№ 7 (237) апрель (16–30) 2014 г.

Северские драгуны: портреты на холстах истории

Просмотров: 2851

Драгуны – род конницы, способной действовать в пешем строю. Так трактует Военная энциклопедия начала ХХ века. К 1914 году регулярная кавалерия русской армии насчитывала двадцать два драгунских полка. Героем этого повествования является самый «молодой» из них – Северский полк, дислоцировавшийся к началу Великой (Первой мировой) войны в Александрополе.

Просуществовал этот полк относительно недолго, всего шестьдесят два года, однако его история представля­ет собой увлекательную военную эпопею, являет приме­ры доблести и чести, верности долгу, военного мастерства. Полк принимал участие во многих знаменательных событиях, не раз был удостоен вниманием представителей царской фамилии и зарубежных монархов. Мундир северского драгуна носили представители многих национальностей, титулованные особы – принцы, князья, бароны и графы, будущие генералы армий разных стран и будущий Маршал Советского Союза Семен Буденный, поэты и автор марша «Прощание славянки» Василий Агапкин.

Драгунский Северский полк был сформирован в 1856 году, при переводе русской армии на штаты мирного времени по окончании Восточной (Крымской) войны. Крымская война закончилась, Кавказская же тем временем продолжалась и, по мнению современников, «Русская империя не могла бросить Кавказа, не отказываясь от половины своей истории, и прошедшей, и будущей; стало быть, она должна была воспользоваться миром, чтоб покорить горцев как можно скорее. Необходимость безотлагательного завоевания гор была сознана, но это сознание еще нисколько не облегчало разрешения самой задачи».

Именно на период Кавказской войны приходится служба в Северском полку двух доблестных русских офицеров-армян, о которых стоит рассказать подробней.

Генерал-лейтенант Дмитрий Богданович Тер-Асатуров (1836-1897 гг.) прослужил в Северском полку с момента его формирования до 5 ноября 1865 года. Происходил из тифлисской армянской семьи, принадлежавшей к сословию почетных горожан, так называемых мокалаков. Образование получил в одном из частных учебных заведений. Шестнадцати лет от роду поступил вольноопределяющимся в драгунский Нижегородский полк.

В рядах полка унтер-офицер Д.Б. Тер-Асатуров участвовал в Восточной войне 1853-1856 гг. В сражении при Кюрюк-Даре 24 июля 1854 года был тяжело ранен в обе руки, за боевые отличия произведен в офицеры. Высочайшим повелением из-за последствий ранений ему разрешалось носить правую руку на перевязи и иметь рукав мундира особого покроя.

Переведенный в Северский полк, при его формировании в 1856 году, воевал с горцами в Дагестане и Чечне. Всегда отличался необыкновенной личной храбростью и находился в бою впереди вверенных ему драгун. Впрочем, отличился поручик Д.Б. Тер-Асатуров не только в боях и походах, но и при выполнении одной очень деликатной миссии. При сопровождении северскими драгунами плененного Шамиля его попечительству были поручены жены имама. Любезный молодой человек быстро снискал их доверие: «Это доверие вскоре перешло в видимое расположение… А когда случилось, что одна из жен была обязана Тер-Асатурову разысканием часов и мешка с золотом, похищенных у нее в дороге, то после этого поручик сделался в их глазах человеком даже близким для них.

Хлопот с этими барышнями-дикарками было вообще достаточно… Поручику приходилось в присутствии женщин предварительно пробовать ту пищу, которая для них была изготовлена, чтобы убедить их, что она не отравлена. Внимание, оказываемое Тер-Асатуровым дамам, столь же радовало начальствовавших в колонне лиц, потому что освобождало их от лишних забот, сколь было приятно и самому Шамилю». Так описывается хроника сопровождения плененного Шамиля в книге А. Кораганова, посвященной истории полка. В знак благодарности имам подарил поручику свой кинжал и белого арабского жеребца, ставшего предметом зависти многих.

При покорении Западного Кавказа наш герой снова был тяжело ранен. За отличие в делах против горцев он получил чин штабс-капитана и орден Св. Анны 3-й степени с мечами и бантом.

По окончании Кавказской войны боевой офицер в поощрение переведен в лейб-гвардии Гусарский Его Величества полк, стоявший в Царском Селе. Однако в 1870 году, оставаясь в списках гвардии, он возвращается в Тифлис и состоит для особых поручений при Главнокомандующем Кавказской армией, в этом же году производится в полковники.

Следующий этап славной военной карьеры Д.Б. Тер-Асатурова связан с Дагестанским конно-иррегулярным полком, который он возглавил в 1872 году и командовал им на протяжении семи лет.

В 1873 году полковник ведет всадников-дагестанцев в Хивинский поход, осваивает новый театр военных действий – за Каспием. Мангышлакский отряд, в котором он командует всей кавалерией, совершает беспримерный для того времени переход через пустыню – более 650 км, из них 170 км по мертвым, абсолютно безводным пескам, отражая при этом атаки воинственных племен. Хива была взята в конце мая 1873 года.

За отличия при покорении Хивинского ханства Д.Б. Тер-Асатуров был удостоен ордена Св. Владимира 3-й степени с мечами и золотой шашкой с надписью «За храбрость».

В русско-турецкой войне 1877-1878 гг. Дагестанскому конно-иррегулярному полку и его командиру выступить против турок не довелось, оказалось слишком много дел на Северном Кавказе. Как своего рода «пожарная команда» перебрасывался полк из одной местности Дагестана в другую для пресечения мятежей горцев. Кроме того, на его базе из добровольцев было сформировано еще два подобных конно-иррегулярных полка, отлично сражавшихся в действующей армии.

Боевая служба подчиненных полковника Тер-Асатурова в годы этой войны и, что особенно важно, их верность долгу (ведь всадники-дагестанцы усмиряли мятежи своих соплеменников) были отмечены как коллективной наградой – Георгиевским знаменем, так и индивидуальными: чином генерал-майора для командира полка, орденами и званиями для офицеров, более чем 70 знаками отличия Военного ордена и медалями для нижних чинов.

Еще одной оценкой заслуг Д.Б. Тер-Асатурова стало его зачисление в списки Дагестанского конно-иррегулярного полка с правом ношения его формы одежды. В дальнейшем генерал командовал 2-й бригадой Кавказской кавалерийской дивизии, а затем на протяжении одиннадцати лет (вот уж совпадение) – 11-й кавалерийской дивизией на Украине.

В 1895 году в звании генерал-лейтенанта наш герой, будучи зачисленным в распоряжение командующего войсками Кавказского военного округа, возвращается в Тифлис. До конца дней своих он оставался холостым. По воспоминаниям современников, Дмитрий Богданович, как человек состоятельный, общительный и добрый, был всегда душою общества и, как отмечали современники, «вел самую веселую и приятную жизнь, … пользовался большой любовью за щедрость».

Похоронен генерал-лейтенант Д.Б. Тер-Асатуров был на погосте Ванкского собора, ставшего усыпальницей многих знатных тифлисских армян, в том числе и выдающихся военачальников. Собор этот снесли в 1938 году, лишь некоторые могилы перенесли на другие кладбища Тифлиса, остальные были утрачены.

Генерал-майор Иван Егорович Лорис-Меликов (1834-1878 гг.) был командиром Северского полка с мая 1865 года по март 1873 года. Родился в Тифлисе в семье прапорщика драгунского Нижегородского полка Е.С. Лорис-Меликова, в последующем ставшего адъютантом тифлисского военного губернатора, адъютантом начальника гражданского управления Закавказским краем, чиновником по особым поручениям при тифлисском военном губернаторе и, наконец, старшим полицмейстером тифлисской городской полиции и подполковником. Некоторые письменные источники утверждают, что Иван Егорович был племянником Михаила Тариэловича Лорис-Меликова – выдающегося российского военачальника и государственного деятеля, ближайшего сподвижника императора Александра II.

Образование И.Е. Лорис-Меликов получил в Санкт-Петербурге в Школе гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров, из которой в 1852 году в первом офицерском чине корнета был выпущен в лейб-гвардии Гусарский Его Величества полк. Однако уже через пять лет, оставаясь в списках гвардии, возвращается на родной Кавказ – гусарского поручика назначают состоять при Кавказской армии.

Не получив назначение в один из боевых полков, молодой офицер тем не менее не обосновывается при штабе или в одной из многочисленных тифлисских канцелярий. В составе различных отрядов Иван Егорович участвует в походах, боях с горцами, награждается за боевые отличия орденами и делает стремительную карьеру – в 1862 году в возрасте двадцати восьми лет получает чин полковника, а в следующем году становится командиром 21-го конного полка Кубанского казачьего войска.

Кавказскую войну полковник И.Е. Лорис-Меликов завершает в рядах драгунского Тверского полка, заслужив еще одну почетную награду – золотую шашку с надписью «За храбрость».

В 1865 году его назначают командиром драгунского Северского полка. Командовать славным полком пришлось в мирное время. Вместо походов и лихих кавалерийских атак – армейская рутина: строевые занятия и лагерные сборы; учения, маневры и смотры; решение многочисленных хозяйственных проблем. Более того, по воле высшего командования за семь с половиной лет несколько раз меняется дислокация полка – Владикавказ, Моздок, Царские Колодцы, Нальчик, Пятигорск. И каждый раз необходимость обустраиваться на новом месте, создавать условия для людей и конского состава, для боевой учебы.

Надо отметить, что Лорис-Меликов преуспел и на этом поприще. Под его руководством офицеры и нижние чины полка достаточно быстро адаптировались к мирным условиям и приступили к повседневной боевой учебе. Удалось значительно улучшить конский состав, обеспеченность обмундированием и снаряжением. В итоге – высокие результаты, регулярно показываемые северскими драгунами на учениях и смотрах.

В 1873 году наш герой был произведен в генерал-майоры и назначен состоять при Кавказской армии, числясь при этом по Кубанскому казачьему войску. Через два года он возвращается в Кавказскую кавалерийскую дивизию, получив под команду ее 1-ю бригаду – прославленные драгунские полки Тверской и Нижегородский.

В преддверии русско-турецкой войны при мобилизационном развертывании Кавказской армии в ноябре 1876 года были образованы три сводные кавалерийские дивизии, Лорис-Меликов был назначен командовать одной из них – 2-й дивизией, в которую входили драгунские полки Нижегородский и Северский, а также три казачьих полка.

С начала и до последних дней войны 1877-1878 гг. драгуны и казаки под командой генерал-майора И.Е. Лорис-Меликова действуют на главном направлении, участвуют в блокаде Карса и Эрзерума.

Результатом их славного кавалерийского дела у Бегли-Ахмета 18 марта 1877 года стал разгром конного отряда противника, состоящего из кавказских горцев и возглавляемого бывшим генералом русской службы М. Кундуховым. При этом, как отмечено в письменных источниках того времени: «Наши потери были невелики: убиты 1 офицер и 6 нижних чинов, ранено 16 нижних чинов… Главное значение Бегли-Ахметскаго боя заключалось в том, что истребление 4 тысяч горцев избавило наши войска от назойливого элемента, который мог обеспокоить их на каждом шагу и стеснять все наши операции под Карсом».

Другой боевой эпизод отмечен в указе Капитулу российских императорских и царских орденов о пожаловании генерал-майору Лорис-Меликову «…в награду мужества и храбрости, оказанных в делах против турок при разбитии армии Мухтар-паши на Аладжинских высотах» ордена Св. Георгия 4-й степени за то, что: «Начальствуя 2-го и 3-го октября [1877 года] авангардом отряда в составе шести батальонов пехоты, двух батарей, одного драгунского, трех казачьих и одного конно-иррегулярного полков, он овладел 3-го октября с бою четырьмя неприятельскими орудиями».

Однако продолжительная блокада Эрзерума в самое неблагоприятное время года вызвала в русских войсках эпидемию тифа, продолжавшуюся и по очищении крепости турками с заключением мира 19 февраля 1878 года. Жертвой эпидемии сделался и Иван Егорович, скончавшийся 27 февраля в лагере Хныс-Кала и похороненный в Александрополе.

…В 1901 году Северский полк был передислоцирован в Александрополь, и этот город стал его штаб-квартирой до самого начала Великой войны. Следует отметить, что место стоянки – «в одной версте от города, на горке, с прекрасным видом на снежный Алагез, Аладжинские высоты и ущелье реки Арпачай» – было удачным во многих отношениях.

Для драгун был построен прекрасный по тому времени военный городок – кирпичные казармы и штаб, полковая церковь в честь Рождества Пресвятой Богородицы, конюшни, хозяйственные постройки и жилые дома для офицеров. Большая часть этой инфраструктуры и сейчас, по прошествии стольких лет, используется российскими войсками; и в советское время стоявшие в городке части в обиходе называли «Северскими», называют их так и ныне, хотя далеко не все знают, откуда пошла эта традиция.

Окрестная местность и наличие обустроенного полигона позволяли готовить полк к боевым действиям как в горах, так и на равнине, учить стрелять и преодолевать водные преграды, воевать в конном и пешем строю. Совместная дислокация в городе частей различных родов войск позволяла практически отрабатывать взаимодействие кавалерии с пехотой и артиллерией. Кроме того, Александрополь являлся довольно крупным транспортным узлом, и этим обеспечивалась возможность маневра стоявших в нем войск на различных направлениях.

В момент объявления 13 июля 1914 года «подготовительного к войне периода» северские драгуны находились в лагерях вблизи Тифлиса, где Кавказская кавалерийская дивизия завершала подготовку к большим маневрам. В Александрополь, к месту своей постоянной дислокации, полк возвратился 18 июля, немедленно приступив к выполнению мобилизационных мероприятий. А уже 23 июля началась его погрузка в эшелоны. Полк был отправлен на германский фронт.

Год 1914-й – бои в Польше, а в конце декабря возвращение на Кавказ. Год 1915-й – кавалерийский рейд по территории Персии и Турции, к озерам Урмия и Ван, «произведший большое впечатление на курдов и способствовавший поднятию престижа России в Персии». В ноябре снова на Запад, а по прибытии на австрийский фронт – смотр частей дивизии Николаем II и слова императора, обращенные к драгунам и казакам: «Славные и милые воины! От лица нашей любимой Родины приношу вам искреннюю благодарность за вашу лихую боевую службу, которую служите нашей дорогой Родине и мне! Враг наш сильный и мудрый, но мы должны сокрушить его до конца!».

Год 1916-й – полк в составе Экспедиционного корпуса генерала Н.Н. Баратова в Персии. Активные и практически всегда успешные действия этого корпуса нейтрализовали деятельность германо-турецкой агентуры и созданных ею вооруженных формирований, стабилизировали обстановку в регионе и не допустили вовлечения Персии в войну на стороне противников России. Немалая заслуга в этом принадлежала северским драгунам. Год 1917-й – год революций и начала хаоса. Полк выводится из Персии и состоит в резерве – сначала в Закавказье, а затем на западе, в районе Минска.

В 1918 году славный 18-й Северский драгунский полк, имевший за боевые отличия все возможные в русской армии коллективные награды, погиб. Погиб не в бою, а в результате краха государства Российского и его вооруженных сил. Вечная ему память!

Алексей Третьяков, кандидат исторических наук

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 13 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты