№ 10 (240) июнь (1–15) 2014 г.

Евразийский союз рассматривается как экономическая, а не политическая организация

Просмотров: 2098

События в Крыму и на юго-востоке Украины нанесли, возможно, решающий и смертельный удар по находящемуся в состоянии длительного анабиоза Содружеству Независимых Государств. Растаскиваемые по различным лагерям и объединениям (Таможенный союз, Евразийский союз, ассоциированное членство с ЕС и так далее), которые сами еще находятся на стадии формирования, страны Содружества практически отказались даже от проведения саммитов, которые, впрочем, уже давно стали чисто ритуальным мероприятием. Основная проблема СНГ заключалась в разновекторности и фатальной противоречивости интересов его членов: в самом деле, что общего у Молдавии и Армении или у Белоруссии и Таджикистана? Россия же была не в состоянии сцементировать Содружество, практически неспособна предложить что-либо, кроме относительно низких цен на энергоресурсы.

Неспособность лидеров стран Содружества выработать общую позицию отчетливо проявилась еще во время «пятидневной войны» между Россией и Грузией 2008 г. И вот новый кризис, спровоцированный непродуманными и авантюристичными действиями Евросоюза, стремящегося «оторвать» от России и вывести из-под сферы ее влияния, по меньшей мере, Украину, Молдавию и Армению (Грузия из этой сферы ушла еще до 2008 г.).

Ответ России оказался жестким и для большинства экспертов и политиков неожиданным. «Проспав» киевский Майдан (за что надо благодарить российское посольство на Украине во главе с печально памятным бывшим министром здравоохранения и социального развития РФ Михаилом Зурабовым), Москва нанесла ответный удар в Крыму, безукоризненно проведя хирургическую операцию с референдумом и воссоединением полуострова с Россией. Но так же триумфально «проспавшие» Крым западные политики не могли успокоиться и остановиться, развернув сначала абсолютно невыгодную Евросоюзу кампанию с «санкциями» против России, а затем не блещущую стратегическим мышлением киевскую власть подтолкнули к введению блокады Приднестровья, де-факто являющегося российским анклавом и российской военной базой, зажатой между Украиной и Молдавией. И вот тогда полыхнуло на Донбассе и Луганщине, исторически ориентированных на Россию. Такова логика противостояния: если никто из противников не в состоянии остановиться, реализуется принцип «око за око».

Положение Евросоюза оказалось незавидным. Введя (крайне нехотя, с подачи и под беспрецедентным давлением со стороны США и их верных союзников) санкции против России, Евросоюз, еще не вышедший из затяжного экономического кризиса, с неизбежностью несет экономические потери. И к этим проблемам присоединяются очевидные имиджевые потери: чего стоит международная организация, верные адепты которой (сперва Грузия, а теперь Украина) проигрывают по всем направлениям и теряют территории? В этой ситуации у ЕС оказались две альтернативы. Либо продолжать противостояние с Москвой, надеясь на то, что персональные санкции повлияют на ближайшее окружение российского руководства, но и рискуя вызвать новые непредсказуемые шаги Кремля. Либо попытаться найти почву для диалога с Москвой, что сейчас, после всего, что случилось за последние месяцы, безусловно, очень трудно. Как представляется, окончательный выбор в пользу одной из этих стратегий еще не сделан, отдельные и достаточно хаотичные шаги предпринимаются то в одном, то в другом направлении.

В качестве такого шага в правильном направлении можно рассматривать возвращение к вопросу об ассоциированном членстве с Евросоюзом для Армении, которое, оказывается, все же может сочетаться с членством в Таможенном союзе. 12 мая во время визита в Армению президент Франции Ф. Олланд предложил «подумать, как можно организовать ассоциацию с ЕС, чтобы она не стала помехой вашей интеграции в Таможенный и Евразийский союзы». 13 мая о возможности разработки отдельного соглашения с Арменией по ассоциации с ЕС сказал и президент С. Саргсян. Как представляется, учитывая неуклонное стремление Кремля ввести Армению (несмотря на явное сопротивление с разных сторон) в Таможенный союз и четкую позицию руководства Армении, поддержавшего Россию в крымском вопросе, такое заявление, скорее всего, было согласовано с Москвой. Видимо, сам визит Олланда и обмен этими заявлениями можно расценивать как своего рода зондаж, причем успешный.

Таким образом, позиция Евросоюза корректируется, и он, потерпев фиаско на Украине, начинает отходить от «игры с нулевой суммой», соглашаясь с необходимостью учитывать как интересы стран – потенциальных «ассоциированных членов», так и интересы России. О возможности для Армении совмещения «как можно более близких и тесных отношений» с ЕС и интеграции с евразийским пространством заявил 15 мая и посол Польши в Армении Здислав Рачиньски. Он при этом отметил, что такое сотрудничество с ЕС должно быть согласовано с другими членами Таможенного союза. Хотя еще 24 марта «архитектор» «Восточного партнерства» Карл Бильдт заявлял, что Армения, выбрав российский интеграционный проект, больше не находится в одной «политической лиге» с Евросоюзом.

Явно иную позицию продолжает занимать Вашингтон. Администрация Обамы не может скрыть раздражения развитием ситуации вокруг Украины, и ее действия не выглядят ни продуманными, ни реалистичными. Логика их очевидна и примитивна. Армения выбрала Таможенный союз и поддержала Россию – значит, надо «наказать» Армению. Что бы ни говорила примелькавшаяся на экранах официальный представитель Госдепа Джен Псаки, активизация США в карабахском вопросе явно связана с событиями на Украине. Сначала появляется статья Бренды Шеффер в Foreign Affairs, странным образом предвидящей попытку Вашингтона «решить» карабахскую проблему, причем именно в ответ на «аннексию» Россией Крыма. А решить ее возможно «только в том случае, если Армения уйдет из значительной части оккупированных ею территорий». Хотя необходимо отметить, что в этой нашумевшей статье речь шла фактически и о некоем «торге» с Россией по Карабаху, то есть о размене согласия России на карабахское урегулирование и неких обещаний со стороны США.

Одновременно американцами ставится цель закрепить свои позиции в регионе и показать «пряник» Азербайджану, «кнутом» для которого становятся жесткие замечания по случаю массовых нарушений прав человека и политических репрессий. Тут можно вспомнить и недавнюю проазербайджанскую статью американского политолога Джорджа Фридмана, призывающего закрыть глаза на подавление инакомыслия в Азербайджане и начать продавать ему оружие, используя Баку для сдерживания России.

В свою очередь, Азербайджан, используя международный кризис вокруг Крыма и Украины как удобный момент для очередного «закручивания гаек», выжидает, хотя антироссийские настроения в местной политической элите явно нарастают. Видимо, прецедент Крыма переносится на Лезгистан и Талыш, а угроза кем-то в Баку усматривается как с севера, так и с юга. Впрочем, пока для таких опасений оснований нет. Как не стоит волноваться и руководству Казахстана с его северными русскоязычными территориями. Показательно, что, хотя МИД Казахстана сразу после крымского референдума выразил понимание решения РФ, заявления президента республики Н. Назарбаева на эту тему были гораздо более расплывчатыми и двусмысленными. Более того, вполне красноречивым было и демонстративное отсутствие лидера Казахстана на встрече лидеров России, Белоруссии, Армении, Киргизии и Таджикистана в Москве 8 мая. На протяжении последнего года эксперты неоднократно отмечали, что отношение Казахстана к Таможенному и особенно к Евразийскому союзу становится все более скептическим и индифферентным. Евразийский союз рассматривается исключительно как экономическая, а не политическая организация, расширение его (как и Таможенного союза) не вызывает позитивного отклика. В целом создается впечатление, что Астана начинает дистанцироваться от России, и эту ситуацию вполне могут использовать (и уже используют) и Азербайджан, и Запад, хотя и в разных целях. Азербайджан хотел бы торпедировать если не сами интеграционные проекты под эгидой России, то хотя бы участие в них Армении. Пока, правда, у него это не получается.

Итак, ситуация на постсоветском пространстве после крымско-украинского кризиса фундаментально разбалансирована, прежние ставки забыты, игра во многом начинается заново. В этой ситуации основным мировым центрам силы было бы целесообразно отказаться от игры с «нулевой суммой» и действовать по четким и определенным планам, в соответствии с очевидными реалиями и понятной логикой.

Александр Скаков

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 22 человека

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты