№14 (244) август 2014 г.

Есть ли у Москвы новый план карабахского урегулирования?

Просмотров: 5585

Кремль не станет защищать ни одну из сторон конфликта, надеясь расширить и укрепить свое влияние в Закавказье иными методами.

Председатель комитета по международным делам Государственной Думы РФ Алексей Пушков, будучи в Баку на сессии Парламентской ассамблеи ОБСЕ, сделал в ходе своей встречи с местными журналистами примечательное заявление.

Пушков заявил, что карабахский конфликт очень сложен, это один из самых сложнейших конфликтов на постсоветском пространстве. Поэтому простого решения нет. «Россия, со своей стороны, может только призывать стороны найти взаимоприемлемое решение. Поймите, Армения – наш союзник, а Азербайджан – наш друг и сосед, поэтому Россия не может поддерживать ни одну из сторон в этом конфликте», хотя и сделает все от себя зависящее для его разрешения и нахождения решения, которое удовлетворило бы обе стороны».

Эксперты склонны считать, что эти слова – не просто очередное по-дипломатически обтекаемое заявление, подобные которому регулярно озвучиваются в течение всей долгой и пока безуспешной истории карабахского урегулирования. Речь о другом. Вполне вероятно, что Москва вынашивает (либо уже выработала) некий новый миротворческий план, который предложит сторонам противостояния. В этом случае, разумеется, говорить о смещении акцентов в пользу Еревана либо Баку не приходится.

О том, что подобный план, скорее всего, существует, заявил и посол Франции в Баку Паскаль Монье. Также следует признать, что ситуация для активизации российского посредничества складывается благоприятно. В первую очередь это связано с тем очевидным ренессансом, который в последнее время переживают отношения Москвы и Баку. Несколько видных российских государственных мужей, включая председателя Госдумы Сергея Нарышкина и вице-премьера Дмитрия Рогозина, нанесли на Апшерон весьма плодотворные визиты. Намечены планы развития двусторонних торгово-экономических отношений. Бурно возрастает экспорт российских вооружений в Азербайджан. А самое главное – Москва открыто дает понять, что хотела бы вовлечь Азербайджан в Евразийский экономический союз (ЕАЭС).

До недавнего времени было принято считать, что Армения отнюдь не в восторге от такого поворота событий. Ведь, обойдя Азербайджан в интеграционном постсоветском тренде, заявив о своем стремлении присоединиться ко всем евразийским проектам, армянская сторона сумела укрепить свои позиции в первую очередь в вопросах обеспечения безопасности и в процессе карабахского урегулирования. Однако теперь выясняется, что Ереван смотрит на вещи с совершенно иной точки зрения. Так, руководитель армянской делегации на прошедшей в Баку сессии Парламентской ассамблеи ОБСЕ, опытный политик, депутат от правящей Республиканской партии Армении (РПА) Арташес Гегамян дал интервью ряду азербайджанских изданий, высказав мысли, которые едва ли не шокировали армянскую общественность и явно ввели в замешательство местное экспертное сообщество.

Главные мысли Гегамяна (совершенно ясно, что он лишь транслирует подходы армянского руководства) следующие: Азербайджан, Армения и Нагорный Карабах будут жить в мире и согласии, для чего надо создать такую ситуацию, при которой переплетутся общие и в первую очередь экономические интересы; региону нужно мирное сосуществование, экономическое развитие, для чего необходимо повторное зарождение дружеских отношений между двумя народами-соседями, чтобы азербайджанцы чувствовали себя в Ереване, как дома, а армяне ощущали себя комфортно в Баку. Ведь «мы обречены жить вместе, а умные соседи вместе торгуют, проводят праздники», но отнюдь не стреляют друг в друга. Апофеозом стало заявление о том, что Армения «очень хочет» вступления Азербайджана в ЕАЭС, поскольку это помогло бы разрешению всех проблем.

«Кто сегодня вспоминает – кому принадлежит Эльзас? Уже не имеет никакого значения, Эльзас французский или германский. Это – столица объединенной Европы. И вообще нет такого понятия, как границы», – заявил Арташес Гегамян.

Очень симптоматично, что на этом фоне явственно забуксовал процесс присоединения Армении к Таможенному союзу и ЕАЭС. Вступление Еревана в эти объединения планировалось в июне–июле нынешнего года, а теперь говорить о точных временных рамках не приходится. Как заявил в этой связи премьер-министр Овик Абрамян, он затрудняется сказать, в чем причины задержки – ведь Ереван полностью выполнил все свои обязательства для вступления в ЕАЭС. Поэтому премьер «надеется», что вступление в ЕАЭС «произойдет в нынешнем году». Не исключено, конечно, что на повестку дня встали новые, доселе непроработанные (что само по себе странно) вопросы, связанные с проблемами технического порядка. Впрочем, по словам руководителя парламентской фракции РПА Ваграма Багдасаряна, таковые уже урегулированы. Однако, оговорился Багдасарян, «Армения при вступлении в ЕАЭС не примет никаких предварительных условий». Также, по его словам, летом, по всей вероятности, состоится встреча президентов Сержа Саргсяна и Владимира Путина, в ходе которой «будет обсуждено членство страны в союзе». И уже одно это само по себе означает, что проблемы носят не технический, а политический характер, поскольку понятно, что главы государств технические проблемы не обсуждают. Как несколько эмоционально заметил в этой связи ереванский эксперт Манвел Саркисян, «никто не возьмет Армению в ЕАЭС, если там не будет Азербайджана».

Наблюдатели отмечают, что Москва, насколько можно судить, на фоне происходящих на Украине и Ближнем Востоке разрушительных событий, пытается реализовать новый геополитический подход к Закавказью, полностью его «переформатировав». Суть этих планов основана на том, что регион, невзирая на все объективные культурные, ментальные и все иные различия между населяющими Южный Кавказ народами, является единым экономическим организмом. Поэтому решение региональных проблем должно опираться на восстановление хозяйственных связей, что, в свою очередь, восстановит и единое геополитическое пространство – разумеется, прочно встроенное в зону жизненных интересов и влияния России. И явно просчитываемое намерение синхронизировать вступление в ЕАЭС Армении и Азербайджана связано, как нам представляется, именно с планами такого рода.

В этой связи наблюдатели уже отметили, что в середине 90-х гг., почти сразу после завершения войны в Карабахе, международные посредники в лице недавно образованной Минской группы ОБСЕ предложили миротворческий план, суть которого заключалась в том, что начать решение сложной проблемы следует с восстановления экономического сотрудничества между противостоящими сторонами, открытия границ, возобновления деятельности транспортно-энергетических инфраструктур и т.п., а политическое решение оставить на будущее. Этот план назывался «поэтапным» и был всецело поддержан тогдашним армянским руководством в лице первого президента Левона Тер-Петросяна. Однако у него нашлось много противников, оппозиция настаивала на «пакетном» решении, в рамках которого экономические и политические шаги должны были следовать не друг за другом, а параллельно. Как известно, провести в жизнь предложения посредников тогда не удалось. Сегодня, как видим, армянская сторона, поддерживая (и даже приветствуя) возможное присоединение Азербайджана к ЕАЭС, по сути, стремится вернуться к планам урегулирования именно такого, «поэтапного» характера. Ведь если противоборствующие стороны станут членами одного и того же интеграционного объединения, это будет означать, что вопрос Нагорного Карабаха перестанет быть сугубо двусторонней проблемой, в ходе его разрешения немалую роль должен будет играть ЕАЭС, и в первую очередь Россия. Москва станет делать упор на восстановление экономического сотрудничества, что само по себе минимизирует риск новой войны, но педалировать политическое решение не станет. Если возникнет общий региональный рынок (а это предполагает также включение в него Грузии), то новая ситуация и продиктует новые, отвечающие обстановке решения – в полном соответствии с подходами, озвученными в Баку Арташесом Гегамяном.

В этой связи очень симптоматичным представляется тот факт, что буквально на днях вице-спикер парламента Абхазии Вагаршак Косян и группа видных членов законодательного органа этой молодой республики предложили «начать широкое общественное обсуждение» вопроса о возможности возобновления железнодорожного сообщения через Абхазию. Ими принято обращение, в котором, в частности, сказано: «На территории Южного Кавказа с нарастающей динамикой продолжают развиваться процессы евразийской интеграции. В мае о своей готовности в кратчайшие сроки вступить в Таможенный союз объявила Армения. Мы убеждены, что этот шаг принесет существенные выгоды всем государствам – участникам Таможенного союза. Мы также горячо приветствуем решение Армении, поскольку укрепление «закавказского вектора» евразийской интеграции повышает шансы Абхазии на вступление в эти интеграционные структуры в качестве суверенного государства. Полагаем, что уже сейчас Абхазия может способствовать процессам экономической интеграции на Кавказе и в Закавказье и сама стать активной участницей этих процессов. Для этого мы призываем вернуться к обсуждению вопроса открытия абхазско-грузинского участка бывшей Закавказской железной дороги. Являясь наиболее коротким и дешевым, этот участок позволил бы армянским экспортным товарам следовать в Россию по оптимальному пути, а Россия, в свою очередь, получила бы устойчивый транспортный коридор с государствами Кавказа и Ближнего и Среднего Востока. Возможности, которые предоставляет решение этого вопроса Абхазии, весьма существенны. С точки зрения внешней политики, участие Абхазии, как равноправной стороны в переговорах по данному вопросу, будет способствовать расширению международного признания республики. С экономической точки зрения наш бюджет получит значимую дополнительную статью доходов. Так, по имеющимся оценкам, при загрузке железной дороги в 10 миллионов тонн наша страна, как транзитное государство, сможет зарабатывать до 6 миллиардов рублей ежегодно. При этом само участие Абхазии в транскавказском транспортном коридоре будет способствовать дальнейшему вовлечению Абхазии в евразийские интеграционные процессы». Следует напомнить, что еще в прошлом году о необходимости обсудить возможность восстановления работы абхазской железной дороги, не функционирующей с 1992 года, говорилось и со стороны официального Тбилиси. Однако жесткая обструкция Азербайджана, не желающего ослаблять блокаду Армении, помешала тогда актуализации этого вопроса. Также к возможному открытию дороги в целом отрицательно относилось и прежнее сухумское руководство. Сегодня ситуация в Абхазии изменилась – можно не сомневаться, что при доброжелательном отношении Москвы. Потому что, помимо прочих факторов, именно абхазская железная дорога способна стать важным звеном в ходе восстановления и укрепления экономического единства региона.

Что касается военно-стратегического аспекта проблемы, то одним из возможных подходов может быть план, обнародованный известным российским публицистом, политологом, бывшим начальником одного из управлений администрации президента России Модестом Колеровым. По мнению Колерова, такие «лозунги», как «мир за статус», «мир за земли», «отложенный статус», «оккупированные территории», «зона безопасности», «самая высокая форма автономии», «два армянских государства» против «одной нации – двух государств (Турции и Азербайджана)», давно уже превратились в «самодостаточные символы веры» и не помогают выразить образ будущего компромисса. Компромисс возможен, если Минская группа ОБСЕ, достигнув реального консенсуса, закончит свою работу, передав проект урегулирования в ООН, с учетом того, что США и Россия демонстрируют ныне редкое взаимопонимание именно по вопросу Нагорного Карабаха. ООН утверждает проект посредников. Суть его в том, что НКР на 99 лет объявляется подопечной/подмандатной территорией ООН, признается независимой и отделяется от Азербайджана в своих современных территориальных пределах. Одновременно НКР признается независимой от Армении, Степанакерт и Ереван обязуются никогда не ставить вопрос об объединении двух государств. США и Россия назначаются ООН странами-опекунами НКР. Азербайджан, Армения и Иран дают гарантии военно-политической безопасности НКР и обеспечивают на ее территорию беспрепятственные коммуникационные коридоры. США и Россия (с учетом позиции Тегерана) определяют состав и финансируют действия миротворческих сил, располагаемых на границе между НКР и Азербайджаном. Имея в виду перспективу возвращения азербайджанских беженцев в НКР, власти НКР определяют территории вселения беженцев, исходя из принципов их компактного, раздельного и безопасного расселения в рамках специально созданных 1-2 кантонов под юрисдикцией НКР. В конституциях Азербайджана и НКР закрепляется их отказ от взаимных территориальных претензий.

Нельзя сказать, что этот план совершенно кардинально отличается от всех предыдущих предложений миротворцев. Однако важно отметить, что в нем содержится прямое указание на фиксацию независимого (но при этом – подмандатного) статуса Арцаха. А это означает, что в свете новых подходов Москвы к умиротворению региона на фундаменте экономической интеграции в рамках ЕАЭС подобного рода предложения получают «второе дыхание». Не случайно же сказал Арташес Гегамян, что принадлежность Эльзаса в наше время уже «не имеет никакого значения». Как, впрочем, и границы.

Армен Ханбабян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 30 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Новый план,это встреча в Сочи трех президентов.Будет ли мир после встречи?Ведь на границе погибают молодые ребята с обеих сторон,но это не родственники Алиева и Саргсяна.Правда.ответственность за гибель солдат на 99% несет Алиев,но у него пока много нефти и все ослепли.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты