№ 9 (239) май (16–31) 2014 г.

Александр Торшин: Я не понимаю тех, кто называет Майдан мирным протестом

Просмотров: 2713

Александр Порфирьевич Торшин – первый заместитель председателя Совета Федерации, действительный государственный советник РФ 1-го класса, глава миссии наблюдателей от Межпарламентской ассамблеи СНГ, член Совета при президенте РФ по межнациональным отношениям, заместитель председателя Консультативного совета при председателе СФ ФС РФ по межнациональным отношениям и взаимодействию с религиозными объединениями.

– Александр Порфирьевич, сфера Ваших полномочий, обязанностей, компетенции очень широка: расширенное заседание коллегии Минздрава РФ, Международный Форекс-конгресс, видеоконференция «Подготовка законодательных инициатив: проблемы и практика» и т.д. Но что для Вас в Вашей работе является главным, ключевым?

– Иногда я шучу, что занимаюсь людскими пороками – наркотики, терроризм, оружие… Потому что в Совете Федерации я курирую антитеррористическое и антинаркотическое направления, являюсь членом Национального антитеррористического комитета и Государственного антинаркотического комитета.

Если серьезно, то сфера моей деятельности в Совете Федерации как первого вице-спикера достаточно широка и не ограничивается только этими двумя направлениями. Я вхожу в комитет Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству, координирую деятельность обновленного Совета законодателей, организую взаимодействие Совета Федерации с общественными и религиозными объединениями, работу комитетов Совета Федерации по планированию законопроектной деятельности нашей палаты… Не буду перечислять все мои обязанности, среди которых много важных дел, а также большое количество текущих рабочих вопросов.

– Расскажите немного о Вашем пути в большую политику. Вы родились в камчатском селе, отслужили в армии, закончили юридический институт и… В одном своем выступлении перед студентами Вы сказали: «Молодежь! Социальные лифты не работают! Пользуйтесь ступенями!». Вы пользовались ступенями или тогда лифты еще работали?

– Посмотрите на мой послужной список – мой жизненный путь и есть самое убедительное доказательство того, что при желании многого можно добиться самому. Конечно, в мое время и социальные лифты работали, и по ступеням можно было пойти. Замечу – именно честно подняться, а не пользоваться вип-подъемником, чтобы перескочить все ступени, уровни и этажи сразу и к 25 годам стать крутым начальником.

Я родился в маленьком рыболовецком поселке Митога, что на побережье Охотского моря. К сожалению, этого поселка уже нет. От него остались лишь разрушенные здания, там давно уже никто не живет… Я иногда говорю, что теперь я – человек без определенного места рождения. Читаю в своем паспорте: «Место рождения: Советский Союз». Его уже нет. «РСФСР». Теперь это Россия. «Камчатская область». Ее тоже нет. Сейчас это Камчатский край. «Поселок Митога». И его давно нет на карте. Для меня это личная трагедия. Утешает лишь то, что я родился в России, а она была, есть и будет.

Оглядываясь назад, на себя, человека из простой семьи, родившегося в маленьком поселке на краю света и прошедшего без чьей-либо помощи путь до сенатора, до первого вице-спикера верхней палаты парламента, могу сказать, что моя жизнь не была легкой. Но именно трудности делают нас сильными, трудолюбивыми и целеустремленными. Во все времена.

– Сегодня нельзя избежать темы Украины. Все мы помним и то историческое внеочередное заседание, когда Совет Федерации под председательством Валентины Матвиенко дал разрешение президенту на ввод войск на Украину. Скажите, что Вы чувствовали в момент принятия этого решения?

– Конечно же, я ощущал важность нашего решения и ответственность за него. Это было правильное решение. Напомню, что в соответствии с Конституцией РФ решение вопроса о возможности использования Вооруженных сил России за пределами нашей страны относится к ведению Совета Федерации. Президент России обратился к верхней палате парламента с просьбой дать указанное согласие, чтобы обеспечить безопасность находящихся на Украине российских граждан, наших соотечественников и личного состава воинского контингента Вооруженных сил РФ, дислоцирующегося в Крыму.

И я не понимаю и не принимаю критику в наш адрес от тех, кого на этом фоне не смущают законодательная деятельность Верховной рады Украины и многие ее сомнительные решения, в том числе нежелание придерживаться конституционной процедуры импичмента президента Виктора Януковича.

Я не понимаю тех, кто называет сдержанной и допустимой силовую операцию на востоке Украины, несмотря на то, что она проводится вопреки Конституции Украины, которая запрещает использовать армию для ограничения прав и свобод граждан.

Я не понимаю тех, кто называет Майдан мирным протестом, а сторонников федерализации – террористами и сепаратистами.

– В чем, на Ваш взгляд, причина того, что произошло на Украине? И что там произошло – революция, переворот? И больше все-таки по причинам внутренним, экономическим или главную роль сыграло вмешательство Запада?

– То, что произошло на Украине – это классический переворот, какие сейчас принято называть «цветными революциями». Сценарий развития событий очень схож с тем, что происходило в Сирии, Тунисе, Ливии, Египте.

К нынешней ситуации на Украине привела не какая-либо одна причина, а целый комплекс причин. Понятно, что это произошло не вчера и не позавчера. Это реакция на очень серьезные экономические проблемы и разгул коррупции в стране, которые украинскому правительству не удалось решить за два последних десятилетия.

– Каков Ваш прогноз развития этой ситуации?

– Я бы очень хотел, чтобы были полностью выполнены женевские договоренности. Это сможет прекратить кровопролитие.

– Александр Порфирьевич, насколько Вы знакомы с Арменией – не только как политик, может быть, есть друзья-армяне как в Армении, так и в России?

– Скажите, пожалуйста, а есть ли в России люди, у которых нет друзей или хотя бы знакомых армян? Я уже говорил, что родился в рыбацком поселке на берегу Охотского моря. Так вот там самым лучшим другом нашей семьи был армянин, Гамаяк Александрович Шахламджян. Когда я служил в армии, моим лучшим другом был и остается до сих пор Аршавир Оганезович Серопян. Семьями мы дружим с Тосунянами, Четипаховянами, Закарянами… Я могу перечислить еще не менее сотни друзей и знакомых армянской национальности. Хотя я никогда не делаю акцент на национальности своих друзей.

Вот уже десять лет подряд по субботам мы с моими друзьями-армянами традиционно ходим на хаш. Замечательная традиция и очень вкусное блюдо!

Вообще армянская кухня – это нечто особенное. Я не уверен, что к своим 60 годам попробовал все блюда этой кухни. Скажем, арису я попробовал лишь года четыре назад. Кстати, когда ко мне приезжают иностранные гости, я стараюсь отвести их в ресторан армянской кухни «Ноев Ковчег». Там они знакомятся не только с традиционными армянскими блюдами, но и с историей и застольными традициями Армении.

– Вы – человек верующий, награждены орденом преподобного Сергия Радонежского II степени за работу по укреплению государственно-церковных связей. Скажите, на чем все-таки держится государство – что великое, что малое? На каких законах – данных нам от Бога или установленных людьми?

– Эти категории законов нельзя противопоставлять. Я уверен, что законы светские не могут существовать в отрыве от законов духовных. Например, заповедь «Не убий» согласуется с соответствующими нормами уголовного законодательства в любой стране мира.

– Когда у Вас выдается свободное время, как Вы его проводите?

– Скажу откровенно – отсыпаюсь. А когда появляется несколько свободных дней, стараюсь не сидеть дома, а путешествовать.

Беседу вел Григорий Анисонян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 25 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты