№ 9 (239) май (16–31) 2014 г.

Сурен Арутюнян: Горбачев искренне хотел решить проблему Нагорного Карабаха. Но не знал, как это сделать, и был нерешителен

Просмотров: 3545

К 25-летию Первого съезда народных депутатов СССР

Мы публикуем статью народного депутата СССР и первого секретаря ЦК Компартии Армении С.Г. Арутюняна (1988 – 1990), посвященную 25-летию открытия первого Съезда народных депутатов СССР.

Сурен Арутюнян прожил жизнь необычную. Его биография уникальна, насыщена интереснейшими событиями и поворотами судьбы. Об одном из ключевых политических событий прошлого, в которых Сурен Арутюнян принимал участие, он рассказал «Ноеву Ковчегу».

В марте 1989 года, будучи первым секретарем ЦК КП Армении, я выдвинул свою кандидатуру в народные депутаты СССР. Кандидатуры в высший орган государственной власти по существующему тогда положению могли выдвигать и общественные организации страны. Имея гарантированную возможность быть избранным по партийному списку на Пленуме ЦК КПСС от компартии, решил выставить свою кандидатуру по Ленинаканскому избирательному округу Армянской ССР. Это был округ, на который пришелся основной удар стихии в декабре 1988 года.

Обычно первые секретари ЦК КП Армении выдвигали свои кандидатуры традиционно по Ленинскому округу Еревана. Но я считал, что обязан баллотироваться именно в зоне бедствия, где недавно произошло разрушительное землетрясение. Считал, что меня должен избрать не Пленум ЦК КПСС, а народ, испытывающий неимоверные трудности. Для меня важен был вотум доверия этого народа. На бюро ЦК КП Армении мое заявление о том, что не намерен выдвигать свою кандидатуру на пленуме, вызвало единодушное несогласие членов бюро ЦК. Они стали настаивать, чтобы я избирался по партийному списку, однако я настоял на своем.

Кстати, я был единственным первым секретарем ЦК компартии союзной республики, который избирался депутатом не на Пленуме ЦК КПСС, а народными избирателями.

На выборах в Ленинаканском избирательном округе меня поддержало абсолютное большинство, свыше 90% избирателей. Это было время, когда многие первые секретари обкомов партии не проходили на выборах. Сам по себе факт избрания в округе, население которого испытывало тяжелейшую трагедию после землетрясения, имел для меня принципиальное значение. Для меня это была важная и нужная моральная поддержка.

В мае – июне 1989 года состоялся первый Съезд народных депутатов СССР. Съезд, при всех различиях в его оценках, можно отнести к крупнейшим событиям того времени. Мы были живыми свидетелями и участниками свободного обмена взглядами на процессы, происходящие в обществе.

Съезд показал, что и в рамках советской политической системы возможны инакомыслие, выработка на основе разных точек зрения согласованных решений, нахождение компромиссов по актуальным вопросам, затрагивающим судьбы страны. Это было не что иное, как реальное проявление плюрализма мнений. Хотя нужно сказать, что при широком представительстве депутатов съезд был зачастую малоуправляем и дискуссии часто носили стихийный характер. Тогда на съезде у меня возникла и такая мысль: демократия тоже должна иметь свои разумные пределы.

Вместе с тем многие депутаты психологически, да и интеллектуально оказались не готовы к такому развороту дискуссии на съезде. Это касается проблем социальной, экономической и политической жизни, вопросов межнациональных отношений, перспектив союзного государства, оценки некоторых событий далекой и близкой истории.

В те дни, вслушиваясь в острые, порой резкие, эмоциональные выступления делегатов, я вновь и вновь чувствовал груз проблем, давивших на советское общество в период так называемых перестроечных процессов.

На съезде остро и бескомпромиссно говорили, что ни о какой перестройке не может быть и речи, если не произойдут коренные перемены в сфере производства и потребления, если на полках магазинов не появится достаточное количество продовольственных и промышленных товаров, если не улучшится положение с жильем, пенсионным обеспечением, в сфере здравоохранения и услуг.

Ни один из вопросов не обсуждался на съезде так широко и эмоционально, как вопрос о межнациональных отношениях. Мы, армянские депутаты, пережили немало тревожных моментов в ходе съезда. К сожалению, на съезде так и не были осуждены Сумгаит, блокада Армении, никаких конструктивных шагов не было предпринято по урегулированию карабахской проблемы. Все ограничилось общими призывами и рассуждениями. На съезде делегаты Армении проявили мужество и самоотверженность в отстаивании интересов своего народа. Мы хорошо понимали, что общими призывами межнациональных проблем не решить – нужны конструктивные, законодательные, правовые шаги. Об этом было сказано и в моем выступлении на Съезде народных депутатов.

Слово мне было предоставлено сразу же после Б.Н. Ельцина, который подверг съезд, его работу острой критике. В ходе его выступления я получил из президиума съезда записку следующего содержания: «Сурен Гургенович, Вам предоставляется выступление сразу после Ельцина не случайно. Мы ожидаем с Вашей стороны достойного ответа». Это, конечно, доставило мне волнение. К такому развороту событий я был не готов. Тем не менее, думаю, сориентировался и на выступление Ельцина отреагировал следующим образом: «Я не согласен с теми, кто пытается бросить тень на работу нашего съезда. При всех его издержках, трудностях он проходит на широкой демократической основе. Впервые мы ведем столь откровенный, честный разговор о наших проблемах, имеем возможность сопоставить различные мнения, заявить о своей позиции. Я считаю, что это самое большое завоевание съезда. Это хорошая основа для плодотворного поиска решений тех сложнейших задач, которые выдвигает перед нами нынешний весьма ответственный этап в жизни страны».

В своем выступлении на съезде остановился на проблемах национального развития и межнациональных отношений. Именно они находились тогда в эпицентре общественно-политической жизни республики.

Попытки подойти к решению этого болезненного вопроса прежними методами, игнорирование национального самосознания, необоснованное затягивание решения возникающих проблем могут нанести непоправимый вред стране, считал я, предлагая выработать очень конкретный и очень деликатный подход к категориям «национальное» и «интернациональное».

Впервые на таком авторитетном форуме удалось обстоятельно рассказать и советским людям, и всему миру о заботах и болях нашего народа. Было сделано все возможное в ходе работы съезда, чтобы повлиять на формирование правильного общественного мнения по волнующим нас проблемам.

В выступлениях ряда народных депутатов, посланцев самых разных регионов страны, заинтересованно затрагивалась проблема Нагорного Карабаха, предлагались пути ее решения. Наша позиция заключалась в том, что само население области через референдум, свободное волеизъявление должно решить свою судьбу.

Сейчас, спустя годы, хотел бы сказать, что на заседаниях съезда вдумчиво, с ответственностью и большой отдачей работали все посланцы республики. Они выступали с правильных позиций, адекватно оценивая сложившуюся в стране обстановку. Съезду были представлены многочисленные предложения, направленные на объективное и справедливое решение проблем нашего народа, восстановление исторической справедливости, преодоление тяжелого наследия, доставшегося нам с прошлых времен. Многие из внесенных предложений и запросов были с пониманием восприняты, надлежащим образом оценены большинством народных депутатов СССР, нашли свое отражение в соответствующих документах съезда.

За годы работы в Армении в роли руководителя республики мне удалось пройти между Сциллой и Харибдой. Главное, что нам удалось – избежать кровопролития. И это в условиях чрезвычайно сложной обстановки. Достаточно вспомнить Нагорный Карабах и карабахское движение, разрушительное землетрясение, массовые митинги, демонстрации, забастовки, голодовки, блокаду, начало развала СССР. Без преувеличения можно сказать: тогда было сделано возможное и невозможное в неимоверно сложных условиях.

К сожалению, центр запаздывал с практическими шагами по развязыванию «тугих узлов» национальных отношений. Генсек Горбачев искренне хотел решить проблему Нагорного Карабаха. Но беда в том, что не знал, как это сделать, и был нерешителен. Он все маневрировал между людьми, политическими силами, республиками. Но годы советской власти не смогли стереть в памяти народов прошлые обиды, взаимные претензии, а то и вражду.

Я старался использовать любую возможность: съезды народных депутатов, пленумы ЦК КПСС, заседания политбюро, Верховного Совета СССР, союзного правительства, чтобы донести суть проблемы Нагорного Карабаха и реальные пути ее решения. Являясь членом комиссии по выработке проекта новой Конституции СССР, я активно использовал свои возможности для внесения изменений в Основной Закон, позволяющих решать проблему Нагорного Карабаха.

Проблема Нагорного Карабаха требовала своего кардинального решения. Но это становилось все менее реальным в условиях, когда союзное государство не предпринимало конкретных шагов, а позиции двух республик все более расходились.

В конечном итоге, когда обстановка в Азербайджане резко обострилась, Верховный Совет СССР ликвидировал Комитет особого управления, который был последней надеждой на урегулирование кризиса.

Практическое решение проблемы Нагорного Карабаха находится сегодня в тупике.

Но я верю, рано или поздно выход будет найден, ибо, как учит история, безвыходных ситуаций нет. До бесконечности конфликт длиться не может.

Горбачев искал выход между двумя противоположными позициями, но так его и не нашел. То же самое можно сказать сегодня и о Минской группе ОБСЕ. Сопредседатели от России, США и Франции ищут выход при наличии двух несовместимых позиций, но выхода так и не находят.

В современных условиях решение вижу в компромиссе. Нагорный Карабах не может принадлежать ни Армении, ни Азербайджану, он должен быть независимой Арцахской республикой. Это реальный путь разрешения конфликта. Нагорный Карабах в состав Азербайджана не вернется.

Лично я уверен: признание независимости НКР – вопрос времени, рано или поздно это произойдет. Независимость Карабаха имеет под собой прочное правовое основание. Реализм в политике наконец-то должен взять верх. Сегодня для признания НКР у международного сообщества имеются все основания. Но это признание невозможно без признания ее со стороны Армении.

Думаю, в поворотные моменты истории руководство страны должно обладать политической волей для принятия решения, имеющего судьбоносное значение для народа.

Одна из важнейших проблем урегулирования отношений – это готовить к миру общественное мнение обеих стран. Здесь нужно осознание простой истины – народам предстоит жить рядом и бесконечной вражды быть не может.

Налаживание межгосударственных и торгово-экономических отношений, запрет враждебной пропаганды – объективная необходимость. При всех накопившихся трудностях и обидах нужно переступить через вражду и противостояние. Я не призываю сдавать позиции по принципиальным вопросам. Но иметь твердые позиции – отнюдь не означает враждовать и постоянно заниматься перетягиванием каната.

Пора смотреть в будущее, в завтрашний день наших взаимоотношений.

Первейшим условием урегулирования споров должен быть отказ сторон конфликта от применения силы, от любых попыток возобновления военных действий.

Если говорить откровенно, то за минувшие годы мы реально так и не приблизились к мирному решению карабахского конфликта.

Что можно сказать о переговорах Армении и Азербайджана по Карабаху? Позиции государств по принципиальным вопросам полярные. Переговоры рассчитаны скорее на успокоение общественности, чем на достижение реальных результатов в урегулировании этой сложной проблемы.

Путь решения вопроса только один – признать де-факто и де-юре наличие Нагорно-Карабахской Республики. Другого пути я не вижу.

Убежден, что у наших двух народов нет иного пути, кроме как мирно сосуществовать. Это веление времени, веление здравого смысла. Не могут два соседних народа враждовать бесконечно. У нас есть недавний положительный опыт. Ведь при советской власти, несмотря на имеющиеся противостояния, оба народа находили разнообразные взаимовыгодные формы сотрудничества.

Уверен, что в случае справедливого решения карабахской проблемы наши народы вновь найдут пути восстановления хорошей традиции мирного сосуществования.

Сурен Арутюнян

Выступление народного депутата СССР, первого секретаря ЦК Компартии Армении С. Г. Арутюняна на Съезде народных депутатов СССР

Уважаемые товарищи депутаты!

Из широкого круга вопросов, поднятых в докладе М. С. Горбачева, я хотел бы остановиться на проблемах национального развития и межнациональных отношений. Потому что именно они находятся сейчас в эпицентре общественно-политической жизни республики. Именно о них поручили мне сказать на съезде пославшие меня сюда избиратели.

Сегодня в Армении завязался сложнейший узел проблем. Накопившийся за десятилетия груз социально-экономических неурядиц и обостренная неудовлетворенность людей, неутихающая боль исторической памяти и всплеск национального самосознания, искреннее стремление к демократии и порой недемократические формы ее проявления, ограниченные возможности решения вопросов, больно задевающих достоинство народа, наконец, невиданное землетрясение, покорежившее судьбы сотен тысяч людей, создали напряженнейшую ситуацию, вызвали, если хотите, национальный стресс.

Все, кто бывал в зоне землетрясения, воочию могли увидеть, на краю какой пропасти оказались наш народ, республика. В трудный час испытаний руку помощи нам протянули все братские народы, все мировое сообщество. Боль Армении, заботы Армении стали болью и заботами всей страны. Наш народ никогда не забудет этого. В трагические дни мы с особой силой почувствовали, каким великим завоеванием является братская дружба народов СССР.

Армянский народ не раз стоял на грани исчезновения. Но всякий раз поднимался, возрождал из руин и пепла города и села, свою древнюю культуру. Землетрясение снова поставило перед нами эту невиданную по масштабам задачу. Для ее решения нужна целостная программа возрождения республики, комплекс неотложных мер по социальной реабилитации населения, преодолению отрицательных демографических последствий стихии, сохранению генофонда нации.

Мы поддерживаем региональный хозрасчет, экономическую самостоятельность и суверенитет республик. Но в экстраординарной обстановке, в которой оказалась Армения, требуются также и новые, нестандартные решения.

После землетрясения резко возрос интерес иностранных государств, фирм и организаций к экономическому, научно-техническому, валютно-кредитному сотрудничеству с республикой. Существенную помощь готова оказать нам зарубежная армянская диаспора – неотъемлемая часть нашего народа, крепкими корнями связанная с родиной.

В этих условиях в республике можно было бы создать зону совместного предпринимательства с широким привлечением иностранных инвестиций не только для восстановления разрушенного, но и для решения многих технических и технологических проблем, представляющих интерес для всей страны.

Мы считаем это очень важным для ускорения вывода республики из кризисного состояния. Это шаг к тому, чтобы отработать механизм новых форм прямых связей союзных республик с зарубежными странами. Да и в целом необходимо, на наш взгляд, законодательно определить права союзных республик в установлении деловых и гуманитарных связей с теми зарубежными странами, где имеются общины, этнически связанные с нациями и народностями нашей страны.

Товарищи депутаты!

Процессы обновления затрагивают глубинные пласты как общих, глобальных, так и местных, региональных интересов. Жизнь показала: любые региональные проблемы, если они не находят своевременного решения, неизбежно приобретают глобальный характер и негативно сказываются на стране в целом.

Вот уже полтора года сотрясает нашу республику, весь наш регион и отзывается эхом по всей стране резко обострившаяся проблема Нагорного Карабаха. И здесь, во Дворце съездов, она не раз звучала в эти дни. Она трагически высветила все острые грани межнациональных отношений. Десятилетиями повторяли мы высокую истину ленинской национальной политики – все народы в нашей стране равны – и десятилетиями методично подстригали под казенный газон живые ростки межнациональных отношений.

И в наши дни есть попытки подменить серьезный и честный анализ проблемы звонкой фразой о дружбе и братстве, а обостренность в межнациональных отношениях свести только лишь, я повторяю, только лишь к проискам экстремистов и козням коррумпированных кругов.

Смешение причины со следствием, жесткий прессинг со стороны средств массовой информации, манипуляции общественным мнением, призывы к взаимопониманию, не подкрепленные реальными шагами, только обостряют обстановку.

Надо вещи называть своими именами. Мы имеем дело с последствиями сталинского, антидемократического подхода к решению судеб народов. Признать неприкосновенность таких решений – значит признать справедливость и обоснованность действий того режима, который привел социализм к тяжелым деформациям. Мне и другим депутатам от нашей республики избиратели прямо задают вопрос: почему, если мы сегодня восстанавливаем историческую справедливость в отношении отдельных людей, пострадавших в прошлые годы, нельзя сделать то же самое в отношении целых народов? (Аплодисменты.)

Правде надо смотреть в глаза. Вопреки голословным заявлениям т. Алиева на апрельском (1989 г.) Пленуме ЦК КПСС, в Нагорно-Карабахской автономной области десятилетиями ущемлялись национальное достоинство, социальные и духовные запросы армянского населения, попирались даже те минимальные права, которые предоставляет автономной области Конституция. Явная, открытая несправедливость в межнациональных отношениях и привела к нынешней кризисной ситуации в регионе.

К сожалению, и сейчас, когда особенно важно не допускать малейших шагов, возбуждающих межнациональную рознь и недоверие, все еще нередко предпринимаются действия, противопоставляющие интересы азербайджанского и армянского населения в НКАО.

Мы стремимся к нормализации обстановки, диалогу, к поиску конструктивных решений. Но сталкиваемся с различными препятствиями в установлении естественных связей Армении с Нагорным Карабахом. Решение любых вопросов – будь то экономические, социальные или культурные – превращается чуть ли не в политическую проблему. Я уже не говорю о поездках руководителей нашей республики. Не могут беспрепятственно бывать в Нагорном Карабахе деятели науки и культуры. То есть и сейчас имеют место многочисленные рецидивы прежнего мышления, прежних подходов. Все это подрывает веру в реальные перемены.

На протяжении многих лет мы абсолютизировали классовую солидарность. Убаюкивали ею сами себя. Сегодня мы видим: при запущенности национальных проблем в жизни народа могут доминировать национальные чувства, рождая всплеск национальной солидарности.

В Армении проблема Нагорного Карабаха стала общенациональной идеей, настолько глубоко проникшей в сердца людей, что даже небывалое стихийное бедствие не заслонило ее.

Создание Комитета особого управления НКАО – компромисс, продиктованный реальной обстановкой. К сожалению, комитет унаследовал правовые несовершенства областной автономии и не стал самостоятельной управленческой системой, выводящей автономную область в прямое подчинение центру. У людей появилось недоверие к комитету. В НКАО вновь обострилась обстановка, что стало детонатором осложнения ситуации и у нас в республике.

Важно, как отмечалось на недавнем заседании комиссии Политбюро ЦК КПСС по межнациональным вопросам, расширить полномочия Комитета особого управления, предоставить ему реальные права самостоятельно решать все жизненно важные вопросы автономной области.

В то же время очевидна и необходимость восстановления функций областных органов – обкома партии и областного Совета – с передачей им в последующем всей полноты власти и права подчинения центру.

Проблеме Нагорного Карабаха руководство страны уделяет большое внимание. Вопросы неоднократно рассматривались в Политбюро ЦК КПСС, Президиуме Верховного Совета СССР, в правительстве. Но проблема по-прежнему остается острой, кровоточащая рана не заживает.

Наш съезд наделен таким важным правом, как принятие решения о проведении референдума. Думаю, что съезд мог бы воспользоваться этим правом в отношении Нагорного Карабаха. Пусть население этой автономной области путем свободного волеизъявления само решит свою судьбу.

У каждого народа есть свои «болевые точки». И не только сегодняшние, но и исторические. Такой «болевой точкой» для армянского народа является неутихающая рана геноцида на территории Западной Армении. Выражая чаяния армянского народа, Верховный Совет республики принял Закон об осуждении геноцида и обратился с соответствующим предложением в Президиум Верховного Совета СССР.

Мы обращаемся к вновь избранному Верховному Совету СССР с настоятельной просьбой отреагировать на наше предложение. Геноцид, как чудовищное преступление против человечества, не может оставаться без осуждения. (Аплодисменты.)

Сумгаитская трагедия, не получившая должной оценки, вызвала взрыв протеста, породила сложнейшую проблему беженцев.

Сегодня двести тысяч беженцев-армян из Азербайджана находятся у нас в республике. Десятки тысяч азербайджанцев покинули Армению. Сложите двести тысяч беженцев-армян и 530 тысяч человек, оказавшихся без крова после землетрясения, и вы представите весь драматизм положения. Почти треть населения республики без жилья, многие – без работы.

Не могу не сказать и о беспомощности, неповоротливости, проявленной правоохранительными органами, союзными и республиканскими комиссиями в установлении причин и виновников массовых отравлений людей на производстве, которые продолжаются уже несколько месяцев.

Затяжка с решением целого ряда наболевших вопросов будоражит республику, выбивает людей из колеи, рождает ощущение социальной и национальной незащищенности, кризис доверия к руководству.

В докладе справедливо отмечалась недооценка в начале перестройки национального вопроса. Мы дорогой ценой платим за затягивание в решении некоторых вопросов межнациональных отношений, медлительность и половинчатость принимаемых мер.

Серьезная конфронтация между армянским и азербайджанским народами – печальный факт действительности. Игнорировать его невозможно. Нашим двум народам и дальше жить рядом. Не дать углубиться кризису в отношениях между двумя народами, устранить конфликтную ситуацию – задача чрезвычайной важности. И потому обе республики, и прежде всего Компартия Армении и Компартия Азербайджана, призваны использовать все возможности для преодоления отчуждения, восстановления атмосферы взаимопонимания и доверия.

Многие затруднения в урегулировании межнациональных отношений связаны с отсутствием правового механизма их демократического решения, с несовершенством Конституции СССР, в которой одна статья исключает другую, одни разделы созданы в новых условиях, а другие, притом большинство, достались в наследство из времен застоя.

На наш взгляд, было бы полезно, если бы съезд выработал по этому вопросу позицию, определился, как привести Основной Закон государства в соответствие с сегодняшними реалиями, в том числе и в вопросах межнациональных отношений.

Мы справедливо многое пересматриваем в этой сфере. Взят курс на обогащение демократических начал во взаимоотношениях центра и союзных республик, укрепление суверенитета республик в решении вопросов экономической, социальной и культурной жизни.

Думаю, в этих условиях как никогда важно иметь четкий ориентир, надежный критерий, который поможет нам избежать опрометчивых шагов, нежелательных крайностей. Такой ориентир и критерий – укрепление нашего Советского государства как федерации суверенных республик.

Да, дом наш нуждается в обновлении. Эту истину наше общество выстрадало. Но все наши идеи, все наши шаги должны быть направлены на укрепление этого дома, на созидание более высоких форм интеграции наших республик, наших народов.

Товарищи, я не согласен с теми, кто пытается бросить тень на работу нашего съезда. При всех его издержках, трудностях он проходит на широкой демократической основе. Впервые мы ведем столь откровенный, честный разговор о наших проблемах, имеем возможность сопоставить различные мнения, заявить о своей позиции. Я считаю, что это самое большое завоевание съезда. Это хорошая основа для плодотворного поиска решений тех сложнейших задач, которые выдвигает перед нами нынешний весьма ответственный этап в жизни страны. (Аплодисменты.)

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 30 человек

Оставьте свои комментарии

  1. О, давно об этом человеке с уникальной биографией не писали.))) А-то мы уж соскучиться успели. Не стыдно редакции печатать статьи с оправданием Горбачева, и еще в заголовок выносить слова его выкормыша про "искренность" последнего советского генсека? Насчет незнания Горбачева как решить Карабахскую проблему, его нерешительности Сурен Гургенович явно лукавит. Горбачев был решителен и последователен. Сразу как карабахский вопрос был поставлен, призвал подумать о судьбе азербайджанских армян. Потом дал добро на армянские погромы по всему Азербайджану, позаботился о безнаказанности большинства погромщиков. При этом арестовал членов комитета "Карабах", не мешал Азербайджану блокировать Армению и НКАО. Когда все меры давления были использованы, начал операцию "Кольцо". Действовал очень последовательно, со знанием дела. Если бы не развал СССР операция "Кольцо" была бы доведена до логического конца, и Карабахская проблема была бы Горбачевым успешно решена путем депортации населения НКАО и Шаумяновского района. Ему просто не хватило времени, а путь решения проблемы он выбрал четко и уверенно по нему шел.
  2. Ну конечно,вы больше знаете чем Сурен Гургенович и все вместе вместе взятые руководители того времени.Для таких как вы,ни один руководитель Армении не может быть положительным:ни Зарубян,ни Арутинов,ни Демирчян,ни Арутюнян,ни Кочарян,ни Тер-Петросян,ни Серж Саргсян,никто.Для вас не существует ничего,кроме вашего мнения,которое очень сомнительно..Горбачев- преступник,и, по-моему, нанес большой вред армянскому народу,но он защищал ту систему,которая его выкормила и взрастила,и Сурен Арутюнян из той же власти,СОВЕТСКОЙ.
  3. Гагик! Но ведь Вы не опровергли Читателя, а наоборот, согласились с его оценкой деятельности Горбачева в карабахском вопросе, назвав его преступником который "...нанес большой вред армянскому народу...".Именно на это и указывал Читатель. Так зачем эти нелепые наезды, типа " ...ни Зурабян, ни Арутинов, ни Кочарян..." и тд ? Причем здесь вообще руководителя Арм.ССР 80-90-летней давности? Речь конкретно идет о роли Горбачева и о мнении Сурена Арутюняна. Тот факт, что, как Вы пишите,:- "...он (Горбачев) защищал систему, которая его выкормила и взрастила..." никак не может являться оправданием ни для преступных деяний Горбачева ни для преступных деяний КПСС и СССР, которые Горбачев возглавлял."Экстремисты, националисты, коррумпированные элементы" - вот как нас, армян окрестили СМИ СССР горбачевского периода.И в Сумгаите, оказывается погибли " люди разных национальностей", а сама карабахская проблема возникла, мол, из-за того, что армянам захотелось дачи иметь в Карабахе.Все эти сучьи "правды", "известия", "комсомолки", "советские россии" , первые каналы ТВ и тд с утра до вечера лили ложь и сеяли ненависть к армянам.Эта ненависть, посеянная при Горбачеве до сих пор проявляется. Правда, сейчас Горбачев признает, что НКР - состоявшееся государство и возврата в состав Азербайджана быть не может.Прозрел, сука.
  4. Не собираюсь оправдывать Горбачева,тем более,что он не достоин зтого,всю дорогу лукавил и только болтал,но нужно понять,что по другому он не смог бы сделать,я снова возвращаюсь к системе,которую он не смог,да и не пытался изменить.А перестройка-программа Запада,которую он осуществил.Теперь об Арутюняне.Я уверен,что он сделал максимум,что смог,другой на его месте сломался бы.Я говорю о том,что те революционные события,которые проходили в годы его правления,могли обернуться большими людскими потерями,как это произошло в Баку,Тбилиси,Вильнюсе.И спасибо Арутюняну,что он смог избежать "Большой крови".
  5. В целом,Арутюнян был хорошим руководителем.Сегодня таких не осталось.
  6. Армяне любят тех,кто дает по башке и матом кроет,как делал Демирчян,а Сурена Арутюняна обвиняли в мягкотелости.
  7. Интересно, насколько "искренне" Горбачёв неоднократно лгал, с высоких трибун, что в Сумгаит, помочь опоздала всего на 3 часа? А как "искренне", подвластные КПСС СМИ называли, экстремистами, мирно митингующих армян, призывающих, после Сумгаита, не уподобляться азерским извергам. Зато, сумгаитских убийц-садистов, мягко называли «хулиганами». Наверное, вполне искренне, Горбачёв, приехавший в Спитак, после землетрясения, возмутился тем, что и в эти трагические дни, «карабахские бородачи» думают о Карабахе. Видимо, очень "искренне", выкрикнул он, с трибуны 27-го Съезда КПСС фразу, в адрес армян: «Терпение азербайджанского народа не безгранично!». Это была "искренняя", реакция на ложную информацию, подсунутую ему азерб. делегацией, о якобы, имевшем место обстреле, «армянскими экстремистами», автобуса с мирными азерб. крестьянами. И, конечно, вполне искренне благословил он операцию "Кольцо". Безусловно, он был вполне искреннем в недоброжелательности к армянам и в потворствование политике людоедского пантюркизма.
  8. Прочитал книгу Сурена Арутюняна "О прошлом и настоящем" В книге Сурена Арутюняна меня поразил тот факт, что автор книги посвятил в защиту Сталина целую главу. А ведь кто мало-мальски знает историю, тому должно быть известно, что многие корни нынешних армянских бед уходят в то прошлое, когда Сталин был наркомнацем, т.е. решал национальные вопросы. Однако, про того Сталина Сурен Арутюнян не сказал ни единого слова, как и не вспомнил того Ленина, который ради победы мифической революции на Востоке подарил «революционной» Турции армянские земли вместе с Араратом. Можно было понять Анастаса Микояна, когда он не затрагивал подобные вопросы. А что заставляет сейчас молчать Сурена Арутюняна, а тем более смотреть на Сталина через розовые очки? Возможно, мне кто-то возразит: «Автор книги имеет право иметь свою точку по любому вопросу, в том числе и по оценке деятельности Сталина». Готов согласиться с подобным доводом. Только вот Сурен Арутюнян посвятил свою книгу армянскому народу. Лично мне трудно понять, как уважение к армянскому народу сочетается с уважением к тов. Сталину?
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты