№ 8 (238) май (1–15) 2014 г.

Георгий Антанян: Невозможно лечить человека, если ты его не полюбил

Просмотров: 1839

Георгий Антанян – терапевт, кардиолог, главный врач клиники «ГарантКлиник», учредитель благотворительного фонда «Родительский дом», академик Международной академии духовного единства народов мира. В этом году исполняется 40 лет с начала разносторонней, интересной и при этом безупречной истории медицинской практики Георгия Карапетовича. Мы беседуем с ним о его клинике, методах лечения, современной медицине и о том, как быть здоровым.

– Георгий Карапетович, в вашей клинике есть отделения терапии, ортопедии, флебологии, пластической хирургии, у вас представлены такие методы лечения, как остеопатия, иглорефлексотерпия… Сами Вы – врач-кардиолог, терапевт с 40-летним стажем. Можно ли сказать, что ваше лечебное заведение является клиникой широкого профиля?

– Скажу сразу, что я противник так называемой «узкой специализации». Мой опыт доказывает, что медицину нельзя разделять на множество разных отделов. Я – сторонник комплексного подхода в лечении, исходящего из того, что организм является целостной системой. Но нашу клинику нельзя назвать многопрофильной, это под силу государственному лечебному комплексу. Я выбрал те направления, которые на сегодняшний день наиболее актуальны, те заболевания, которыми страдает большинство. Причина их общеизвестна – гиподинамия, плохая экологическая обстановка, некачественные продукты питания. Гиподинамия дает то, что называется дегенеративное дистрофическое изменение опорно-двигательного аппарата. Остеохондроз, остеопороз, патологии коленного, плечевого суставов – очень высок процентный рост этих нарушений. Питание: экологически небезупречные продукты с консервантами, красителями и т.д., это прямой удар по печени. Если в России всегда существовал диагноз алкогольно-жировой гепатоз, то сейчас в Европе в 90 процентах случаев ставится неалкогольно-жировой гепатоз. Что это означает? Заболевание печени из-за продуктов, которые ее отравляют. Отравляется печень – отравляется кровь, начинаются заболевания сосудов и других систем. Также я перед собой ставлю целью соответствовать тем запросам, которые возникают в связи с происходящими социальными изменениями.

– Вы могли бы это конкретизировать, о каких социальных изменениях идет речь?

– Ну, к примеру – женщины сейчас стали гораздо больше работать, они более социально активны. А это опять же не всегда здоровый образ жизни, стрессы, спешка и при этом – высокие требования к внешнему виду. Нужно следить за собой, как говорится, от и до. И если еще косметическая пластика – дело личного выбора, то, скажем, тромбофлебит, возникающий из-за венозного застоя, – не только косметический недостаток, это болезнь, требующая лечения. Еще, что также актуально, мы стали дольше жить. В Москве, по последним статистическим данным, продолжительность жизни стала на 20 процентов выше. Это замечательно, но... чем человек дольше живет, тем требования к медицине выше, появляются возрастные проблемы и болезни. И поэтому необходимы специальные программы, на Западе они называются программами антистарения, и мы их разрабатываем и применяем. То есть людям надо помочь, чтобы они и в пожилом возрасте сохранили возможность полноценной жизни. Я перед собой ставлю цель развивать социальные направления, с этим связаны и наши регулярные благотворительные акции.

– А что это за акции, какие услуги вы оказываете бесплатно и кому?

– Уже седьмой год мы проводим бесплатную денситометрию – УЗИ-диагностику остеопороза. Государство этим не занимается, у частников это стоит 1000-1500 рублей. Но ведь этим болеют женщины после наступления менопаузы, в основном это пенсионерки, у которых денег нет. В год нужно обследоваться два раза, лекарства дорогие. А я этому контингенту, я называю их «мои бабулечки», пишу рецепт, и они заказывают в аптеке лекарство в виде порошка. И стоит копейки, и принимать легче, и эффективнее, чем иное знаменитое дорогостоящее импортное... Надо правильно ориентироваться в том, что требует жизнь в наше время, и в соответствии со временем правильно подходить к делу. Потому что одно дело, когда ставишь перед собой цель делать деньги на медицине, другое – делать медицину и зарабатывать за свой эффективный и правильный подход. Это разные вещи.

– Общеизвестно, что положение в медицине у нас сейчас сложное. Не всегда лечение, даже дорогостоящее, оказывается эффективным, зачастую сомнение вызывают профессиональная подготовка врачей, их человеческие качества. Что Вы об этом думаете и что, на Ваш взгляд, главное в профессии врача? Ведь Вы имеете огромный опыт работы…

– Я в Москве с 79-го года, моим учителем был замечательный врач, профессор Иван Павлович Замотаев. Тогда он являлся главным терапевтом СССР, мы вели совместную научную работу, писали статьи, проводили исследования. Это была спецординатура, которую я, владевший французским языком, проходил для работы за рубежом. Я работал и за границей, и в нашем 4-м Главном управлении. Так что я много видел – и врачей, и профессоров, специалистов самых разных рангов. Это от человека зависит, понимаете? И не имеет значения, это частная медицина или государственная. Это – натура человека. Я всегда говорю: невозможно лечить человека, если ты его не полюбил. Надо, чтобы у врача сначала в сердце появилось желание помочь, а потом уже включился мозг: как помочь. А когда сердцем не чувствует, а только головой думает, как помочь, то ничего толкового не получается. И, безусловно, нужно иметь высочайшую профессиональную подготовку. Не только «узкому специалисту», но и, что очень важно, врачу-терапевту. Я не зря упомянул профессора Замотаева. Он всем врачам, которых брал к себе учиться в ординатуре, строгий выговор делал, если они приглашали на консультацию невролога, эндокринолога, гастроэнтеролога, пульмонолога, гепатолога. Он говорил: «Вы должны эту дисциплину знать. Если вы уже не можете диагностировать по узким специальностям, только тогда обоснованно можно пригласить узкого специалиста. Но не на каждый случай!» В наших поликлиниках сейчас – просто беда. Ты заходишь к терапевту, говоришь: «Спина болит». «Идите к неврологу». Невролог: «Идите к нейрохирургу». Нейрохирург посылает еще к кому-то, тот: «Идите проверять щитовидку». Заходите к эндокринологу, он: «А вы когда в последний раз были у гинеколога?» Гинеколог: «Ой, да у вас эрозия. Платите столько-то, будем лечить эрозию». То есть это порочный круг.

– Да, эта картина очень знакома. Сама проходила этот круг в районной поликлинике, и, надо сказать, до лечения дело так и не дошло, поскольку никто не взял на себя ответственность поставить диагноз…

– Люди, уже уставшие от всех этих хождений, находят в интернете предложения, благо их масса, делают всевозможные ненужные дорогостоящие обследования. И вот человек приходит ко мне, кладет передо мной целую папку: «Доктор, вот сколько у меня обследований. И никак меня не могут вылечить». Я говорю: «Дорогой, заберите это. Скажите, что вас беспокоит?». Пока не услышишь жалобы, пока не проанализируешь, что и от чего, невозможно помочь. Учитывается множество данных – конституция, наследственность, образ жизни, то, как проявляет себя болезнь. Болезнь у каждого проявляется, по-разному. Та же самая элементарная стенокардия у одного может проявиться, как зубная боль, у другого – как одышка, у кого-то – как нож в грудь, у кого-то – под лопатку, а у кого-то мизинец заболит… Мои консультации – все знают – длятся как минимум 40-45 минут плюс 10-15 минут осмотр, перкуссия, прослушивание.

– Расскажите, как организована работа в вашей клинике. Насколько я могла заметить, тут нет привычных кабинетов, длинного коридора, специфического больничного запаха. Все, можно сказать, почти по-домашнему, и при этом – суперсовременная аппаратура, название которой я даже не рискую воспроизвести…

– У нас нет длинных коридоров и множества кабинетов, где врачи сидят и ждут, что кто-то постучит к ним в дверь. У нас каждый день расписан. К примеру, понедельник – день флебологии, консультации и операции. Вторник – с 15 часов – прием профессора Иванникова. Сергей Викторович – доктор медицинских наук, лауреат премии Российской Федерации, один из ведущих травматологов-ортопедов страны, преподаватель ПМГМУ им. Сеченова. Поскольку мы являемся клинической базой этого университета, мы имеем право и проводим лечение суставов без операций – в Москве и в России одна-единственная клиника, которая это делает. Мы проводим ПРП-терапию – плазму, обогащенную тромбоцитами, вводим в сустав под навигацией 3D УЗИ. То есть своя плазма лечит, стимулирует выработку собственной гиалуроновой кислоты. А до 15 часов у нас в этот день – микрохирургия. В среду операционный день у ортопедов. Профессор Иванников оперирует суставы артроскопическим методом, через два маленьких разреза восстанавливает подвижность сустава. В четверг прилетает из Минска Николай Николаевич Курилович, кандидат медицинских наук, хирург высшей категории, действительный член Российского общества пластических, реконструктивных и эстетических хирургов. Он и еще два врача делают операции по пластической хирургии. В пятницу и субботу приходят на эндопластическую хирургию или те, кому нужна неотложная ортопедическая помощь. Я консультирую каждый день по терапии, кардиологии, гастроэнтерологии. Все наши врачи в моей клинике – первоклассные специалисты и хорошие, чуткие люди.

– Георгий Карапетович, а что бы Вы посоветовали нам для профилактики? Ведь известно, что болезнь легче предупредить, чем лечить.

– Мой основной контингент – пациенты с сердечно-сосудистыми и мозговыми нарушениями. Я всем говорю: хотите жить без инсульта, инфаркта – два раза в год, осенью и весной, когда организм чувствует, что нужна поддержка, приходите ко мне. И проходите двухнедельный профилактический курс по улучшению кровотока, кровоснабжения мозга, питания клеток мозга, очищению печени. И я это не вдруг сейчас придумал. Я убедился в пользе этого метода, еще работая в кардиологическом боксе инфарктного отделения 4-го Главного управления, 12 лет я там проработал. Тогда еще не применялось шунтирование и подобные ему операции, и мы все острые ситуации снимали интенсивным внутривенным капельным вливанием. Причем препараты подбираются каждому индивидуально. Общей схемы, одной для всех, нет. Это невозможно. Я против понятия «московский стандарт». Все клиники Москвы сейчас пишут: назначено лечение «Московский стандарт». Но люди не роботы. Еще Гиппократ сказал, что надо лечить больного, а не болезнь. Мы лечим больного. И я всем моим пациентам говорю: «Вот есть три персонажа – больной, болезнь, врач. Если больной объединяется с болезнью – они оба побеждают врача. Если больной соединяется с врачом – они побеждают болезнь. Ты готов со мной соединиться, дружить против твоей болезни? Если да – давайте начнем. Если нет – в Москве много клиник, выбирайте. Я не буду тратить ваше время и деньги, а вы – мои нервы». Которые хотят со мной дружить против своей болезни, с теми мы ее побеждаем.

– И все-таки для того, чтобы меньше болеть, нам нужно вести здоровый образ жизни или просто ложиться под капельницу – и все?

– Само собой разумеется, нужно! Но что такое здоровый образ жизни? Это не только физкультура и правильное питание. Надо жить весело, надо жить мирно… Я иногда говорю: те люди, которые когда-то жили в общежитиях, отличаются от тех, которые никогда в них не жили. Надо уметь жить, как в общежитии, где многое общее и где каждый должен уважать право другого человека. Наш долг – это право другого на нас. Это так и есть по жизни. Что такое твой долг? Это то, что другой имеет право на тебя. И ты должен уважать право другого. Вот когда мы научимся уважать право другого, мы будем жить прекрасно. Без депрессий, без стресса, не обманывая друг друга.

– То есть отношения между нами влияют на здоровье?

– Да. И надо, чтобы люди больше общались. Когда люди больше общаются, у них больше положительных эмоций. Душе нужна положительная информация. Я иногда, когда хотят мне что-то трагическое рассказать, говорю: стоп, не хочу слушать. Врачи и так находятся в тревожном состоянии из-за профессиональной деятельности. Поэтому многим больным, которые говорят: что делать, плохое настроение, стресс, проблемы на работе и т.д., я говорю: забудь это, иди, посиди с ребятами. Пейте пиво или виски, играйте в нарды или шахматы. А кому-то скажу: иди в бассейн, езжай на природу... В чем медицинская точка зрения? Что такое плохое настроение, подавленное состояние, депрессия? Это когда в мозгу образуется доминантный очаг, который давит на все нормальные клетки. А когда ты общаешься – в положительном ключе, занимаешься чем-то, что тебе нравится – этот доминант исчезает, ты становишься нормальным.

– А как отстраниться от плохих новостей? Вот сейчас была информация о происходящем в Кесабе или кого-то больше волнует Украина, как от этого отстраниться?

– Что касается Кесаба… Я почти пять лет работал в Сирии главным врачом. В Сирии самую крупную на Ближнем Востоке гидростанцию строили мы, Советский Союз. И я от Минздрава СССР был назначен туда главным врачом, я создавал там клинику для обслуживания специалистов, которые там работали, и их семей. Хорошо знаю не только Сирию, Бейрут, а и Ближний Восток в целом. Когда мы поехали в Кесаб, там такой серпантин, горная дорога, виноградники, прекрасные дома, чудесный город, в центре – армянская церковь. И мне теперь очень больно слушать о том, что там происходит, я стараюсь не вникать в эту информацию. Почему? Для моего сердца это будет тяжелейший удар. Но помочь тем, кто нуждается в помощи, мы всегда готовы. Год назад мы встречались с послом Сирии, предлагали нашу помощь, оставили все свои координаты.

– Георгий Карапетович, было время, когда наши медики очень ценились за рубежом, а сейчас граждане России все чаще едут лечиться за границу. Я еще раз хочу вернуться к теме уровня нашей медицины…

– Несмотря на то, что к общему уровню есть множество нареканий, в нашей стране есть достаточное количество высококлассных специалистов, ничуть не уступающих зарубежным. Просто не всегда у талантливых врачей есть возможность эффективно работать. И я считаю, мы должны делать все возможное, чтобы наши граждане не ездили лечиться в Израиль, Германию. Статистика показывает – миллиарды тратятся на лечение там. Мне, как профессионалу, за это стыдно. Мы здесь можем делать то, что делается в Израиле и в Германии, и даже на более высоком уровне. К нам иногда приходят после лечения там, и становится понятно, что очень многие зарубежные клиники просто зарабатывают на наших соотечественниках, у которых много денег и мало ума. Эту проблему надо решать на уровне Минздрава РФ. Я уверен, что она разрешима. Вот, к примеру, к нам уже проявляют интерес высококвалифицированные специалисты из Израиля, с тем чтобы приезжать сюда и тут лечить наших больных. Они высоко оценивают уровень нашей клиники, то оснащение, которое есть у нас. Если мы доведем это до практической реализации, это будет уже важный шаг. Безусловно, нужно улучшать подготовку специалистов, выделять средства на развитие медицинских исследований. Я, со своей стороны, предлагаю профессорам, у которых есть перспективные, нужные разработки, их финансировать. Российская медицина может и должна выйти на достойный уровень.

Беседу вела Елена Князева

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 24 человека

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты