№ 9 (239) май (16–31) 2014 г.

Ашот Каграманян: Хочу пожелать нашим землякам за рубежом благополучия и скорейшего возвращения на Родину

Просмотров: 2982

7 ноября 1995 года законом об административно-территориальном делении РА в результате объединения?Баграмянского, Армавирского и Эчмиадзинского районов был образован Армавирский марз Армении. Расположенный в плодоносной Араратской долине между горами Арарат и Арагац, регион в большей степени заинтересован в сельскохозяйственном производстве. Однако, по словам губернатора области Ашота Каграманяна, здесь развиты практически все сферы отечественной экономики. «Примечателен и еще один факт. Несмотря на то, что наш регион является самым маленьким по территории, тем не менее, его население занимает второе место по плотности после Еревана. И это единственный марз Армении, где численность жителей увеличилась с 278 тысяч человек до 296 тысяч», – подчеркнул в интервью «Ноеву Ковчегу» марзпет Армавирской области.

– Ашот Саркисович, вот уже более 7 лет Вы возглавляете Армавирский марз. Каких успехов достигли за эти годы, что еще предстоит Вам сделать?

– Наше государство довольно молодое, и проблемы, которые существуют в стране, естественно, волной доходят до регионов. Мы в этом плане не исключение, и поэтому сразу после назначения на пост губернатора я создал несколько рабочих комиссий, чтобы ознакомиться с реальным положением дел. Хотел узнать, какие направления наиболее проблематичны. Хотелось услышать мнение опытных специалистов, у которых наверняка есть определенные наработки. И хотя решение оставалось за мной, тем не менее, счел важным наладить конструктивный диалог с населением. Думаю, мне это очень помогло и на начальном этапе, и в дальнейшей работе. Конечно, есть и недостатки. Но это нормально, поскольку их отсутствие красноречиво говорит о том, что человек не работает.

Впрочем, тогда я даже не предполагал, с какими проблемами столкнусь. Сразу же стало ясно, что самым неблагополучным остается образование. Школьные здания давно не ремонтировались, и дети учились в очень тяжелых условиях. Так появилась задача номер один. За семь лет совместно с международным детским фондом ГУАФ мы отремонтировали более 70 школ. Около 17,5 млн долларов США вложили в систему образования и здравоохранение, а также в местные дома культуры. Теперь с гордостью могу сказать, что, например, в семи населенных пунктах бывшего Баграмянского района есть школы, аналога которым нет даже в Ереване.

– А как обстоят дела с районной медициной?

– Признаюсь, что мое первое впечатление от медицинских учреждений тоже было не лучшим. Когда я впервые посетил армавирскую больницу, то был поражен полнейшей антисанитарией, словами не расскажешь. Помню, еще подумалось: «Так ведь здесь любую заразу можно подхватить». Нужно было срочно что-то предпринимать. Благодаря Минздраву Армении и Международному валютному фонду, которые выделили 4 млн долларов, нам удалось отстроить современный медицинский комплекс, оснащенный самым современным оборудованием. Действует прекрасное детское отделение, рождаемость в нашем регионе резко пошла вверх. Во всяком случае, согласно статистике, теперь ежегодно рождается на 250 детей больше. Сейчас у нас на очереди Эчмиадзинская больница.

– В области остро стоит вопрос орошения земель. Проблему нехватки воды, наверное, трудно решить только собственными силами?

– Это действительно один из труднейших вопросов области. По указанию Сержа Саргсяна только за последние три года в развитие систем орошения Армавирского марза было вложено около 65 млн долларов. Насколько важен уровень финансирования работ, можно судить по сравнительной статистике: по республике эта цифра составляет 75 млн, и 65 из них вложено в самый крупный сельскохозяйственный?марз. Кроме того, предполагается строительство двух-трех водохранилищ с балансом в 7, 8 и 10 млн кубометров для нужд в летние периоды.

– Конечно, это дорогие проекты. И кроме внутренних ресурсов, пользуетесь ли Вы другими источниками финансирования?

– У нас готов проект строительства водохранилища в селе Даларик стоимостью в 27 млн долларов. Уже достигнута договоренность о его финансировании между вице-премьером РА Арменом Геворкяном и Кувейтским фондом. Есть у нас и перспективный проект строительства водохранилища на реке Аракс в районе Сурмалу, строительство которого оценивается в 370 млн долларов. Водохранилище захватывает как армянскую, так и турецкую территорию. Предполагается, что с обеих сторон будут построены ГЭС с расчетной мощностью в 100 МВт. По расчетам, уже через несколько лет проект полностью себя окупит. Однако официальная Турция своего заключения пока не дала.

– Что еще предстоит сделать, какие проблемы Вам еще предстоит решить?

– Наш марз является традиционно сельскохозяйственным регионом, в общем объеме производимой в Армении сельхозпродукции от 30 до 38 процентов приходится на Армавирскую область. Речь идет о бахчевых культурах, винограде, абрикосах. Однако даже при таких показателях проблема ее реализации остается достаточно острой. Внутренний рынок Армении очень мал. Поэтому мы вынуждены вывозить урожай за пределы республики, в частности, в Россию. Пока пытаемся действовать по старой схеме и налаженным связям. Сотрудничаем с армянской компанией «Спайка», благодаря которой в прошлом году удалось вывезти десятки тонн абрикосов. Но таких компаний очень мало. Проблема логистики остается открытой. И в ее решении, конечно же, необходима государственная поддержка.

– В России большим спросом пользуется консервированная продукция вашего региона. Насколько успешно привлекаются в область инвесторы для реализации вашей продукции?

– Прежде всего, я бы назвал завод «Ноян», специализирующийся на производстве натуральных соков. Его продукция экспортируется в Россию, США, Украину, Францию, Грузию, Иран. Примечательно, что в Армавирском марзе в прошлом году за полгода был отстроен и сдан в эксплуатацию новый завод-филиал по переработке фруктов и овощей, в частности абрикосов, яблок, персиков, слив, а также бахчевых культур и помидоров. Только в этом году здесь предполагают закупить у местных фермеров до 25 тысяч тонн помидоров для производства соков и томатов. Имеется также большой российский заказ на детское питание из тыквенного пюре, которое очень охотно покупают в Москве.

– Вы постоянно подчеркиваете, что Армавирский марз ориентирован на сельхозпродукцию. Но с таким же успехом его можно назвать промышленным, поскольку 40 процентов от общего объема производимой в стране электроэнергии приходится на ваш регион. Как живут сегодня армянские атомщики?

– Это объект особого внимания – единственная атомная электростанция, которая действительно производит основную долю электроэнергии в стране. Огромные суммы мы вложили в различные социальные проекты. В первую очередь большое внимание уделяется жилищному фонду поселка Мецамор, где живут энергетики. Проводим капремонт многоквартирных домов, а также медицинского учреждения, что очень важно с позиций заботы о здоровье работников ААЭС и их семей. Кстати, сразу хочу заметить, что радиационный фон даже вблизи, у стен электростанции значительно ниже, чем в Ереване. Согласно официальным отчетам международных организаций, в том числе МАГАТЭ, все данные по Мецаморской АЭС соответствуют действующим нормативам.

– Кого из наших соотечественников из-за рубежа, в частности из России, Вы могли бы назвать в качестве мецената или инвестора, вкладывающего свои средства в развитие вашего региона?

– В первую очередь назову имя нашего земляка, московского бизнесмена Гранта Саакяна, который вложил более 350 тысяч долларов в ремонт и восстановление детского сада в своем родном селе Норапат. А в этом году аналогичные работы общей стоимостью в один миллион долларов он провел в сельской школе. В его планах – строительство большого спортивного зала и парка культуры на своей малой родине.

Поддерживаем связь с армянскими общинами Ярославля и Свердловской области, представители которых тоже оказывают нам содействие в решении многих насущных проблем. А вот гуманитарному сотрудничеству, например с Московской областью, в немалой степени способствует дислокация в нашем регионе российского погранотряда. Знание русского языка приветствуется, теперь в двух школах ребята помимо армянского могут получить и русское образование. Кстати, благодаря армянам Москвы, один из классов там полностью оборудован современной компьютерной техникой, а школьная библиотека укомплектована различными книгами и учебниками.

– Какие еще гуманитарные проекты реализуются в Армавирском марзе?

– Большое внимание уделяем развитию культуры. Вот уже несколько лет подряд возглавляемое мной творческое объединение «Альманах Армавир» ежегодно издает произведения местных писателей и поэтов. Подобные мероприятия у нас превращаются в праздник. Мы гордимся нашими поэтами, художниками, музыкантами. И в спорте у нас немало достижений. Наш регион дал путевку в жизнь многим спортсменам международного уровня в различных видах спорта, включая бокс, тяжелую атлетику, восточные единоборства. Думаю, чемпионку мира по боксу, уроженку Эчмиадзина Сюзи Кентикян особо представлять не стоит, как и Аракела Мирзояна – сына нашего известного тяжелоатлета Оксена Мирзояна. Кстати, в Эчмиадзине действует благотворительный фонд «Дар 21», который помогает нам растить лучшие кадры – тех же спортсменов, артистов. А идея очень проста. Буквально с улицы зовем детей, распределяем по секциям. Кому что больше по душе. Кто-то хочет заниматься в спортивном кружке, кто-то в труппе самодеятельного кукольного театра. Здесь действуют многочисленные тематические направления, где, освоив азы профессии, многие ребята выбирают ее по жизни. Это и пекари, и специалисты по ковроткачеству. В общей сложности сегодня в этой программе занято около двухсот трудных подростков и глухонемых детей.

Деятельность фонда весьма разнообразна. Благодаря ему мы смогли закупить 38 противоградовых установок, что для сельскохозяйственного региона очень важно. Для трех семей, живущих в плохих условиях, купили коттедж, где они справили новоселье в декабре прошлого года. И что очень важно: за счет фонда сегодня имеют возможность обучаться в ереванских вузах 72 студента.

– Ашот Саркисович, несколько дней назад мы с Вами были в поездке, которая меня ошеломила: в нелегких экономических условиях Вы буквально пробили гору, уложив дорогу к древнему армянскому храму, который расположен в трех метрах от армяно-турецкой границы. Расскажите, пожалуйста, об этом проекте.

– Это древний армянский храм в честь святой Шушаник, построенный предположительно в 914 году в селе Багаран, бывшей столице Великой Армении. Кстати, на территории Армавирского марза расположены целых четыре древних столицы: Армавир, Ервандашат, Эчмиадзин и Багаран, чем мы очень гордимся. Но, возвращаясь к теме приграничного храма, скажу, что, хотя очень много слышал о нем, тем не менее, впервые попал туда уже в должности губернатора. Это и понятно, в режимную зону на границе не так просто попасть, тем более у нас с официальной Турцией нет дипломатических отношений. Но и сегодня, даже пройдя заставы, подойти к церкви очень трудно. Как минимум придется потратить не менее четырех-пяти часов по труднопроходимым горным тропам, протоптанных в скалах. Так у меня возникла мысль о том, что люди должны увидеть этот уникальный памятник древнего армянского зодчества, расположенный всего в трех метрах от пограничного столба. Можете назвать это криком души, патриотическим порывом, возвращением к истокам или как иначе… Но суть от этого не меняется. Моим желанием стало вернуть этот прекрасный храм к жизни. В первую очередь всего за полтора месяца пробили в скалах дорогу длиной в 7,5 км. И хотя она уже есть, еще требуются огромные усилия, чтобы превратить ее в накатанную трассу. Планируем нанести этот маршрут на туристическую карту Армении, занести храм в список материального наследия ЮНЕСКО, а раз в год устраивать паломничества в эти святые для армян всего мира места.

Кстати, внизу расположена старая деревенька, где одиноко стоят заброшенные дома без крыш. Ее обитатели покинули свой очаг в начале XX века. Добраться туда пешком по скалам было невозможно. Единственный путь – через Турцию. Сегодня планируем реставрировать это село, превратив в туристическую зону. Это достаточно перспективное направление, требующее значительного финансирования. Замечу, что на строительство бюджетные средства не тратятся, и поэтому будем рады любому перечислению на счет благотворительного фонда «АРМАВИР-ДАР 21»: ЗАО «Банк ВТБ (Армения)», филиал Армавир, н/сч 16009016174800, налоговый код 04418575. Это можно расценивать как вклад в национальную идею, как восстановление памятников нашей национальной идентичности.

– Расскажите, каким образом Вам удалось облегчить доступ к приграничным селам Ервандашат и Багаран? Как решен вопрос посещения пограничной зоны, где расположена эта церковь?

– Эти села действительно находились «за проволокой», и как в любой приграничной зоне, здесь действовали свои законы. Местные жители должны были заранее, за 15 дней, выписывать пропуска, чтобы отвезти, например, свою продукцию на рынок. О гостях я уже и не говорю. Первый вопрос, который задали мне во время посещения этой местности, касался возможности более свободного передвижения: «Мы изолированы от мира. Когда же станем жить, как все нормальные люди, как свободные граждане Армении?» Так начались мои переговоры с начальником Погрануправления РФ, которые увенчались успехом. С нашей стороны необходимы были вложения для укрепления одного из участков первой линии границы, что мы и сделали к концу 2008 года. А уже в начале следующего года все внутренние кордоны были сняты, благодаря чему жители сел Ервандашат и Багаран теперь свободно перемещаются по территории нашей страны. Могу добавить, что в Ервандашате есть прекрасная амбулатория, работает очень опытный врач, к которому приезжают пациенты не только из соседних деревень, но и из других районов. Вот так общими усилиями мы смогли нормализовать быт наших земляков.

– Говоря о национальной идее и патриотизме, стоит вспомнить и историю с хачкаром, который по Вашей инициативе установили в Дании.

– Эта история берет начало в 1994 году, когда, работая начальником отдела Масисского РОВД, я впервые прочитал в нашей ведомственной газете о мужественной датчанке Карен Эпен. Узнав о трагедии армян в начале ХХ века, она поехала с Красным Крестом в Сирию, где открыла приют для беженцев. Она так и не вышла замуж, полностью посвятив себя благотворительной миссии по оказанию помощи армянам, пострадавшим от геноцида. Через ее приют прошли тысячи и тысячи детей, женщин, стариков. Уже на склоне лет она попросила захоронить ее прах на армянском кладбище. Знаете, героизм этой благороднейшей женщины заслуживает самой большой благодарности от потомков. Так у меня возникла идея установить хачкар в ее родной деревне Гюлинг. Началась переписка с армянской общиной Дании, которая в свою очередь вела переговоры с правительством страны. А так как Дания не приняла закон о признании геноцида, то вопрос перешел в политическую плоскость. И все же спустя три года мы получили разрешение на установку хачкара на родине Карен Эпен. На церемонии присутствовали более 800 человек, в основном армяне из разных стран мира – Норвегии, Армении, Швеции, Германии, Сирии, – местная общественность. Это и правнучка ее сестры, полная тезка нашей героини. Даже нашли женщину, которая когда-то прошла через этот приют. Все было очень трогательно. Выступая, мэр города очень тепло говорил об Армении и армянах. И хотя говорят, что датчане суровые люди, я этого не заметил.

– Геноцид непосредственно затронул и Вашу семью?

– Мои предки родом из Муша. Во время резни они сначала бежали в Тегеран, а оттуда в Октемберянский район Армении. Так случилось, что по дороге сестра моего деда Хосрова потерялась. Найти ее смогли только спустя 50 лет в Туапсе. У нее шестеро детей, внуки. Когда в 1965 году мы впервые поехали к ней, то оказалось, что и в Туапсе, и в Сочи у нас масса родственников. Наверное, семей сорок, не меньше. Так сложилось, что наша большая фамилия живет не только в России. Младшие братья деда переехали жить в Иран. А мой дед остался в Армении. Мои родители замечательные люди. Семь лет отец и мать любили друг друга, но пожениться смогли только после войны, когда отец пришел с фронта. Я родился в селе Айгешат, учился в местной школе, по окончании которой поступил в ЕГУ на юридический факультет. У меня три сына и семь внуков. Жизнь детей тоже устроилась. Каждый из них нашел свой путь в жизни.

– Вы часто бываете в России, где живет огромное количество армян. Вы встречаетесь с ними?

– По большому счету это те, кто уехал на рубеже военной блокады. В 1994 году было подписано Соглашение о прекращении огня в зоне карабахского конфликта, но необъявленная война идет до сих пор. Мне кажется, что большинство из нас держится благодаря тем армянам, которые сегодня живут и работают вне Армении, помогая при этом своим родственникам, близким, друзьям. И я благодарен им за такую помощь, хотя им самим приходится нелегко. Пусть никто не думает, что наши соотечественники живут там, как в раю. Я знаю, что у многих из них условия жизни намного хуже, чем здесь. Но мы-то на своей земле живем. Поэтому мне хочется пожелать и нашим землякам за рубежом, и их семьям благополучия и скорейшего возвращения на Родину.

– А какими Вам видятся армяно-российские отношения в целом?

– На самом высоком уровне. И в этом плане считаю, что наш президент поступил очень правильно, когда в сентябре прошлого года подписал документ о вхождении Армении в Таможенный союз. Думаю, большинство армян поддерживает этот шаг президента, поскольку РФ – наш стратегический партнер. Но и Россия должна понять, что наши отношения должны строиться на взаимной основе, потому что безопасность России зависит от безопасности Армении, и наоборот.

– Что бы Вы пожелали нашему народу?

– Знаете, когда встречаюсь с нашими школьниками (а у нас 123 школы в области), то я всегда напутствую их словами о том, что мы не можем удивить мир большим богатством, поскольку у нас нет газа или нефти. Но зато мы можем удивить мир своим интеллектом. Наши дети должны учиться так, чтобы действительно поразить мир своими знаниями, а мы должны для этого создать все условия. Это и есть мое самое большое желание.

Беседу вел Григорий Анисонян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 25 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты