№11 (241) июнь (16–30) 2014 г.

Армяне и Первая мировая

Просмотров: 2583

Продолжение. Начало в № 8, 10,2014

С началом боевых действий на Кавказском фронте над армянами Оттоманской Турции нависла угроза физического уничтожения. К русской границе хлынули обезумевшие толпы обездоленных. Словно предвидя неисчислимые беды, 20 ноября (3 декабря) 1914 года стараниями Католикоса всех армян Геворга V Суренянца создается Центральный Комитет помощи беженцам и пострадавшим от войны. В его состав, помимо духовных лиц, вошли и видные представители армянского капитала – И. Алиханян, А. Мелик-Азарьянц, Х. Африкян. Волна милосердия прокатилась и по всей Российской империи. Для оказания помощи изувеченным войной и гонениями, вынужденным переселенцам и беженцам создавались всевозможные гуманитарные общества: Комитет имени Великой княжны Татьяны Николаевны, Всероссийский Союз Городов, дамские комитеты на местах, главный Кавказский комитет.

НАЧАЛО ГОНЕНИЙ

Бросок Халиль-паши в декабре 1914 года в сторону персидского города Тавриз (Тебриз) огненным смерчем пронесся по городам и селам Северной Персии, населенным армянами. Над головой жителей Урмии, Ураз-Булага и Салмаста был занесен турецкий ятаган. Спасаясь от грабежей и зверств, более 44 тысяч армян и 20 тысяч ассирийцев вынуждены были уйти вместе с отступающей русской армией. Большая их часть оказалась в Джульфе, куда отовсюду стала поступать помощь продовольствием и медикаментами.

Только Всероссийский Союз Городов передал предводителю Атрпатаканской епархии в Персии епископу Нерсесу Мелик-Тангяну на нужды беженцев 10 тысяч рублей. Деньги эти пошли на организацию пунктов питания.

Не остались в стороне Эриванский губернский комитет и Тифлисское городское ссудное товарищество: они отправили Нахичеванскому и Шарур-Даралагязскому комитетам, где скопились беженцы из Северной Персии, по 1000 пудов муки. И это помимо финансовой помощи.

31 декабря 1914 года председатель «Петроградского попечительского об армянах общества» генерал-майор Павел Семенович Султан-Шах отправил на имя епархиального начальника епископа Нерсеса Мелик-Тангяна 25 тысяч рублей. Следом в тот же адрес поступили 4 тысячи рублей от Московского Армянского дамского комитета.

АКТ МИЛОСЕРДИЯ

Не успели 23 декабря 1914 года отгреметь бои над Сарыкамышем, как новые толпы беженцев-армян, теперь уже из Турции, в ужасе рванули к границам Российской империи. О том, что творилось в те дни, рассказывает корреспондент газеты «Кавказское слово» С. Джино (№ 2 от 3 января 1915 г.):

«Печальное нашествие турок на Сарыкамыш и Ардаган, кончившееся их полнейшим разгромом, всполошило не только наше пограничное мирное население, но и население самой Турции. Турецкие «граждане» (читай – армяне. – М. и Г.М.) в ожидании своих войск, боясь погрома и резни с их стороны, стали тысячами спасаться в Россию...

Голодные, неодетые, оборванные, замерзшие. В суматохе и поспешном бегстве они не захватили с собой почти ничего; все – дом, имущество, большая часть скота брошены на произвол судьбы, на добычу курдам и туркам. Пустились в путь с одной сменой одежды…

Идут они из Дутаха, Каракилисы, Баязета и прилегающих к ним сел и деревень; шли почти целую неделю, шли пешком с семьями, детьми по глубокому снегу, в сильный 15-25-градусный мороз, голые и голодные, измученные и напуганные... Погибла масса людей, в особенности женщин и детей. Умирали, замерзали, заносились снегом, больные и обессиленные падали и оставались в поле в снегу. По всей дороге лежат трупы, много трупов привозят на арбах, лошадях и быках; иные лишились всех своих детей...

Беженцам не хватает ни хлеба, ни места. Сидят одни на других; частью живут под открытым небом. В каждом доме их несколько десятков. Положение ужасное...»

В начале 1915 года в Петрограде на заседании Вольно-экономического общества член Государственной Думы Александр Федорович Керенский нарисовал потрясающую картину беженства:

«Как только началось турецкое наступление, перекинувшееся на русскую территорию, потекли к северу реки беженцев... Это не беженство, нет, это великий исход всего народа...»

А.Ф. Керенскому лично пришлось стать невольным свидетелем этой трагедии. С болью сердца наблюдал он, как «по дороге шли толпы этих оборванных, иззябших, голодных, несчастных людей. По обочинам дороги валялись трупики замерзших грудных детей, брошенных матерями. Люди падали в изнеможении, но толпа в беспрестанном отчаянии шла все вперед и вперед».

В своем докладе А.Ф. Керенский, в частности, отметил, что лазарету Государственной Думы привелось встретить одну из этих беженских толп: «Начали кормить и одевать несчастных, оказали эту помощь сотням, но кругом их были тысячи и десятки тысяч...»

Призывая сограждан сострадать несчастным, докладчик резюмировал: «Арена для самой интенсивной общественной работы чрезвычайно широкая, нужда – вопиющая, требующая немедленного удовлетворения...»

Национальное бедствие не оставило равнодушных. И, конечно же, первыми откликнулись богатейшие армяне: в адрес Синода Армянской Апостольской Церкви в Святой Эчмиадзин буквально тотчас стали поступать пожертвования. Крупнейший землевладелец, он же председатель Петроградского Армянского церковного совета князь Семен Семенович Абамелек-Лазарев выделил 25 тысяч рублей. Такую же сумму внес в фонд помощи беженцам нефтепромышленник Левон Александрович Манташев. Не поскупились и Г. Питоев (5000 руб.), А. Гукасов (5000 руб.), П.?Цатурян (3000 руб.), московский почетный гражданин А. Тарасов (4000 руб.).

Наказной атаман Кубанского казачьего войска в начале января 1915 года дал разрешение казначею Новочеркасского Армянского комитета Вагану Епифановичу Попову на сбор пожертвований деньгами и вещами на нужды беженцев-армян и повелел, чтобы все это было направлено в адрес наместника Кавказа графа Иллариона Ивановича Воронцова-Дашкова. Супруга наместника Елизавета Андреевна переправила собранные 5 тысяч рублей Нахичеванскому комитету. Туда же для организации медико-санитарных групп Всероссийский Союз Городов отправил 20 тысяч рублей.

Меж тем сбор пожертвований на Дону продолжался. 19 января в Новочеркасске был устроен национальный вечер в пользу армян-беженцев. Фойе концертного зала, как писали местные газеты, декорировано было «в армянском стиле», «хор, одетый в национальные костюмы, исполнил армянские песни», а «в живых картинах выступили артисты и любители – Журавская, Серебракьян, Скорульские…»

ЯЗЫКОМ СУХИХ ФАКТОВ

В коллекционном фонде Национального архива Республики Армения хранится адресованный «Тифлисскому городскому голове А.И. Хатисову с передовых позиций» душераздирающий документ. Подписан он доктором Э. и датирован январем 1915 года:

«Ряд армянских селений, которые я прохожу в походе с полком, буквально вырезаны. Страшная картина! Трупы, трупы, трупы... Мужчины, женщины, грудные дети. Искалеченные, изуродованные, зверски надруганные. Нельзя удержаться от слез. В одном только селении Молла-Сулеймана, где мы сейчас стоим, похоронено саперами в общей могиле 13 женщин, 14 детей, 18 мужчин. Храню фотографические снимки с трупов. Если Вам как-нибудь понадобятся свидетельские показания, то, быть может, мои личные впечатления смогут вам сослужить службу в этом отношении...»

Приводим красноречивое свидетельство графини Александры Толстой, дочери великого писателя Льва Толстого. 26 января 1915 года эти строки она занесла в свой путевой дневник:

«Судьба занесла меня в Игдыр, маленькое, грязное армянское местечко у подножья Арарата, куда я приехала работать с 7-м полевым врачебно-питательным отрядом Всероссийского земского союза…

Вчера к нам обратились члены местного армянского комитета помощи беженцам с просьбой принять в госпиталь несколько человек беженцев- армян с переломами рук и ног. Мы не имели возможности исполнить их просьбу, так как госпиталь оборудован исключительно для больных воинов, но персонал нашего отряда постарался, насколько возможно, облегчить их участь. Врачи посетили их, назначили лечение и распорядились накормить тех, которые не имели своей пищи.

Большинство беженцев – женщины и дети. Мужчин очень мало – несколько стариков. Грязные, истощенные, почти все больные, едва прикрытые какими-то яркими, цветистыми и грязными лохмотьями, люди эти производят ужасающее, угнетающее впечатление!

И подумать только, что, таким образом одетые, они должны были сделать 150-200 верст, причем им пришлось переваливать через горы, где снег лежит на аршин и где 15-20 градусов мороза!

Беженцы эти частью пришли, частью приехали на верблюдах из Алашкертской долины. Всего, по словам местных жителей, через Игдыр прошло от 30-ти до 40 тысяч...

Как только началась война, курды стали проявлять по отношению к армянам беспощадную жестокость: мужчин убивали, женщин забирали... Больная женщина рассказала, как у нее на глазах убили мужа, детей... А у ее родственницы перерезали мужа, отца, братьев... Она умоляла курдов убить и ее, но они ответили, что она еще нужна им, и забрали ее».

Скорее всего, для утех…

«ПЕТРОГРАД – АРМЯНАМ»

7 марта 1915 года в Петрограде началась акция по сбору пожертвований в пользу беженцев-армян. По всему городу пестрели объявления:

«Трехдневный сбор 7, 8 и 9 марта в пользу пострадавших от войны с Турцией армян. Нужда среди армян, пострадавших от последнего набега турок на нашу Кавказскую границу, не поддается описанию; во время бегства их с насиженных мест дети потеряли родителей, родители детей, большинство мужчин погибло, погибло и все имущество несчастных.

Сбор пожертвований деньгами, вещами (носильное белье, платье, обувь для детей, женщин и стариков) и сухими продуктами производится: в канцелярии Петроградской городской Думы (I отдел Комитета) от 11 ч. утра до 3 ч. дня и у казначея Общества вспомоществования армянам, пострадавшим от военных действий, Я.О. Гукасова, Невский пр., 21 (от 11 ч. утра до 4 ч. дня)».

Акция вспомоществования прошла под эгидой Петроградского комитета помощи беженцам-армянам. В его состав вошли петроградский городской голова граф И.И. Толстой, члены Государственного Совета С.И. Иванов и А.В. Васильев, а также нефтепромышленник П.О. Гукасов.

К согражданам обратился видный общественный деятель профессор М.И. Ростовцев:

«Прекрасная, покоряющая величием красот своих страна. Древний, культурный, жизнестойкий, многострадальный народ, расколотый Турцией и Россией, как в недалеком историческом прошлом Грецией и Персией, Римом и Сасанидами, Византией и тою же Персией… Народ разумный, льнущий к европейской культуре, христианству, вере, свободе. Народ, который сумел в испытаниях судьбы создать и сохранить собственную культуру, свою словесность, изобразительное искусство.

Вчитайтесь в древние рукописи армян, припадите к истокам их церковного зодчества и шедеврам архитектуры, вспомните о развалинах армянской столицы Ани, жемчужины Кавказа… Представьте себе, что творцы и охранители всего этого великолепия тысячными толпами – в который уже раз за века бесконечных мучений своих! – все потеряв: кормильцев, имущество и даже малых детей, претерпев нечеловеческие муки и утратив надежду встретить день грядущий, пришли к нам… И как нам, сердобольной великой России, не приветить их?!

Еще один долг… и еще пожертвования… но долг этот повелительным тоном велит нам: «Мы обязаны армянам помочь…»

На нашем рабочем столе два пожелтевших от времени мартовских номера петроградской газеты «Речь»:

«Помогите армянам!

Русское общество, как и русское государство, должно в свою очередь прийти им на помощь.

Эта война всей своей тяжестью обрушилась как раз на местности, пограничные между воюющими сторонами… От войны между Турцией и Россией пострадало не Закавказье, а почти исключительно – армянское и айсорское население турецкой Армении и Северной Персии. Турецкие армяне имеют наибольшее моральное право на поддержку союзников – и, прежде всего, на русскую поддержку.

Долг России к армянам, к тому же – старый долг. Каждый раз, когда Россия вела войну с Турцией, турецкие армяне страдали. Они страдали за симпатии к России, за неискоренимую веру в то, что освобождение придет когда-нибудь из-за Арарата. Они страдали потому, что они – единокровные братья русских армян, наконец, за то, что они единоверцы, христиане. Турецкие власти так хотели бы вышибить этот клин, вбитый в мусульманское море, если не ассимиляцией, то изгнанием, если не изгнанием, то погромом и уничтожением.

Пусть же русское общество отнесется сердечно к судьбе несчастных армянских беглецов, потерявших и имущество, и здоровье, – и подчас рассудок – все, кроме жизни.

П. Милюков (руководитель кадетской фракции в IV Госдуме. – М. и Г.М.)».

«Письма с Кавказского фронта
Велики страдания, выпавшие на долю армянского населения. И его единственное утешение в эти тяжелые дни, что на его стороне право и справедливость, что ему протянул руку помощи братский русский народ. И, каковы бы ни были его судьбы в будущем, он смело может повторить слова, вложенные поэтом в уста другого народа:

Из милых мест
нас гонит страх,
Но говорим мы
нашим детям:
– Не бойтесь:
в русских городах
Мы все друзей
и братьев встретим.
Я. Л.».

Та же газета «Речь» (воскресенье, 8 марта 1915 г.,

№ 64) разместила «Воззвание», из которого приводим фрагмент:

«Тысячи армян – стариков, женщин и детей страдают от мести, грабежа и насилий старых исконных врагов своих – турок…

Мы не можем отказать ищущим нашей помощи братьям нашим, невинным жертвам жестокой войны.

Мы не должны допустить, чтобы женщины, дети и старики, сыны старого культурного христианского народа, погибли от голода и холода. Мы обязаны им помочь…

Пусть Великая Россия лишний раз докажет, что любвеобильно и нежно сердце ее, что всем народам, живущим в ее пределах несет она любовь и мир…»

Воззвание подписали: петроградский городской голова граф И.И. Толстой; члены Государственного Совета: И.С. Таганцев, А.В. Васильев, Н.С. Авдаков; члены Государственной Думы: И.Н. Ефремов, Е.П. Ковалевский, П.Н. Милюков, А.И. Шингарев, князь С.П. Мансыров; председатель Петроградской городской Думы С.В. Иванов; гласные Петроградской городской Думы: граф М.М. Петровский-Петрово-Соловово, А.И. Гучков, В.Д. Кузьмин-Караваев, С.М. Процпер, М.М. Федоров, П.С. Чистяков, академик Н.Я. Марр; профессора: М.И. Ростовцев, А.А. Лихачев; первый драгоман Российского посольства в Константинополе А.Н. Мандельштам; Л.И. Лутугин, С.М. Ростовцева.

Под «Воззванием» читаем:

«…Сборщики и сборщицы, состоящие преимущественно из учащихся высших учебных заведений, производят сбор в казенных, торгово-промышленных и банковских учреждениях, в трамваях, кинематографах и театрах, на вокзалах и т.д. Во многих учреждениях служащие сами производили сбор в пользу армянского населения».

Несмотря на плохую погоду, как сообщали столичные газеты, сбор пожертвований прошел успешно. Вся сумма сбора – 78 тысяч рублей, а также много белья и вещей, были отправлены в адрес Католикоса всех армян Геворга V.

* * *

Впереди маячил черный апрель 1915 года.

Марина и Гамлет Мирзояны.
Продолжение следует.

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 46 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты