№ 15–16 (245–246) сентябрь (1–15) 2014 г.

Жаркое лето 2014-го, или станет ли нынешняя вспышка армяно-азербайджанского противостояния прологом к миру?

Просмотров: 2269

В конце июля – начале августа ситуация на линии фронта в Карабахе и на армяно-азербайджанской государственной границе обострилась настолько, что наблюдатели заговорили о вероятном начале очередной войны.

Более недели шли тяжелые бои, потери с обеих сторон достигли нескольких десятков человек. Убитые и раненые были и среди мирных жителей приграничья, азербайджанская артиллерия разрушила несколько домов в селах Тавушского марза Армении. Разумеется, донельзя обострилась и воинственная риторика, причем – с обеих сторон, и это, пожалуй, стало наиболее тревожащим обстоятельством: хорошо известно, что армянские политики и военные обычно предпочитают не ввязываться в словесные баталии. Поэтому данное обстоятельство также было расценено экспертами как показатель психологической подготовки к «большой войне».

Поначалу азербайджанские генералы пытались убедить общественность в том, что «армяне потерпели сокрушительное поражение» – притом что никаких изменений в конфигурации линии противостояния не произошло. Из Баку звучали бравурные заявления, будто армянская армия «понесла колоссальные потери» (от 50 до 70 человек одними только убитыми), что жители армянского приграничья бросают дома и бегут, что еще немного – и Ереван со Степанакертом будут вынуждены просить мира… Но очень скоро стало выясняться: реальная картина разительно отличается от этих молодецких рапортов. На самом деле потери армян были в 10 раз меньше, то есть не превысили 7 человек. А вот азербайджанцы оставили на поле боя не менее 25 своих военнослужащих, причем в большинстве – хорошо подготовленных спецназовцев диверсионно-разведывательных групп. Уже одно это показало, что в роли нападающего выступала не армянская сторона, как это хотели представить в Баку, а азербайджанская. Кроме того, выяснилось, что разведка Армии обороны Карабаха вовремя узнала о планах противника, поэтому, как сказал завотделом Кавказа Института стран СНГ, военный эксперт Владимир Евсеев, армяне, несомненно, были готовы к отражению нападения. «Разведка армянской стороны действовала очень хорошо и сумела быстро сориентироваться в ситуации. Армянские бойцы не только в военном, но и в моральном плане сумели выстоять»,- сказал эксперт. По словам Евсеева, армянские солдаты «действительно проявили героизм» в столкновениях с прошедшими подготовку в различных странах профессионалами. Отметил политолог и тот факт, что, когда положение стало особенно опасным, на передовую потянулись добровольцы и местные жители.

Масштабы вооруженных столкновений, невиданные со времени окончания карабахской войны 1992-1994 гг., заставили специалистов обратиться к анализу истинных причин происходящего. По мнению известного российского дипломата, экс-сопредседателя Минской группы ОБСЕ Владимира Казимирова, новое обострение ситуации было практически неизбежным в силу изначально неконструктивной позиции проигравшего первую войну Баку. «Вместо того чтобы работать над разрешением конфликта при помощи переговоров и поиска компромиссов, постепенно (особенно эта тенденция проявилась при нынешнем президенте Ильхаме Алиеве), азербайджанское руководство прибегло к разным формам силового давления в надежде, что такой подход окажется результативнее. Но сегодня азербайджанская сторона не учитывает, что она же уже проходила через это и для нее результат оказался плачевным», – считает Владимир Казимиров. В свою очередь руководитель экспертно-аналитического проекта Politrus.com Виталий Арьков отметил, что, возможно, Азербайджан решил, что «Россия увязла на Украине и не станет ввязываться в конфликт на стороне Армении, ибо сейчас Баку имеет перевес в вооружениях и мог бы рассчитывать на блицкриг». Не исключено, что свою роль сыграли и глобальные факторы, и в первую очередь – резкое охлаждение отношений Москвы с Вашингтоном, который считает, что самостоятельная политика России в вопросе Сирии, Ирака, других «горячих точек» становится совершенно неприемлемой, поэтому следует изолировать Россию на международной арене, одновременно создав по периметру ее границ своего рода «пояс нестабильности», полагает ведущий научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН, президент Научного общества кавказоведов Александр Крылов.

Беспрецедентный рост напряженности сильно обеспокоил международные структуры. С призывом уважать соглашение о прекращении огня, воздерживаться от дальнейшего насилия и предпринять усилия по немедленной деэскалации ситуации и продолжению диалога для достижения мирного политического урегулирования проблемы выступил Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун. Аналогичные заявления приняли МИД России, Госдеп США, Минская группа ОБСЕ. Однако конкретные оперативные шаги в направлении разрядки были предприняты лишь Москвой. 10 августа президенту России Владимиру Путину удалось в спешном порядке организовать встречу Сержа Саргсяна и Ильхама Алиева в Сочи. Это способствовало значительному ослаблению напряженности. Между тремя президентами прошел откровенный и обстоятельный многочасовой разговор, во время которого российский президент разъяснил своим собеседникам опасность дальнейшей эскалации. После этого стало ясно, что обе стороны признают за Москвой приоритет в посреднических усилиях. Президент Армении, выражая свое отношение к миротворческой миссии Путина, заявил: «Спасибо, Владимир Владимирович, и за ваши старания, и за ваше желание в столь сложное время обратить внимание на карабахской вопрос. Мы, армянская сторона, очень высоко это ценим… И я благодарен вам за то, что вы настроены на решение этого вопроса». Президент Ильхам Алиев в свою очередь заявил, что «Россия, как наш близкий друг, партнер, сосед, играет, конечно, особую роль в процессе урегулирования». При этом Алиев по обыкновению обвинил армянскую сторону в «невыполнении» четырех резолюций ООН более чем 20-летней давности. Серж Саргсян ответил: «Азербайджанская сторона все время ссылается на четыре резолюции ООН, но такой вопрос господину Алиеву: а какой пункт из этих резолюций выполнил Азербайджан? Единственная сторона, выполнившая пункты этих резолюций – Армения, которая использовала свое влияние для того, чтобы прекратить боевые действия. И если мы вернемся к событиям начала 90-х годов, то я думаю, что, с одной стороны, это будет хорошо, а с другой – может быть, что-то и затянется… Если мы снова будем обвинять друг друга, я думаю, что довольно долгое время конфликт не будет решен».

Любопытно, что, судя по заявлениям американского сопредседателя Минской группы ОБСЕ, посла Джеймса Уорлика, США и Европа в данный момент также видят Москву в роли «эффективного менеджера» на Южном Кавказе. Перед саммитом американский дипломат заявил, что «первым шагом к смягчению ситуации станет встреча президентов в Сочи». А после встречи Уорлик выразил удовлетворение тем, что президенты подтвердили свои обязательства по продолжению диалога. Получается, что, несмотря на нынешнее ухудшение отношения к России, Запад в сфере карабахского урегулирования все же не готов полностью противопоставлять свои интересы Москве. По мнению ереванского политолога Сергея Минасяна, это объясняется тем, что «Западу не меньше, чем Москве, не хотелось бы иметь новую головную боль и новое поле для противоречий с Москвой в случае «разморозки» карабахского конфликта и начала широкомасштабных боевых действий с возможным вовлечением России и других региональных держав. Исходя из целей дальнейшей изоляции и сдерживания Москвы и обеспечения безопасности альтернативного от российского каспийского энергетического коридора через территорию Азербайджана, который, естественно, будет уничтожен армянскими войсками в случае возобновления войны, для Запада было бы непродуктивно препятствовать усилиям Москвы по снижению эскалации».

Весьма любопытную версию выдвинул в этой связи российский политолог Станислав Тарасов. По его мнению, идя на эскалацию напряженности, Баку, в частности, хотел дезавуировать миротворческий формат Минской группы ОБСЕ. Однако, судя по всему, Москва этого не желает. Поэтому на сочинской встрече было решено дать главам МИД противоборствующих сторон задание продолжать переговоры для перевода процесса переговоров в реальную плоскость. Также стало известно, что лидеры США и Франции Барак Обама и Франсуа Олланд вскоре организуют еще одну встречу между Саргсяном и Алиевым. «Это наводит на мысль, что речь идет об осуществлении плана французского президента Олланда о «пакетном подходе» к проблеме: одновременно с началом освобождения азербайджанских районов Турция начинает открытие своих границ с Арменией и восстанавливает с ней дипломатические отношения. В таком случае высвечивается и роль России в этой ситуации: президент Владимир Путин, приглашая своих коллег на саммит в Сочи, фактически взял на себя посреднические усилия с целью нормализации или хотя бы стабилизации отношений между этими двумя странами. А Азербайджану хотелось бы провести примитивную «операцию» – чтобы именно Россия «предложила свой формат урегулирования карабахского конфликта» с возможностью «вернуть Азербайджану оккупированные территории», совместив его с «плоскостью российско-азербайджанских отношений». Поскольку, оказывается, якобы «Азербайджан принимает особый статус России в процессе урегулирования, а Армения, считая себя стратегическим партнером России, принимает Мадридские принципы». При этом Баку намеревался руками Москвы развалить Минскую группу ОБСЕ, которая уже исчерпала себя. Но во имя чего и за какие такие заслуги Путин должен был в очередной раз вытаскивать Алиева из ямы? Может быть, за то, что Азербайджан в ООН проголосовал за антироссийскую резолюцию по Украине, или за то, что он активно участвует практически во всех антироссийских западных энергетических комбинациях, а внутри страны ведет оголтелую русофобскую пропагандистскую кампанию?» Эксперт считает, что Сочи надежд азербайджанской стороны не оправдал, поэтому Баку через заявления контролируемых им политологов дает понять, что вынужден идти на принятие Мадридских принципов, и ведет дискуссию о том, что должно стать первоначальным шагом – возвращение прилегающих к Карабаху районов или определение статуса Степанакерта. Но, по имеющейся информации, Минская группа считает эти два процесса одномоментным актом. Не случайно председатель комитета по иностранным делам палаты представителей США Эд Ройс отметил, что «администрация Обамы должна содействовать мирному плану, который включает назначение даты референдума, с тем чтобы народ Нагорного Карабаха определил свое будущее». Так в большой политике ведут себя только в том случае, когда решение уже есть и остается только его осуществить. В этом контексте симптоматичен тот факт, что уже в Ереване, комментируя Сочинский саммит, Серж Саргсян, помимо прочего, указал, что «мы ведем переговоры вокруг Казанского документа, который был подписан в 2011 году. Тогда президент Азербайджана в последний момент отказался подписать этот документ. Казанский документ основан на Мадридских принципах и предполагает решение конфликта на основе трех основополагающих принципов – самоопределение наций, территориальная целостность и неприменение силы».

Но действительно ли решение уже близко? Ведь Баку отнюдь не исчерпал «ресурса сопротивления» тем решениям, которые на Апшероне считают для Азербайджана невыгодными (а невыгодными они называют любые шаги, которые не ведут к полной капитуляции Арцаха). Речь идет о проблемах на постсоветском пространстве, которые высветило обострение обстановки вокруг Карабаха. Как уже отмечали некоторые наблюдатели, нет ничего удивительного в том, что Турция выступила с рядом заявлений в поддержку Азербайджана. Более того – если бы не наличие в Армении 102-й российской военной базы, можно с уверенностью сказать, что сегодня положение на армяно-турецкой границе было бы очень острым. Удивительно другое. В казахском сегменте фейсбука десятки тысяч жителей Казахстана выступили в поддержку Баку. Как написало агентство Vesti.az, «рядовые казахи выражают свою поддержку и солидарность с братским азербайджанским народом, призывают Армению положить конец оккупации азербайджанских территорий. Участники акции отмечают, что два братских тюркских народа – казахи и азербайджанцы – всегда были и будут вместе, плечом к плечу, вместе преодолевая невзгоды и вместе радуясь общей победе в Карабахе». А ведь такое явление естественным назвать трудно. Казахстан – союзник Армении по Договору о коллективной безопасности (ОДКБ), и было бы логично ожидать иной реакции. В данном случае, однако, «тюркская солидарность» явно перевешивает фактор постсоветской военно-политической интеграции. И хотя речь идет о поддержке, выражаемой на неофициальном уровне, морально-психологический элемент такой поддержки очень важен – точно так же, как и в случае с месседжами со стороны Анкары. А это означает, что ОДКБ переживает отнюдь не самые легкие времена из-за проблем, порождаемых идеологией пантюркизма. Если к этому добавить, что и Астана, и Минск, мягко говоря, не в восторге от политики Кремля на Украине, то сложно сказать, на кого из своих союзников сегодня может твердо положиться Москва. Разумеется, в Баку все это прекрасно понимают и, несомненно, попытаются использовать в своих интересах. Поэтому говорить о том, что в тяжелом процессе карабахского миротворчества забрезжил свет в конце тоннеля, думаем, пока несколько преждевременно.

Армен Ханбабян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 17 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты