прагматизма, финансовых и технологических возможностей, мероприятий содействия и возмездия. Нужно, оглядываясь в прошлое, думать о будущем, о новом поколении, о его безопасности.

Что же было бы уместно предпринять, на мой взгляд, чтобы избежать подобных последствий для сирийских армян? Мне представляется, что с учетом неизбежных процессов внешней миграции в условиях глобализации, с одной стороны, а также антисирийской коалиции богатых стран Запада – с другой, армянам необходимо было через свои представительные политические организации и бизнес в странах Запада (в тех же США, Канаде, Европе) и Австралии организовать планомерную и целенаправленную эмиграцию сирийских армян. К тому же 190 тысяч – это не такая уж и большая цифра, скажем, по сравнению с 400 тысячами армян из Азербайджана.

Вынужденная миграция в целях сохранения генофонда и безопасности сирийских армян вполне понятно расценивалась бы и режимом Б. Асада, и властями тех же стран Запада и Австралии.

Можно и нужно было исключить (или свести к минимуму) стихийный и неорганизованный исход армян из Сирии. Причем основной поток влиятельных и состоятельных армян логично подался бы в преуспевающие страны Запада и демократии, где работает внутренний закон и высока степень внешней безопасности, где есть возможность и необходимость защищать интересы и права армян и Армении. К чему мигрировать в страны, где нет демократии, высока степень коррупции, прогрессирует национализм и шовинизм? Тех же, кто желает вернуться на историческую родину, надо возвращать в Армению и Арцах.

Что же делать с бизнесом армян в Сирии – оставлять его на милость радикалам? Вот в этом-то и суть целенаправленной миграции. Если страны Запада во главе с США рвутся в Сирию, то, быть может, со временем они там и появятся. Но вместе с армией туда устремится и американский, и европейский капитал. Понятно, что в этих странах уже функционируют представительные армянские общины. Вот их и надо было укреплять через возможности сирийских армян, передавать свой бизнес, самим получать возможности абсорбции в новых условиях, а после выступать консультантами армянских бизнесменов США, Европы, Канады, Австралии и т.д. по Сирии. Так сирийские армяне смогли бы сохранить себя, свой капитал, усилить возможности мировой армянской диаспоры и оказывать больше содействия той же Сирии, Армении и другим друзьям. Со временем армянское влияние в Сирии восстановилось бы через бизнес-возможности и сетевые технологии, фактически оно и не терялось бы.

Особая тема – молодые сирийские армяне. Прежде всего, вся программа целенаправленного и планомерного исхода армян из Сирии должна быть направлена на обеспечение достойной жизни будущему поколению, а это означает получение возможности обучаться в престижных вузах мира, стать специалистами в различных областях, вооружаться знаниями и приобретать возможности для защиты интересов личности, семьи и мирового армянства. Молодежь всегда подвержена активной энергии, всегда пассионарна. Задача армянских представительных политических организаций, тем более в некоторых из них и состоит часть армянской молодежи Сирии, направить эту энергию на благо личности, семьи и нации. Понятно, что в современных сирийских условиях в среде данной части армянской молодежи высока степень патриотизма и национального духа, есть вероятность возрастания некой агрессии с целью возмездия. И эту силу надо направить в нужное в интересах Армении, Арцаха и диаспоры русло.

К сожалению, представители бизнеса Армении оказались не на высоте, когда понадобилось организовать массовый выезд сирийских армян в Армению. Говорят, компания «Армавиа» тогда сократила полеты и резко взвинтила цены на перевозку пассажиров. Но я не знаю последствий своеволия «Армавиа». Михаил Багдасаров на то и коммерсант, что в любом случае искал выгоду в виде материальной прибыли. Но он не мог не понимать, что в такой же ситуации оказывались его соотечественники из Баку, где он жил, да и всех денег не заработаешь. Власти же Армении должны из этого извлечь урок в том смысле, что авиация – это стратегический вид транспорта, где не должно быть монополии Багдасарова и прочих. Однако массовый исход сирийских армян в современную бедную и слабую Армению будет непродуктивен. Чего хорошего, если вчерашний банкир из Алеппо станет в Ереване в лучшем случае владельцем торгового киоска. Так мы теряем, приводим к ситуации, когда каждый армянин предоставлен самому себе, как может, так и выживает, когда массы обрекаются на маргинальное положение. И сколько времени пройдет для их социального и экономического восстановления? Сколько прецедентов из далекой и близкой истории нужно иметь, чтобы, наконец, извлечь урок?

Фактически мои предложения пока что не теряют актуальности для принятия соответствующих политических решений. В очередной раз мы убедились, что отсутствие действенной всеармянской международной организации приводит к издержкам и ошибкам. Некоторые современные богачи создают организации, как им кажется, для решения больших национальных проблем. В действительности же выясняется, что они всего лишь куклы, а кукловоды те, кто им платит (точнее, дает возможность заработать). Стало быть, и организации такие кукольно-игрушечные, не имеющие реальной программы действий и бюджета, а соответственно и реальной опоры в среде армянства. Мне не хотелось бы желать им и кому бы то ни было судьбы армян Азербайджана и Сирии, но пора все же думать о том, что же будет после вас.

Доктор политических наук, профессор Александр Сваранц

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 18 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Статья серьезная,есть над чем подумать,правда,некоторые факты убийства армян в Кесабе не подтвердились.Господину Сваранцу нужно серьезно заняться политикой и если у властей Армении имеются проблемы с кадрами,то Сваранц частично может компенсировать, правда, если он захочет.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты