№14 (244) август 2014 г.

Вратарь Отечества

Просмотров: 2729

Есть у меня приятель в Москве. Карабахский армянин – Армен Борисович Арутюнян. Сразу после окончания боевых действий он уехал из Cтепанакерта. Но не так чтоб насовсем. При первом же разрыве снаряда готов был вернуться. А пока на позициях царило перемирие, ему предложили другой фронт – идеологический.

В один из приездов домой, на побывку, Армен шел по улице. Вдруг лоб в лоб столкнулся со старым знакомым, который исчез из города, как только начались бомбежки.

«Ара, москвич!?» – закричал тот, вскинул руки и побежал обниматься. Злость охватила Армена. В ответ на реплику он с ходу врезал лицемеру по лицу...

О прошлом он вспоминает трогательно. Рассказывает, как после открытия лачинского коридора из Армении проложили ЛЭП, и в Степанакерте снова появилось электричество, а его ребенок по привычке дул на лампочку и наивно изумлялся, почему свет не то что не гаснет, даже не дребезжит…

Юмор помогает ему хранить не только грустные воспоминания. На ранней стадии конфликта, когда воевали с охотничьими ружьями, как-то в город пришло известие: на окраине – перестрелка. Мужчины с оружием побежали в ту сторону. Бегут, а одна из прохожих спрашивает, что случилось. Армен прокричал, что турки нападают. А та с неподдельным любопытством переспросила: «Как, Турция напала на Советы?».

А еще он с теплотой вспоминает, как даже жестокая война и тяжелый быт не смогли в них подавить уважительное отношение к женщинам. Бывало, что с противником велись переговоры в радиоэфире. Обсуждали условия обмена телами и т.д. Но было еще и такое – ругаться по рации. Решили однажды сослуживцы Армена крепко выругать противника и довольными пойти на ужин – в душе накопилось. Долго-долго никто не отзывался. И вот когда наконец враг подал признак присутствия в эфире, в комнату вошли две девушки из медсанчасти. Сконфузившийся связист только и смог произнести: «Тофик? А-де, подлец, э!..»

Бывает, что эпизодический случай в жизни дает повод для длительных размышлений: вроде мелочь, а с глубоким смыслом. Так и Армен до сих пор вспоминает слова советского офицера, помогшего им однажды (еще в бытность СССР) подавить неприятельские огневые точки. Офицер шел на БМП и попросил Армена с товарищами выдвинуться вперед, чтобы обезопасить движение техники от внезапных обстрелов из скрытых мест. После операции офицер признался, что когда ему приходилось участвовать в подобных делах с противоположной стороны, то сопровождающие их омоновцы отказывались идти вперед. Больше того – прикрывались его броней…

«Так и перли мы вперед всю войну. Не железо побеждает, а железо в руках человека, человек с ружьем, – рассуждает Армен. – Не в бомбах счастье и даже не в их количестве. Люди разных профессий приходили в армию, и все мы становились солдатами». В семидесятые Армен стоял в воротах степанакертского «Карабаха». Приехал к ним тогда в гости легендарный ереванский «Арарат». Карабахская команда играла на любительском уровне, но все шло к тому, что ее вот-вот должны включить во вторую союзную лигу. На городском стадионе команды разминались перед началом товарищеского матча. Это было историческим событием для местного стадиона, который построил отец Армена. Сам он матч начинал в запасе и должен был выйти во втором тайме. Болельщиков переполнял восторг. «Один из них выбежал на поле, снял с пальца огромный перстень, схватил за руку Эдуарда Маркарова и надел его на мизинец футболиста, – вспоминает Армен. – Маркаров неспеша подошел к бровке, снял перстень и невозмутимо положил его на беговую дорожку». Игра должна была закончиться по закону жанра товарищеских игр – вничью. Когда Армен встал в ворота, счет был равный, но под конец матча случился забавный момент. После дальнего удара он отбил мяч прямо в голову Сергея Бондаренко, после чего тот закатился в ворота…

В семидесятые Армен стоял в воротах степанакертского «Карабаха», а в восьмидесятые уже с оружием защищал ворота в Карабах. На своем веку ему пришлось отстаивать спортивную честь края, спасать соотечественников от физического истребления, а теперь – добиваться признания Карабаха. Рассуждаем о Крыме. Говорю, что, когда пройдет эйфория, местному населению придется несладко. Ведь с Россией сухопутной границы нет. Армен возражает. Не это главное. Напоминает, что, когда весь Степанакерт собирался на митинги, ораторы предупреждали, что в ответ на наши требования, вероятней всего, отключат свет, воду, газ. Но никто о «желудке» не думал. Это и стало залогом победы. Армен приводит пример из армейского прошлого, когда служил срочную. Рассказывает, что в части было много армян, призванных из разных городов и республик. Не ладили между собой. Но когда возникали конфликты с другими, все внутренние обиды забывались. Армяне сплачивались в один кулак.

«Так всегда было и будет, поверь, – говорит Армен. – Если снова начнется война, то после разрыва первой же бомбы Армения признает Карабах».

…Когда он за столом, то непременно звучит тост за тех, кто сейчас на боевом посту. Именно парни в окопах, по его глубокому убеждению, больше чем кто-либо пока гарантируют нам твердую надежду на мир.

Дмитрий Писаренко

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 26 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Хорошая статья.Автор через футбол показал какое лицо у патриотизма.Интересно,что скажут азеры после прочтения этой статьи,конечно грамотные и нормальные,если остались.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты