№ 15–16 (245–246) сентябрь (1–15) 2014 г.

В Азербайджане – пик политических репрессий

Просмотров: 1403

В Азербайджане арестован очередной активист оппозиции – член партии «Народный фронт Азербайджана» Мурад Адилов. Он обвиняется в хранении наркотиков. Генпрокуратура Азербайджана провела также обыск и изъяла всю документацию, оргтехнику и электронные носители в офисе Института свободы и безопасности репортеров. Офис закрыт.

Напомним, что арестованы и содержатся в заключении ряд видных представителей и руководителей различных НПО. Речь, в частности, идет об известном журналисте Рауфе Миркадырове, супругах Лейле и Арифе Юнус, некоторых молодых активистах гражданского общества.

Супруги Юнус были арестованы по обвинению в шпионаже в пользу Армении и других преступлениях. Однако эти обвинения ничем не подтверждены, международная правозащитная организация Amnesty International признала их узниками совести.

Комитет защиты прав Лейлы Юнус через социальные сети распространил заявление известной правозащитницы, написанное в тюрьме. 7 августа 2014 года она написала:

«30 июня 2014 года меня и моего мужа Арифа обвинили по сфальсифицированному обвинению в целом ряде тяжких преступлений вплоть до измены родине. Тогда же меня поместили в СИЗО Кюрдаханы. 5 августа арестовали уже Арифа и привезли в Кюрдаханы. А сегодня, 7 августа, его увезли в СИЗО МНБ.

Я слишком долго занимаюсь проблемой политических заключенных и очень хорошо знаю о пытках в МНБ.

Я прекрасно понимаю решение – уничтожить физически нашу семью – Арифа и меня.

В 2005 году после убийства Эльмара Гусейнова меня предупредили, что готовится и мое убийство. Конечно, мне было страшно. Но, по-видимому, решение убивать отменили – мы сделали эту информацию гласной. Но сегодня, в 2014 году кровавая тирания в Азербайджане не знает предела. Я понимаю со всей отчетливостью: нас с Арифом будут мучить зверски и до смерти...

Дорогие единомышленники, говорите об этом. Говорите громко! Пусть слышат и знают, какая кровавая тирания правит в Азербайджане – стране, председательствующей в Совете Европы.

Лейла Юнус».

Публикуем интервью известной правозащитницы информационному агентству REGNUM, которое она дала еще на свободе

– В чем истинная причина давления на Вашу семью?

– Моя многолетняя правозащитная деятельность. Я правозащитник со стажем, около 30 лет я занимаюсь правозащитной деятельностью. Еще в советское время я была корреспондентом самиздатовской газеты «Экспресс Хроника», которая выходила в Москве, и я передавала туда материалы о правах человека в Азербайджане. В 1995 году я создала Институт мира и демократии, который занимается несколькими направлениями. И особо жесткому давлению мы стали подвергаться именно после унаследования власти Ильхамом Алиевым.

В 2009 году я опубликовала подробный материал о том, что старшие офицеры полиции – начальник полицейского управления Дивичинского района и его заместитель – участвовали в торговле людьми. В частности, похищение сестер Меджидовых 7 и 14 лет. У нас были полные основания говорить об этом, подтверждающие факты мы взяли из материалов дела четырех молодых людей, которые были непосредственными исполнителями похищения девочек. Вот с этого времени началось давление. Была попытка похитить жену моего заместителя, и нам пришлось их срочно вывозить из Азербайджана. Против меня подал иск министр юстиции Рамиль Усубов, однако в результате большой международной поддержки он вынужден был отозвать иск.

Нам пришлось почти на год уехать в Германию. По возвращении из Германии в 2010-2011 годах мы сделали большое исследование о нарушениях прав собственности в Азербайджане. В 2009-2011 годах более 60 тысяч жителей города Баку были незаконно лишены своих домов, квартир. Была выявлена большая коррупционная схема, мы опубликовали полный банк данных, в том числе на английском языке, с именами конкретных людей, государственных чиновников, которые участвовали в этой схеме.

10 августа 2011 года в газете The New York Times вышло мое интервью, где я рассказывала об этом деле, и уже вечером 11 августа бульдозером был разрушен мой дом, где располагались наш Институт мира и демократии и Женский кризисный центр, со всем имуществом и архивом. И хотя мы выиграли все суды, даже в Азербайджане, чтобы нам возместили ущерб, но деньги за уничтоженное имущество мы не получили. То есть бакинская исполнительная власть не выполняет даже судебные решения.

В декабре 2013 года Ильхам Алиев, выступая в Брюсселе, заявил, что в Азербайджане нет политических заключенных. Не прошло и недели, как я провела презентацию списка политических заключенных в Азербайджане. На сегодняшний день в списке Института мира и демократии 130 человек, у нас наиболее полный список. Из них 40 человек – узники совести. Причем Институт мира и демократии, в отличие от других неправительственных организаций, не просто дает имена, мы даем полные данные по каждому делу: по какой статье привлекаются, как фальсифицируется уголовное дело. Мы сделали эти списки на русском и английском языках и 15 апреля выложили их на популярном сайте ИА Turan.

И конечно, это вызвало очень жесткую реакцию на нашу правозащитную деятельность.

Кроме того, Институт мира и демократии принимает участие в исследовании возможных путей мирного урегулирования карабахского конфликта, и мы в 2012 году создали первый и уникальный совместный армяно-азербайджанский сайт «Публичный диалог». Это такая уникальная интернет-площадка, на которой проходят дискуссии, обсуждения актуальных вопросов между экспертами, журналистами, политологами не только Армении и Азербайджана, но и стран Европы, США и России. И это независимая площадка. На нее не может оказать давление наш авторитарный режим. Поэтому это тоже вызывает сильное раздражение.

Это основные причины давления на нас. А поводом послужило то, что сейчас, когда все внимание международного сообщества сосредоточено на страшных событиях на Украине, наш авторитарный режим решил, что это самое удобное время для уничтожения последних критических голосов в Азербайджане – правозащитников, журналистов. Вот так.

– Почему Запад практически не реагирует на эти действия Алиева?

– На пресс-конференции 23 мая я отметила, что вот сейчас в Баку находится Генеральный секретарь ПАСЕ Турбьерн Ягланд, Азербайджан принял председательство в Комитете министров СЕ, и именно в это время происходит дикое нарушение прав человека: к жесткому сроку заключения собираются приговорить Анара Мамедли, незаконно проводят обыск на квартире родителей Рауфа Миркадырова, абсолютно незаконно запретили выезд из страны сыну и мужу моей коллеги Матанат Азизовой – семья вообще не имеет к этому никакого отношения.

То, что это происходит сейчас, говорит о том, что действительно те идеалы демократии, прав человека, законности, которые стоят во главе угла Совета Европы – это ноль, это ничего. Я хочу это подчеркнуть. Я привела пример: мне скоро 60, и я хорошо помню, как в Советском Союзе проходили съезды компартии. И на каждом съезде принимались программные установки, которые были очень хороши по своему содержанию, и они были почти такие же, как сейчас у Совета Европы: всё для человека, всё для блага человека, построим коммунизм, все будут равны перед законом и т.д. Но мы советские люди и прекрасно понимали, что это просто слова, а жили мы в такой вот многонациональной тюрьме под названием Советский Союз. И вот сейчас, когда я прочла тот документ, который был принят (совместный план действий на 2014-2016 гг.), – это один к одному программные установки коммунистической партии: развитие демократии, свободы слова, независимость судебной системы. Это просто слова на бумажке. А реально я сейчас понимаю, что они будут воплощаться в жизнь точно так же, как и программа коммунистической партии по построению коммунизма. Один к одному.

Почему это так происходит, я могу дать только свое объяснение: на сегодняшний день, особенно с учетом ситуации на Украине, Евросоюз, Совет Европы и, наверно, Вашингтон заинтересованы в поддержании этого авторитарного и криминального режима, исходя из геополитических интересов и вопросов энергоснабжения, что очень недальновидно. Это недальновидная политика, потому что точно так же поддерживался режим в Египте, точно так же поддерживался режим в Ираке. Поэтому необходимо адекватно реагировать на криминальный авторитарный режим. Именно этого ждет от Евросоюза и США демократически настроенное гражданское общество Азербайджана.

– Каким образом власть собирается доказать выдвинутые против Вас тяжкие обвинения?

– Против меня официально нет никаких обвинений. Меня не допрашивали в прокуратуре в качестве подозреваемой или обвиняемой. Только в качестве свидетеля по делу о шпионаже Рауфа Миркадырова. Я не подписала при этом ни документ о неразглашении тайны следствия, ни протокол допроса. Я сама заявила прессе, что нет никакого следствия, есть, как обычно делается в нашей прокуратуре, группа по фальсификации уголовного дела против гражданских активистов. Примечательно, что эти следователи, которые работают по делу, так сказать, о шпионаже, пожалуйста, запишите их фамилии: группа во главе с генерал-майором Эльдаром Ахмедовым, в нее входят следователи Санар Башаев, Ибрагим Лемберанский, Гасим Мамедов. Вот это та самая следовательская группа, которая фабриковала уголовное дело и против молодежных активистов NIDA, и против Анара Мамедли. Это все те же самые люди, такая специально созданная группа.

Нет никаких доказательств, что здесь создана шпионская сеть и мы шпионы. Поскольку нет никаких доказательств, они организовывают травлю неправительственных СМИ, клеветническую кампанию на телевидении, это с одной стороны, а с другой стороны, на следствие приглашаются коллеги, в основном Рауфа Миркадырова, журналисты, которых расспрашивают: «Вы были когда-то в Армении?», «Вы ездили в Армению?». «А у нас имеются многочисленные доказательства, что те, кто ездил в Армению, они шпионы», – говорят они. Разумеется, журналисты искренне отвечают, что никакой шпионской деятельностью ни они, ни Рауф Миркадыров не занимались. Но статья – «Государственная измена» – позволяет провести закрытый судебный процесс. Поэтому они пишут 500-800 страниц как бы «допросов» журналистов, у которых, конечно, никаких сведений о шпионской деятельности не было и не будет.

– Можно ли сказать, что любой в Азербайджане, кто так или иначе контактирует с армянами – например по бизнесу, – рискует попасть в тюрьму за измену родине?

– По бизнесу у нас мало кто может с армянами работать, поскольку мы находимся в состоянии войны, но ситуация такая: в целом авторитарный режим проповедует тот же принцип, что и любой другой авторитарный режим: если ты не с нами, то ты против нас. И когда есть хоть чуть-чуть независимые неправительственные организации, то их нужно уничтожить или подчинить. Если существуют неправительственные организации, которые занимаются «народной дипломатией», которые контактируют с армянами, их тоже нужно либо уничтожить, либо подчинить. А обвинение в шпионаже в пользу армян – это очень громкое, шумное, «хорошее» обвинение. Поэтому основная задача по борьбе со шпионажем – не допустить никаких независимых акций «народной дипломатии», совместных встреч, резолюций, все должно быть под жестким контролем авторитарного режима.

– Это связано с карабахским конфликтом или среди народа искусственно насаждаются ненависть и страх?

– На нашем совместном армяно-азербайджанском сайте мы как раз и исследовали эту тему, о том, что для авторитарного режима нужно всегда иметь внешнего врага. Поэтому я делала видео, например, с анализом политики насаждения враждебности в отношении Турции и Азербайджана в Армении, которая стала процветать в Армении с 1965 года, когда впервые политбюро ЦК КПСС разрешило отмечать юбилей событий 1915 года, и тогда уже началась эта пропаганда, особенно среди молодежи в Армении – молодое поколение стали воспитывать в духе ненависти к Турции и к азербайджанцам, искажая исторические события 1915 года.

Сегодня мы видим, что Азербайджан полностью повторяет этот путь Армении. Как-то мы сделали анализ школьных учебников истории. Я приведу один пример, который все объяснит: в учебнике истории для школы указано, что мусульмане разделились на суннитов и шиитов из-за враждебной деятельности христиан, и в частности армян, иначе не было бы этого значительного раскола. Тут уже без комментариев.

– Что Вы намереваетесь предпринять дальше?

– Мы в настоящее время ежедневно работаем и оповещаем мировое сообщество о том, что в Азербайджане – пик политических репрессий. И призываем наших граждан думать о том, что никто со стороны не придет и не поможет. Если ты, как в фашистской Германии, равнодушен, когда арестовывают коммунистов, социал-демократов, евреев, потом придут за тобой. Поэтому мы стараемся объяснить людям и мировому сообществу, что это не просто авторитарный, криминальный режим, это позорит такие организации, как Совет Европы и Евросоюз, которые сотрудничают с этим режимом, это позорит руководителей демократических стран, сотрудничающих с этим режимом. Например, получать деньги на реконструкцию храмов в Страсбурге – это же коррупционные грязные деньги. И гражданам нашим говорим о том, что необходимо понимать, что если сегодня твой дом не снесли, то его могут снести завтра, если ты не будешь требовать соблюдения закона. Вот это мы делаем и продолжаем делать.

Хочу добавить, что очень сложно сопротивляться в этом авторитарном государстве, поскольку они используют самые жесткие методы подавления и абсолютно не работает никакой закон. Прокуратура не имеет права ставить запрет на выезд из страны, однако она это делает. Когда мы обращаемся в суды в ответ на противоправные действия прокуратуры, суды отказывают в рассмотрении этих исков. Т.е. в суде гражданин тоже не может защитить свои права.

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 7 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты