№11 (241) июнь (16–30) 2014 г.

СМИ – действующий игрок в любом процессе

Просмотров: 1578

Интервью с главным редактором информационного агентства «Регнум» Вигеном Акопяном

– Виген, Вы возглавляете одно из крупнейших, известнейших информагентств России. Дважды (2005, 2006) сайт агентства был удостоен звания «Информационный сайт года» по версии?РОТОР, является обладателем «Премии Рунета-2006». Расскажите немного о его структуре, особенностях, развитии, связях с регионами.

– Regnum – прежде всего, сплоченная команда. В редакции работают люди разных профессий из разных стран, выбравшие на каком-то этапе своей жизни журналистику в качестве основной работы. Структура у агентства классическая: корреспондентская сеть развернута по пространству вещания, редакции распределены по крупным региональным центрам, руководство редакцией расположено в Москве.

Агентство распространяет новости из России и стран ближнего зарубежья, а также публикует собственные и авторские аналитические материалы о политической, экономической, социально-гуманитарной ситуации в России и в мире.

С регионами действует оперативная связь. Каждый знает свое дело. Задача в том, чтобы максимально оперативно передавать важные новости, следить за развитием событий, в целом всеобъемлюще и, главное, точно раскрывать проблематику своего региона.

– Сейчас информагентств, прямо скажем, немало, конкуренция большая. Как вам удается удерживаться среди лидеров на этом рынке информуслуг?

– Большая конкуренция в России сегодня сложилась в любом сегменте бизнеса. И слава Богу.

Для информационных агентств конкуренция имеет многоспектрный характер. Здесь нельзя все измерить чисто технически. Вообще рынок информации – это особая категория, имеющая отношение ко всем остальным видам рынков. Задача агентства состоит в том, чтобы демонстрировать жизнь в целом и ежедневное ее течение. Если читателям интересно и сподручно следить за политической или, например, спортивной жизнью страны и мира посредством вашего агентства, то он будет это делать вне зависимости от существования конкурирующих агентств.

Связь агентства с читателем весьма интенсивная. Это не газета, которую открываешь максимум раз в день. Здесь за конкретными событиями следят ежеминутно, а объяснения случившемуся получают в течение многих лет. Здесь же у читателя есть возможность следить в режиме реального времени за новостными лентами сразу нескольких агентств, не для того, чтобы выбрать одну, а чтобы получать больше информации и сравнивать ее.

Мы ориентируемся на развитие сюжетных линий, имеющих непосредственное отношение к жизни России – внутренней и внешней. Тематика настолько широкая и сложная, особенно в этот напряженный исторический период, что конкуренция между российскими агентствами только помогает развивающемуся рынку, а заодно укрепляет информационную безопасность страны.

– В 2008 году «Регнум» стал победителем Всероссийского конкурса средств массовой информации на лучшее освещение темы межэтнического взаимодействия народов России и их этнокультурного развития «СМИротворец-2008». То есть СМИ могут не только раздувать вражду, вести войну – но и быть миротворческими?

– Начнем с того, что СМИ всегда в гуще войны. Действуют целые медиакорпорации, заточенные на конкретную позицию или результат. СМИ – действующий игрок в любом процессе, если этот процесс попал на страницы СМИ. Совокупные СМИ – власть, правда, децентрализованная по полюсам реальной политической или экономической власти. Но значит ли это, что СМИ теряют свое гуманитарное предназначение? Вовсе нет. Не дать чему-то произойти втихаря – это важный момент. Люди должны знать, кто из-за чего умер, кто начал войну, а кто ее хочет избежать, кто тащит государственные финансы за рубеж, а кто на свои строит детские сады. Премию «СМИротворец-2008» считаю целиком заслуженной нашей командой, разбросанной практически во всех регионах, где, к сожалению, еще имеют место быть межэтнические трения.

– Нас, естественно, из всех регионов интересует в первую очередь Южный Кавказ. Что Вы думаете о политической обстановке в этом регионе на настоящий момент? Армения, Грузия, Азербайджан – три государства с разной политикой, разной экономикой, разными возможностями…

– Все три страны Закавказья пребывают в ситуации повышенного внутреннего и внешнего напряжения. Естественно, особую тревогу в регионе вызывает кризис на Украине.

Не надо забывать, что Украина – крупный торговый партнер для стран региона, а с ее черноморскими портами – важнейшая транзитная артерия для них.

Азербайджан явно встревожен. И не только из-за того, что Крым обрел за неделю то, к чему Карабах идет не одно десятилетие. Президент Ильхам Алиев балансирует влияние внешних сил на свою страну, и сейчас делать это эффективно становится все сложнее. На фоне событий вокруг Крыма эксперты обратили внимание на шаги азербайджанского руководства, направленные на укрепление отношений с Россией и Ираном. И, наоборот, на голову США сыплются обвинения в попытках устроить «цветную революцию» в Азербайджане. То есть геополитическая чаша весов для Баку качнулась в совершенно определенную сторону.

Серьезных экономических рисков для Азербайджана в связи с украинскими событиями пока нет. Это потому, что азербайджанское руководство никогда не спешило входить в проекты, предполагающие транзит газа по украинской территории, наподобие «Белого потока», предложенного в свое время Ю. Тимошенко, или перевалки нефти в обратном направлении по линии Одесса–Броды.

Грузия после крупного передела власти и на фоне происходящих драматических событий на Украине, образно говоря, затаилась. Курс на евроатлантическую интеграцию уже привел ее к войне. Сейчас к войне пришла Украина. Новое руководство Грузии старается в этой критической ситуации не делать резких и ультимативных заявлений, которые практиковал в ущерб своей стране Михаил Саакашвили. К примеру, риторика о курсе на членство в НАТО стала угасать. Как представляется, Грузия после постигших ее бед старается проводить осторожную и выверенную политику. Нельзя было не заметить, как новое правительство Грузии активно дезавуировало антироссийские речи Саакашвили на киевском Майдане и сегодня не оказывает киевской хунте той поддержки, которую бы оказывал Саакашвили.

С ослаблением Украины слабеет и блок ГУАМ – формально не действующий, но не потерявший той функции, которую возложили на эту группу стран США – функцию буфера, ограничителя действий России в зоне собственных интересов, а также функцию плацдарма для расширения зоны военного влияния НАТО. Грузинский транзит к азербайджанским энергоносителям – вот вектор интереса Запада в Закавказье.

Армения, блокированная Азербайджаном и Турцией, тем не менее, остается востребованным игроком в регионе. Армяно-грузинские отношения строятся на основе учета взаимных интересов, а с Ираном и Россией Ереван развивает партнерские и союзнические отношения. Важным вызовом для Армении является вступление в Таможенный союз с Россией, Казахстаном и Белоруссией. Это шаг, определяющий вектор политического и экономического развития Армении.

Делать какие-либо прогнозы по ситуации в Закавказье – неблагодарное дело. Политический кризис в Абхазии, перманентное напряжение в зоне карабахского конфликта, внутриполитическая ситуация в Турции, России и Иране, проблемы власти в Грузии, Азербайджане и Армении – это неполный перечень факторов, имеющих непосредственное влияние на процессы в регионе. Я уже не говорю о глобальных изменениях, не оставляющих места для оптимизма.

– И эти государства каждое по-своему выстраивают отношения с Западом, Востоком, Россией. Каковы, по-Вашему, приоритеты Армении – сейчас, в перспективе? Таможенный союз для Армении уже реальность, но стоит ли Армении окончательно выбрать Россию – или «Запад нам тоже поможет»?

– Армения выбрала то, что должна была выбрать. Президент Серж Саргсян, в отличие от своего украинского коллеги Виктора Януковича, ушел от ультимативной постановки внешнеполитического выбора – Россия или Запад. У меня такое ощущение, что руководство Армении в ответ на такую постановку пошло довольно оригинальным путем – вывело из общего внешнеполитического позиционирования страны сферу внешней экономики. Очевидно, армянская экономика тесно интегрирована с российской. Особенно это касается сферы энергетики. Миграционный потенциал Армении сконцентрирован в основном на российском рынке. Россия является крупнейшим инвестором в важные сегменты армянской экономики. Выбор в пользу Таможенного союза для Армении был предопределен. Впрочем, как и для Украины. Кто каким путем пошел и что из этого получилось, сегодня можно наблюдать воочию.

Что касается того, поможет ли Запад? Никто от искренней помощи не отказывается. Я уверен, и Армения готова принять помощь цивилизованного мира для решения проблем трансформационного периода, в котором все еще пребывают практически все страны постсоветского пространства, включая и прибалтийские республики. Но помощь Запада, как показывает практика, чревата сюрпризами. Запад воздерживается от прямых инвестиций в экономику таких стран, как Армения. Основное внимание уделяется работе с общественностью, так называемые демократические реформы.

Можно сказать, что Армения – редкий случай, когда воздействие этих реформ пока не привело к развалу государственного строя и потере суверенитета. Поскольку не может внешняя сила развивать и направлять общество в нужном для твоей страны русле. Внешняя сила будет вести общество твоей страны в том русле, в котором выгодно ей самой – внешней силе. Из сказанного можно сделать вывод, что искренняя помощь Запада будет принята Арменией в любом случае, вне зависимости от характера отношений с Москвой. Но будет ли эта помощь искренней, предстоит разбираться Армении и ее лидерам.

Им же предстоит разбираться с трудностями, возникающими на пути вступления в Таможенный союз. Очевидно, Армения не намерена сворачивать с избранного пути, но и безопасностью Нагорного Карабаха, а значит, собственной безопасностью поступиться не может. Армения вступит в Таможенный союз без Карабаха, но это абсолютно ничего не изменит для Азербайджана. Проблема для Азербайджана заключается в факте полной независимости Нагорного Карабаха от себя, а не в зависимости Армении от Нагорного Карабаха. Я не сомневаюсь, что озабоченность Казахстана и Белоруссии по поводу таможенной границы Армении, выраженная президентом Нурсултаном Назарбаевым, будет вскоре рассеяна. Членство в Таможенном союзе не может помешать Армении развивать торговые отношения с Нагорным Карабахом. Наоборот, потенциал и возможности Еревана в этом направлении будут расти, даже если и косвенно.

– События на Украине – а их сейчас невозможно обойти – каков их масштаб, на Ваш взгляд? Действительно ли это – в частности, присоединение Россией Крыма – события мирового масштаба, после которых, как сейчас говорят, мир стал другим – или это несколько преувеличено?

– После возвращения Крыма в состав России мир действительно стал другим, ведь стал другим Черноморский регион. Это как расставленные аккуратно в ряд фишки домино – падение первой вызывает цепную реакцию. Мы видим войну на Ближнем Востоке, видим расширение военного базирования США в Восточной Европе, видим вызванные украинским кризисом интенсивные политические процессы в Польше, Венгрии, Румынии и Литве. Мы видим, как особая позиция Германии и некоторых других членов ЕС сегодня удерживает Евросоюз от пагубной экономической войны с Россией, навязываемой США.

Мир стал другим и с точки зрения глобальной экономики. Что будет с проектом строительства крупного китайского порта в Крыму, каким маршрутом пройдет в итоге «Южный поток», как пойдут проекты по добыче углеводородов на черноморском шельфе, как сложатся в связи с этим российско-турецкие отношения – экономические «круги» от крымского «камушка» уже идут. Мир, безусловно, для России, как и для Армении, изменился. Кстати, МВФ уже констатировал, что кризис на Украине лишает правительство Армении возможности добиться намеченного 5-процентного уровня экономического роста.

– Каков Ваш прогноз по Украине? Что спасет ее – федерализация, централизация? Или?..

– Украину при таком сценарии, который проводит киевская хунта, ничего не спасет. Собственно, у хунты и нет такой задачи – спасти Украину. В Киеве некоторые открыто говорят о том, что проводится операция по отторжению энергоемкого Донбасса, принуждению России к все новым и новым расходам по стабилизации буферных территорий. То, что делают Турчинов и Яценюк, то, что делают неконтролируемые первыми Парубий и Ярош, то, что делают контролируемые США Наливайченко и Аваков – это провокация серьезного кризиса в зоне жизненных интересов России путем предательства интересов собственно Украины.

Готовность Киева к федерализации Украины – минимальная, уже практически упущена возможность создать предпосылки для прекращения огня и политического диалога. При этом в диалоге должны участвовать все регионы Украины, Россия и ЕС как единый внешнеполитический организм. США должны быть немедленно отстранены от какой-либо возможности влиять на решения нелегитимного Киева.

Надо сказать еще, что власть на Украине в последнее десятилетие занималась торговлей геополитическим расположением своей страны на Евразийском континенте. Украинские чиновники создавали и продавали проблемы, от которых страдали и Россия, и ЕС. Главным же разжигателем этих проблем были и остаются США, действующие через Польшу и Литву – своих сателлитов в ЕС.

Сейчас ситуация оказалась упущена. Региональные олигархи при организационной и медийной поддержке США уничтожили центр власти в собственной стране, коим являлась коррумпированная до мозга костей семья Януковича. Сейчас идет новый передел сфер влияния в регионах. Это долгая война, в которую будут всячески пытаться втянуть и Россию.

– Здесь опять коснусь темы информационной войны, так как именно украинские события наиболее ярко ее демонстрируют. Возможна ли объективная подача информации вообще?

– Информация крупных СМИ объективна в любом случае. Другое дело, какие акценты и нюансы она содержит. Одни объективно видят в украинских событиях сходство с тем, что уже видели в Ливии, Сирии, Киргизии, Грузии и там же, на Украине, другие – упорно, но тоже объективно, уверяют, что украинское общество настолько демократично, что может решать государственные задачи на моей любимой площади в самом конце Крещатика. Ну, путь решает! Какие решения предлагает Майдан? Карательные операции против двух десятков миллионов своих соотечественников? Если линия конкретного СМИ приводит нас к этому выходу, то можно делать вывод об объективности данного СМИ.

– В последнее время, это мы все заметили, стала более жесткой и позиция государства по отношению к СМИ. Эта новая политика как-то отразилась на вашем информагентстве? Насколько, на Ваш взгляд, она оправданна?

– Политика государства стала не жесткой, а скорее, внимательной. Учитывая то, в каких условиях приходится работать СМИ и какие темы освещать в оперативном режиме, считаю повышенное внимание государства оправданным, работающим на повышение нашей собственной дисциплины в вопросах соблюдения требований закона.

– Не так давно неожиданный резонанс получило интервью нашей газете посла России в Армении Ивана Волынкина, в частности, его ответ на вопрос о НПО. Руководители НПО выступили с обращением, в котором призывают уволить посла… Как Вы думаете, посол имел право высказать свое мнение?

– Я уже выше говорил о влиянии зарубежных НПО на общество любой страны. В России, как мы знаем, государство предприняло ряд шагов по нейтрализации этого влияния. В Армении ситуация другая. Посол РФ в Армении, безусловно, имеет право высказывать свою точку зрения по любой актуальной проблеме, и по этой в том числе. Но вряд ли он может давать советы руководству страны своего пребывания по ее внутренним делам.

С другой стороны, показательно, какой шквал критики обрушился на голову российского дипломата. Медиаинфраструктура, построенная на западные гранты, дала залп из всех пушек. Ее поддержали и некоторые местные ресурсы. Кстати сказать, у меня складывается впечатление, что немногословность российских послов в таких странах, как Армения, объясняется как раз наличием такой прозападной информационной дубины, которая опускается методично, в каждом случае выискивая претензии и повод для критики. А вот смелые заявления американских дипломатов подаются этой когортой СМИ дословно, как говорится, без редакторской правки.

Но что советовали российскому послу – мол, а чего же вы сидите без дела, разверните свои НПО, конкурируйте с Западом. То есть с точки зрения национальных интересов – это маразм, но для многих выпускников армянских вузов – реальная работа.

Конечно, России необходимо работать с армянским и любым другим обществом важной для себя страны, а не призывать эти общества не работать с другими странами. Что касается Армении, то ей важно не допустить ситуации, при которой НПО, финансируемое Россией или США, оказалось в состоянии сыграть роль агента внешнего влияния и в интересах этого влияния.

– Что такое, по-Вашему, свобода слова? Должна ли она ограничиваться?

– Полной свободы не бывает ни в чем. Самый главный ограничитель для журналиста – это его собственная совесть и жизненные приоритеты. Нашу работу оценивает не только государство, но и общество, поэтому СМИ находятся между народом и властью. Без свободы мы полностью растворимся с властью, с полной свободой – станем социальной сетью. Поэтому многим СМИ приходится балансировать, как любому независимому организму.

– А что такое свобода вообще? Вы – свободный человек?

– Я абсолютно несвободен. У меня семья, трое детей, интенсивная и нервная работа. Необходимо выдержать ритм – идти вперед, не поспешая. Главное сегодня, не оставлять за собой вопросов, ответы на которые придется давать другим. Что такое полная свобода – я не могу сказать. Наверное, это безумие или смерть.

Беседу вел Григорий Анисонян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 13 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Удачное интервью получилось. Виген Акопян оказался интересным собеседником, способным давать пусть и не бесспорные, но нестандартные и заставляющие задуматься ответы. Особенно понравился ответ на последний вопрос. Очень свежо прозвучало после бесчисленных спекуляций понятием «свобода», которые мы слышим уже много лет.
  2. Информационная война-это метод современного противостояния,и в эту войну нужно вкладывать все ресурсы,которые имеются у армян мира.Только так можно доказать свою правду.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты