№14 (244) август 2014 г.

Из духовного наследия армянского народа

Просмотров: 1736

В органном зале Государственной консерватории Узбекистана впервые состоялся концерт из произведений армянского вокально-хорового искусства. В программе в исполнении камерного хора прозвучали сочинения классиков жанра Комитаса, Макара Екмаляна и Александра Арутюняна, а также современных авторов Даниэля Еражишта и Артура Бобикяна.

«Концерту предшествовала кропотливая, но увлекательная работа. Каждый из вокалистов – представителей разных культурных предпочтений (по национальной принадлежности в основном узбеки и русские) сумел проникнуться особым лиризмом материала из духовного наследия армянского народа», – говорит хормейстер и художественный руководитель Лусине Айрунц. Солист хора Шавкат Джумаев дополняет сказанное: «Покоряет полифония и музыкальная выразительность старинных армянских песен. Они словно просветляют душу». Каждое из произведений – от первых «Сурб» и «Амен Хайр Сурб» Екмаляна и до блестящих «восклицательных» «Гарун» и «Крунк» Комитаса – находило отклик в душе слушателя, завороженного голосами солистки Рузанны Акупджановой и хора на потрясающем празднике высокого вокального стиля.

В предисловии музыковед, дипломант IV международного конкурса-фестиваля «Возрождение» в Гюмри Кристина Бабасян совершила краткий экскурс в долгую и насыщенную историю армянской музыкальной культуры, истоки которой восходят к глубокой древности. Слушатели узнали о древних крестьянских песнях «оровелах», к IV-III вв. до н.э. преобразовавшихся в самобытную одноголосную гусанскую песню; о духовных гимновых песнопениях? «шараканах», появившихся в V-VI вв., и о другом направлении монодической музыки?«таг», своими истоками вместе с шараканами восходящем к гусанскому творчеству (один из наиболее известных светских тагов «Крунк» («Журавль»), созданный в позднем Средневековье, прозвучал в ташкентском концерте); об ашугском искусстве, возникшем в середине XVI в., и о композиторской традиции, началом которой послужило создание в 1868?г. Тиграном Чухаджяном первой армянской оперы «Аршак Второй». По своему географическому положению и по своей историко-культурной особенности Армения всегда значилась на перекрестье двух миров. В отличие от стран Востока, где материал для пения и игры не сочинялся, а всегда заново интерпретировался, музыкальная культура Армении рано соприкоснулась с личностью композитора.

В 80-е годы XIX в. собиратели народных песен композиторы Кара-Мурза, Макар Екмалян и Комитас положили начало созданию армянской многоголосной музыки. На рубеже веков творили основоположник армянского романса Р. Меликян, автор первой в Восточной Армении национальной оперы «Ануш» А.?Тигранян, основатель симфонической школы А. Спендиаров, эстафету у которых приняли Арам Хачатурян и другие гениальные авторы XX в. И все же наибольшая заслуга здесь принадлежит Комитасу. Для армян он – эталон, уникальный в своем возвышенном служении искусству художник, грустный романтик и крупный реформатор. Одержимый идеей постичь истину, основатель армянской композиторской школы издал более двух тысяч народных песен, выделил сугубо национальную музыку, имеющую отличную от всех эстетику, довел до высочайшего уровня искусство многоголосия и предпринял попытку срастить края трещины между восточным и западным полюсами мировой музыкальной культуры.

Армянская композиторская школа послужила основой для развития и национального хорового искусства. В последней четверти XIX в. Кара-Мурза – главный подвижник распространения многоголосия в армянском быту – создал более 90 армянских народных хоров в разных концах Закавказья и юга России, возродив тем самым армянскую музыкально-общественную жизнь как в Восточной, так и в Западной Армении. «Сочинения армянских композиторов – это огромное музыкальное наследие. Прежде нам доводилось исполнять отдельные народные песни в переводе на русский язык, – делится своими чувствами солист хора Элмурад Таджиев, – но тот колорит, та глубокая подлинность, которые скрываются в каждом из произведений духовной программы, ни с чем не сравнятся». Сегодня можно с грустью признаться, что на фоне продолжающегося угрожающего падения критериев наша духовная культура стала объектом признания лишь для избранных. На сцене и на телеэкране безраздельно господствует коммерческая песенная индустрия, а молодое поколение проявляет подчас не самые взыскательные запросы и отдает предпочтение популярным исполнителям так называемого «рабиса». Следуя нормальной логике, мы не вправе осуждать кого-то за «другой» вкус. Но если вдруг наступило такое время, когда нам всем не до культуры, – это тоже серьезный диагноз. Речь идет о приоритетах, которые надлежит выстраивать как в семье, так и в обществе.

Возрожденное армянское хоровое искусство в качестве оплота музыкальной культуры вполне может стать национальной идеей армян. Подобно множеству европейских стран, в которых оно чрезвычайно популярно. Для того чтобы хоровое искусство стало национальной идеей, у армян имеются все исторические основания. Ведь к тому времени, когда Европа только открывала глаза в виде появившихся у нее «Григорианских хоралов», а к своей эпохе Возрождения она придет лишь пятьсот лет спустя, армяне обладали весьма внушительным многовековым наследием.

Бесценный духовный багаж в дороге истории пригодился не раз: в советское время, когда вера насильственно изгонялась из народной памяти, некоторые из песен заменяли в душах людей молитву. Как ни парадоксально, но полезными они оказываются и с позиции медицины. Упоминанием трактата выдающегося средневекового ученого-энциклопедиста Ованеса Ерзнкаци (XIII в.) под названием «Толкование грамматики» Комитас в своей небольшой, но весьма примечательной статье «Врачевание музыкой» свидетельствует о древней традиции музыкальной терапии в средневековой Армении. Что касается недавних исследований, то шведскими учеными обнародованы следующие результаты: хоровое пение синхронизирует сердечный ритм, регулирует активность так называемого блуждающего нерва, отвечающего за эмоциональное состояние, и обеспечивает тот же эффект, что и дыхательные упражнения.

Своим искусством вокалисты ташкентского камерного ансамбля, разрушив все границы и преграды, подарили слушателям – представителям общины и многочисленным гостям – «смысл», сокрытый в традиционном армянском искусстве, который, словно вырвавшись из ласковых объятий голосовой стихии, парил над залом. Подарили радость ощущения не потерявшихся во времени произведений и позволили почувствовать правду о цивилизации – не чуждой, но прежде неведомой, – которую однажды, много веков назад нашли и оставили потомкам бессмертные творцы армянской духовной культуры.

Георгий Сааков

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 16 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты