№ 7 (237) апрель (16–30) 2014 г.

Повестку оппозиции стали диктовать общественные движения

Просмотров: 1378

Непопулярная пенсионная реформа способна дестабилизировать правительство

Хотя весна в нынешнем году в Армении и выдалась запоздалой, в политическом отношении она началась в привычные сроки. В течение всего марта оппозиция демонстрировала высокую активность, собирая на площади Свободы в Ереване довольно многочисленные митинги. Новизна ситуации состояла в том, что на сей раз в авангарде протестных акций оказалось созданное недавно общественное движение «Мы против!», а противостоящие властям политические силы выступают в роли «догоняющих», пытаясь примкнуть к движению, а в перспективе – оседлать его.

Протест порожден отторжением предлагаемой правительством новой накопительной пенсионной системы и особенно – неприятием ее обязательного компонента. Экс-премьер-министр, член Армянского национального конгресса Грант Багратян назвал эту систему «абсолютной глупостью» и предложил обратить внимание на важные нюансы. «Во-первых, откуда деньги, которые переправляются в пенсионные фонды? Пенсионные начисления формируются за счет зарплат граждан, но не за счет доходов бизнес-структур и государства. Таким образом, к уже существующим налогам, которые мы платим с нашей зарплаты (26%), добавляется новый налог (6%). Для бизнес-структур этот налог сегодня составляет 20%. Иными словами, речь на деле идет об очередном повышении налогов. Во-вторых, где тратятся эти деньги? Создали два фонда (не 21, как в Эстонии, не две сотни, как в России, а всего 2), которые вывозят наши деньги за рубеж и вкладывают их в ценные бумаги. Но вклады, напоминаю, осуществляются сроком на 10 лет. Тогда возникает вопрос: зачем деньги берутся в долг у народа на 45 лет? Такого долга не существует в природе. Кто будет потом, через 45 лет, сидеть и считать, какова реальная стоимость этих долговых обязательств? Это нонсенс», – полагает оппозиционер. По-видимому, его подход разделяет очень много людей. По данным опроса, проведенного в середине февраля Gallup International Association, до 90% жителей Еревана пенсионную реформу не поддерживают. По существу, эти данные означают, что правительственную инициативу не поддерживает практически никто. Поэтому для любой из оппозиционных сил весьма соблазнительно было бы заполучить столь многочисленный протестный электорат.

Вероятно, это обстоятельство объясняет тот удивительный факт, что партия «Процветающая Армения» (ПА), руководимая обычно очень осторожным олигархом Гагиком Царукяном, демонстрирует все возрастающий радикализм. Традиционно претендующая на контроль исполнительной власти, ПА, судя по всему, считает, что более удобного повода «свалить» кабинет может и не представиться. Сам олигарх, правда, пока предпочитает аккуратно обходить тему «армянского майдана», которая все чаще звучит в высказываниях оппозиционеров. Однако в парламенте ПА достигла договоренности с фракциями партий Армянский национальный конгресс, АРФ «Дашнакцутюн» и «Наследие» о том, что в конце апреля они попытаются отказать действующему правительству в доверии. С формальной точки зрения эта инициатива обречена – правящая Республиканская партия Армении (РПА) и ее «попутчик» «Оринац еркир» контролируют более 60% мандатов. Поэтому многое будет зависеть от уровня давления «улицы». ПА пугает правительство тем, что это давление может оказаться очень сильным. «В случае провала инициативы парламентской оппозиции по объявлению вотума недоверия правительству в Ереване начнутся стотысячные митинги. И от поэтапной смены власти мы перейдем к комплексной», – заявил 28 марта депутат от ПА Ваан Бабаян. По его словам, в стране складывается новая политическая ситуация, и власть должна решать – идти ли по пути плавных преобразований или спровоцировать «строительство баррикад». «Мы проведем стотысячные митинги на центральных площадях, улицах и перед административными зданиями в Ереване. Мы хорошо знаем, что будем делать дальше», – пригрозил депутат. А его коллега по фракции Степан Маркарян добавил, что руководство страны должно показать, «готово ли оно к настоящим переменам». Если нет – то страна погрузится в хаос, а чтобы этого не было, необходимо не доводить дело до бунта, а тихо-мирно сформировать правительство национального согласия. И руководить новым кабинетом должен отнюдь не представитель Республиканской партии. На первый взгляд уровень претензий ПА ограничивается постом премьер-министра.

Это, однако, не устраивает более радикальное крыло оппозиции в лице партии «Наследие», руководимой Раффи Ованнисяном. По его словам, требование замены кабинета министров должно перерасти в требование отставки президента Сержа Саргсяна. Однако сотрудничество оппозиционных сил происходит только внутри парламента, консенсуса в вопросе «полной смены власти» нет, и публично подобным образом вопрос больше никто не ставит. В психологическом отношении такой подход выглядит обоснованным. Большинство протестующих против пенсионной реформы пока настроены довольно умеренно. Характерно высказывание в этой связи популярного артиста Айка Марутяна («Каргин Айко»), который, подобно очень многим представителям творческой интеллигенции, планы правительства подвергает критике. Но при этом Марутян считает, что обязательная накопительная пенсионная система – реформа неплохая и даже необходимая, не случайно такой порядок существует в большинстве стран мира. «Когда я спрашиваю моих друзей, которые выступают против этого новшества, почему они против, они заявляют, что не доверяют властям, не доверяют этому правительству. То есть вопрос не в том, хороша или плоха реформа, а в том, что люди не доверяют действующему правительству».

Поэтому требования ПА как бы совпадают с мейнстримом общественных настроений. Но это вовсе не означает, что у партии нет более масштабных целей. Они есть, но пока отложены – все должно происходить поэтапно. Такая тактика выглядит единственно возможной, если учесть, что за спиной олигарха Царукяна просматривается фигура основателя и, как утверждают, реального руководителя «Процветающей Армении» – второго президента республики Роберта Кочаряна. Думается, именно его незримое присутствие способствует поэтапной, дозированной, постепенно возрастающей радикализации партии, которая начинает выступать с угрозами, ранее совершенно непредставимыми в устах функционеров ПА. Очевидно, что смена правительства стала бы важной ступенью в процессе возвращения Кочаряна к власти. Дело в том, что в перспективе в Конституцию страны планируется внести изменения, согласно которым власть президента будет несколько ограничена в пользу премьер-министра. Некоторые наблюдатели считают, что эти новации инспирируются действующим главой государства для того, чтобы в 2018 году, когда у Сержа Саргсяна истечет второй и последний срок пребывания во главе страны, он сумел бы плавно переместиться в премьерское кресло, сохранив за собой большинство властных рычагов. В этом случае на пост президента был бы выдвинут кто-либо из наиболее надежных соратников нынешнего главы государства. Некоторые местные СМИ уже прогнозируют, что через четыре года президентом может стать нынешний министр обороны Сейран Оганян (самый, пожалуй, популярный представитель правящих сил), во главе парламента окажется относительно молодой министр образования и науки Армен Ашотян, а сам Серж Саргсян получит пост премьер-министра с расширенными полномочиями. Разумеется, еще слишком рано говорить, насколько реальны подобные планы, однако ясно, что претензии ПА, в случае их реализации, неизбежно разрушат любую конфигурацию такого рода.

В складывающихся условиях власть вынуждена прибегать к различного рода маневрам. Правительственные чиновники пытаются объяснить, что позитивные аспекты реформы население ощутит на себе уже через год-другой, однако в чем это будет выражаться – не объясняется. Неясно также, как будет совмещаться реформа, разработанная с участием западных специалистов, и, в частности, экспертов Международного валютного фонда, с перспективой скорого вступления Армении в Таможенный, а в недалекой перспективе – и в Евразийский союз. Между тем руководитель рабочей группы, курирующей процесс вступления Армении в ТС, Татьяна Валовая подчеркнула, что пенсионные вопросы «должны быть урегулированы». Насколько предлагаемая правительством реформа укладывается в этот контекст, должны ответить специалисты.

Власть, убеждающая всех и каждого, что оппозиции ни под каким видом не удастся свалить правительство, на самом деле несколько растеряна – ведь протестов подобного масштаба в стране не видели с 2008 года, когда оппозиция оспаривала результаты президентских выборов. В середине января Конституционный суд начал рассмотрение иска 36 депутатов Национального Собрания относительно соответствия правительственной инициативы Основному закону страны. Было принято промежуточное решение заморозить действие статьи, предусматривающей фискальные наказания за уклонение от обязательного компонента пенсионной реформы. Зазвучали высказывания, смысл которых сводится к тому, что власть готова отложить внедрение реформы, изменить наиболее спорные пункты и т.п. О том, что во власти возникли серьезные колебания и сомнения в возможности без серьезных последствий навязать обществу непопулярную реформу, лучше всего свидетельствует заключительный этап работы КС по этому вопросу.

Начавшееся 28 марта заседание было перенесено на последний день месяца. Все эти дни на проспекте Маршала Баграмяна перед зданием КС проходила безмолвная акция движения «Мы против!», в которой участвовали несколько сот человек. Активисты повязали на глаза белые повязки в знак, как они объяснили, слепого доверия Фемиде. Фемида, однако, также пребывала в растерянности. 31 марта председатель КС Гагик Арутюнян сообщил, что принятие решения откладывается, причем на неопределенный срок. «Нам нужно время, чтобы еще раз рассмотреть и обсудить материалы дела. О дате вынесения решения мы сообщим дополнительно», – сказал Арутюнян.

Все это может означать только одно – власть пытается выиграть время, чтобы попытаться нейтрализовать «революционный порыв» «Процветающей Армении». Если это удастся, все остальные оппозиционные партии вряд ли сумеют продолжить серьезное противостояние с правительством. Способов обезопасить себя от довольно неожиданной активизации ПА у властей немало. Главный из них – налоговые проверки на многочисленных предприятиях и в бизнес-структурах Царукяна. Уже одно это способно (как бывало раньше) заметно поубавить его пыл. Поэтому многое зависит от того, готов ли будет олигарх продолжать противостояние, невзирая на грозящие его бизнес-империи многочисленные опасности. Другой вариант – вернуть ПА в правительство, предложив несколько не самых ведущих министерских постов. Быть может, Царукян и согласился бы, но очень сомнительно, что стоящий за его спиной Роберт Кочарян согласится на такой вариант – это означало бы, по сути дела, бегство с поля битвы за пост премьер-министра. Наконец, нынешняя ситуация в стране имеет свои особенности – в первых рядах развернувшейся борьбы идут не политики от оппозиции, а активисты протестных движений. Это очень сильно осложняет задачу властей, поскольку, как показывает опыт целого ряда государств, бороться с сетевыми структурами, тем более – традиционными методами, крайне сложно и малопродуктивно.

Думается, тот факт, что вынесение Конституционным судом окончательного вердикта перенесено на более поздний срок, играет на руку в первую очередь противникам реформы (читай – действующего правительства). По сути, им подарено время, в течение которого они могут согласовать целый ряд важных организационных проблем, касающихся как предстоящего 28 апреля голосования по вопросу о доверии правительству в парламенте, так и договоренностей о вероятных новых персоналиях в будущем кабинете. Ведь до сих пор у оппозиции нет консенсуса ни по вопросу о кандидатуре возможного будущего премьер-министра, ни, тем более, относительно требования «полной смены власти», поскольку ПА не ставит требования отставки президента республики и, судя по всему, не будет этого делать и впредь. О какой-либо внятной альтернативной программе социально-экономического развития страны говорить вообще не приходится. Нет также сомнений, что все это время давление со стороны движения «Мы против!», которое уже призывает к гражданскому неповиновению, будет лишь нарастать, что в свою очередь приведет к дальнейшей радикализации оппозиционных деятелей – вполне возможно, что против их истинного желания.

Армен Ханбабян

P.S. 3 апреля 2014 года премьер-министр Армении Тигран Саркисян подал в отставку.

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 4 человека

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты