№ 7 (237) апрель (16–30) 2014 г.

Грузия и кризис на Украине: три непересекающихся подхода

Просмотров: 1560

События, происходящие на Украине, довольно неожиданным образом сказались на грузино-абхазских и грузино-югоосетинских отношениях. Несмотря на то, что формальной и прямой связи между ними не существует, украинский кризис и присоединение Крыма к России, тем не менее, явно отдалили абхазов и осетин от Грузии.

Необходимо сказать, что единой позиции – официальной и общественного мнения – в Грузии не сложилось. Существует отдельно официальная точка зрения и альтернативная, та, что выражена грузинскими СМИ и большинством грузинских общественников и блоггеров.

Позиция официального Тбилиси по Украине совпадает с подходом Запада и заключается в поддержке новой власти, а также в неприятии вхождения Крыма в состав России. И это понятно. Кто мог ожидать иного? Точно так же неудивительно, что Сухум и Цхинвал, ставящие во главу угла принцип права наций на самоопределение вплоть до отделения, имеют противоположную точку зрения.

Отрадно и то, что, в отличие от правительства Михаила Саакашвили, новые грузинские власти в этом вопросе ведут себя достойно и демонстрируют взвешенный подход. Даже при наличии расхождений с отколовшимися территориями они не прибегают к нападкам, оскорблениям и призывам к Западу о помощи. Все это свидетельствует о том, что даже если диалога между этими сторонами сейчас и нет, то по крайней мере нет и видимого противостояния.

Но есть и другая Грузия, которая проявляет себя в большинстве материалов в СМИ по украинской проблематике, в высказываниях грузинских блоггеров и в поступках представителей общественности. Увы, но здесь старый подход времен Михаила Саакашвили демонстрируется во всей красе. С самого начала конфликта этот слой общества занял прозападную позицию в самом радикальном варианте. Хочу уточнить, в самом факте согласия с позицией Запада нет ничего предосудительного: это серьезная позиция и это право каждого человека. Другое дело, что ее сторонники делают это либо в ослеплении, находясь под действием оглупляющей пропаганды, либо распространяя эту пропаганду добровольно.

Если почитать обзоры грузинской печати и проследить за высказываниями грузинских участников социальных сетей, то мы увидим, что в этих текстах преобладают крайние позиции без каких-либо полутонов и попыток хоть малейшим образом понять иную сторону. Причем все происходит в традиционном стиле грузинской пропаганды, т.е. с постоянным оскорблением оппонентов… Так, по мнению грузинских СМИ и блоггеров, общество на Украине разделилось на героев и рабов: герои – это все те, кто выступает за Запад и НАТО, а рабы – те, кто хочет более тесных связей с Россией; эти люди в полной уверенности пишут о том, что в Крыму живут миллионы крымских татар, которые не хотят в Россию, но их голоса отказываются учитывать; что жители Восточной Украины якобы на самом деле выступают за Майдан, а его противников и сторонников федерализации Кремль привозит автобусами со своей территории.

В качестве отдельной темы можно упомянуть немеркнущие иллюзии по поводу возможного вмешательства Запада и острое желание военного столкновения украинской и российской армий с поражением российской. Так, эти люди пишут традиционное грузинское – о ржавых русских танках, пьяных солдатах и о том, что украинская армия обязательно разобьет таких вояк в пух и прах; об обязательных карах Америки, которые падут на голову России; об американском авианосце, который вот-вот приплывет в Черное море и разбомбит все российские войска, а группа замечательных грузинских певцов прекрасно исполнила для украинской аудитории и на украинском языке песню «Я не сдамся без боя»…

В информационную войну, помимо собственного желания, вовлекаются и Абхазия, Южная Осетия и Нагорный Карабах. Так, те самые люди, победы которым так отчаянно желает большинство грузинских общественников и блоггеров – новые украинские власти – в качестве наглядной контрагитации рисуют картины нищеты и бесправия, которые неминуемо ожидают Крым после его вхождения в состав России. Они приводят в пример судьбу отколовшихся стран и выставляют их в совершенно неприглядном виде, издевательски утверждая о бытующих там диких нравах, повальной нищете и разрухе.

Так, одна из программ украинского ТВ сняла на эту тему целую передачу, где утверждалось, что авторам важны все точки зрения. Но в эфир не были приглашены ни абхазы, ни осетины, ни армяне, в результате чего в эфире прозвучали вопиющие ляпы, например, что абхазские пенсионеры живут на 100 долларов в год. Подобной некорректной информации украинские власти и СМИ давали так много, что 11 марта МИД Абхазии даже выступил с ее официальным опровержением.

Ну и совершенно определенное значение для абхазов и осетин приобретает восторженная встреча на Майдане экс-президента Грузии Михаила Саакашвили. Несколько перефразируя, «друг моего врага мне не друг»… Кстати, близость новой украинской власти и обанкротившейся старой грузинской достойна отдельного изучения. Видимо, является правдой информация о том, что у пришедших к власти майдановцев были советники из правительства Саакашвили. По крайней мере, ряд ошибок, которые они совершили, уж очень похожи на те, которые в свое время сделали и грузинские политики.

Очевидно, что абхазы и осетины воспринимают ситуацию на Украине по-другому. В качестве показательного примера этой разницы можно привести тот факт, что если новая украинская власть, поддержанная Грузией, там, где может, уничтожает памятники советским солдатам, то осетинская диаспора Харькова взяла под свою охрану монумент их земляку – Герою Советского Союза Э. Ахсарову и заявила, что в случае получения информации о попытках разрушить любые иные памятники советским солдатам вышлет своих представителей на их защиту.

Проблема не в несовпадении взглядов, тем более что оно было ожидаемо. И даже не в том, что значительная часть грузинского общества открыто и очень активно желает поражения тем силам, на стороне которых стоят абхазы и осетины, и стремится побольнее уколоть их самих.

Проблема в том, что такой подход ярко демонстрирует: несмотря на попытки свалить вину за осложнение отношений на предыдущих руководителей – Звиада Гамсахурдиа, Эдуарда Шеварднадзе и Михаила Саакашвили, несмотря на то, что новое правительство постоянно обещает Цхинвалу и Сухуму начать отношения с чистого листа и на основе взаимоуважения и общности интересов и взглядов, – на самом деле, этой общности взглядов не существует.

За всеми ошибками грузинских лидеров на самом деле стоит грузинское общество, которое совершенно не изменилось, в котором бытуют те же самые националистические идеи, сделавшие невозможным совместное проживание с абхазами и осетинами, и которое пользуется точно теми же методами, как это было 10 или 20 лет назад.

Поставьте себя на место абхазов или осетин. Поверили бы вы уверениям грузинских властей о братстве, если бы постоянно сталкивались с подобной политикой? Думаю, нет. Поэтому вне зависимости от того, как разрешится ситуация на Украине и кто в ней станет победителем, один небольшой побежденный в ходе этого конфликта уже есть – это Грузия, которая еще более отдалилась от абхазов и осетин.

Но Грузия какая? Описанные выше модели поведения – это еще не вся Грузия! Существует и другая позиция – ее старается не замечать власть и с ней конфликтует мейнстримное общественное мнение. Это Грузия, которая хочет улучшения отношений с Россией и выступает за невмешательство своей страны в украинский вопрос. Ее представляют как минимум несколько общественных организаций, таких как Институт Евразии, возглавляемый политологом Гулбаатом Рцхиладзе, или Общество Ираклия Второго, руководимое Арчилом Чкоидзе. К слову говоря, члены этого общества 16 марта устроили в Тбилиси митинг в поддержку права крымчан определять свою судьбу на референдуме, после чего представители противоположных взглядов, описанных выше, попытались устроить с ними драку.

Если к первой Грузии абхазы и осетины относятся настороженно-нейтрально, а со второй у них не может быть ничего общего, то третья Грузия может иметь определенные перспективы в общении с ними. Проблема в том, что совсем другие люди сейчас определяют погоду в грузинском обществе. Но судя по тенденции, этот сегмент грузинского общества все более крепнет. Так что случившееся отдаление при определенных условиях может смениться сближением. Каким оно будет и будет ли вообще – определит время. Важно, что перспектива, пусть и теоретическая, есть, а обстоятельства, как это нередко бывает, могут и приложиться.

Андрей Епифанцев

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 11 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты