№12 (242) июль (1–15) 2014 г.

Бруно Бруни: Не зная языка, мы многое чувствуем сердцем

Просмотров: 2191

Выставка работ итальянского художника и скульптора Бруно Бруни, которая прошла под патронатом президента Республики Армения и посольства Италии в Армении, произвела фурор в Ереване. В одном из самых больших залов Национальной галереи – зале фресок – было представлено около ста работ мастера, охватывающих почти все этапы его творчества.

Мимикрируя под старых мастеров эпохи Ренессанса, Бруно Бруни создает современное захватывающее зрелище: это и его знаменитые бронзовые статуэтки, отлитые методом «растаявшего воска», и скульптуры грузных мужских пальто, обнимающих обнаженные женские тела, и картины, изображающие разобранные постели с примятыми простынями и шелковым антуражем…

Сам маэстро при открытии выставки чувствовал себя весьма уверенно и несколько даже эпатажно. Он был вдохновлен – на фоне средневековых армянских фресок, так напомнивших ему итальянские, разыгрывалась созданная им мистерия «страсти» и «чувств». Столь контрастный и неожиданный подход еще ярче выказывал пиетет итальянского художника и скульптора перед наследием прошлого.

Выпускник Гамбургской академии изящных искусств, Бруно Бруни первоначальное художественное образование получил в Институте искусства в Пезаро, затем в Милане. Обладатель ряда престижных наград, Бруни в 2002 году был удостоен титула «Кавалер Итальянской Республики». Его работы выставлялись во многих городах мира, а живопись, скульптура, графика и изделия из фарфора, созданные Бруно Бруни, хранятся в целом ряде европейских музеев современного искусства, а также во многих частных коллекциях.

– Маэстро, несмотря на то, что в Армении Вы впервые, складывается ощущение, что Вас здесь все знают, да и Вы, похоже, себя чувствуете как дома...

– Так оно и есть. Я не мистик, но знаю, что будущее до того, как войти в реальность, оставляет свой след, знак, свою краску... Вот и я сразу же ощутил, что в Армении я когда-то уже был: видел это небо, горы, пил эту изумительную воду... У меня такое чувство, что я знаю армян – они внешне очень похожи на итальянцев, похожи и своим менталитетом. Может, именно поэтому и в нашем искусстве, особенно древнем, так много общего? И потом, мы же исповедуем одну веру – христианство, а это уже признак духовного родства. Не зная языка, мы многое чувствуем сердцем.

– Насколько мне известно, Вы начали выставлять свои работы задолго до того, как получили художественное образование. Что же «спровоцировало» Вас на творчество?

– Я много что испробовал в жизни – был даже посудомойщиком в лондонских ресторанах... Но при этом я помнил, что никогда нельзя отказываться от своей мечты. А еще я постоянно сам себе твердил: хочешь быть, как все – будешь никем. Помогло.

Во мне всегда жил художник – через искусство я постигал мир. Моя родина – Италия, но я большую часть жизни провожу в Гамбурге, где в литейных цехах все еще по стариной традиции продолжают отливать скульптуры методом плавления воска. Этой технике много веков, и она до сих пор выполняется вручную. Это очень важный фактор, потому что скульптуру надо чувствовать – от нее должно исходить тепло, подлинная эмоциональность. Не случайно девяностолетний уже ослепший Микеланджело ездил в Ватикан ощупывать статуи…

– «Кушетка Фрейда», «Кушетка психоаналитика» и остальные Ваши работы, названные в таком же духе – это что, преклонение перед отцом психоанализа или ирония на тему?

– Скорее, это импровизация на тему жизни или любви, как хотите. Это мейнстрим, порыв. Это когда жизнь измеряется не числом вдохов-выдохов, а моментами, когда захватывает дух. И главное действующее лицо в нем – женщина. А Бог создал женщину такой, какой мог создать ее только мужчина. И еще точнее – мужчина-скульптор.

– Почти все Ваши бронзовые «венеры-афродиты» выглядят на одно лицо, а порой женскую фигуру венчает голова лебедя или благоуханный цветок. Таким, должно быть, Вам видится романтический образ женщины?

– Я признаю только земную страсть – она делает женщин красивыми. И еще: есть определенный возраст, когда женщина должна быть красивой, чтобы быть любимой, а затем приходит время, когда она должна быть любимой, чтобы быть красивой. Это истинная философия, и очень жизненная. Вообще же, у настоящей женщины должно быть три возраста: молодость, вторая молодость и вечная молодость. Кстати, что касается армянских женщин, и особенно молодых, я заметил в них неуловимую застенчивость, что придает их облику несравненный шарм.

– Однако помимо женских фигур героями Ваших работ становятся и безликие (в буквальном смысле слова) персонажи. С кем Вы их идентифицируете?

– С мафией, которая всегда есть и будет в любой стране. Просто в Италии ее больше всего. Но в отличие от общепринятого мнения, мой босс мафии – этакий «крестный отец» сегодняшнего времени – он сам не убивает и не заставляет никого убивать. Он ценит и любит женщин и, сдавшись им в плен, чувствует себя победителем… И что главное – в моих работах нет ни грамма политики – это скучная для меня тема. В сущности, идеальное состояние общества – это когда тебе нет дела до власти. Мне думается, эти мои скульптурные композиции могут стать основанием для сценарных сюжетов, они сами повествуют свою историю.

– И в Германии, и в Италии нынче много армянских художников. Знакомы ли Вы с кем-нибудь из них?

– У меня есть знакомые приятели-армяне, но они далеки от искусства. Но совсем недавно в итальянском городе Пезаро прошла выставка работ пяти армянских художников. Я даже помню, как она называлась – «Где найти рай?». Очень интересные и необычные были работы. Я видел, с каким удовольствием собравшаяся публика рассматривала каждую из картин. Это действительно было откровением для итальянцев. Но еще большим откровением для меня оказалась сама Армения, ее культура. Я совершенно уверен, что многим странам Европы еще далеко до необыкновенно интересной и своеобразной культуры вашей страны – не вы должны стучаться в двери Европы, а она должна достучаться до вас.

В Армении я познакомился со многими интересными людьми, был необыкновенно благодарен и счастлив приемом. Про меня даже фильм сняли!

– И все же, несмотря на чувственность и яркость, в Ваших работах я «слышу» одиночество, ожидание, расставание – и все это передано через линии рук, плеч, спины…

– Вы не замечали, что плачущий и смеющийся человек со спины выглядят одинаково?..

Кари Амирханян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 36 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты