№17 (247) сентябрь (16–30) 2014 г.

Алек Шахбазян: Каждый человек должен для себя понять – что он хочет сделать в жизни? Я хочу снять этот фильм

Просмотров: 2206

Алек Шахбазян – основатель ?event-компании «Империя Шоу», одной из ведущих компаний по организации праздников и зрелищных мероприятий, учредитель и генеральный директор компании «Cinema Concept Production». В данный момент занимается съемками и продюсированием фильма о землетрясении в городе Ленинакан (ныне Гюмри) в 1988 году.

– Алек, Ваша компания «Империя Шоу» – известное, хорошо зарекомендовавшее себя московское агентство по организации праздников.? В мае этого года Вы учредили компанию «Cinema Concept Production», являетесь ее генеральным директором. Расскажите немного о своей работе…

– «Cinema Concept Production», – это совершенно новое и очень важное дело в моей жизни, можно сказать, ее новый этап. Как руководитель «Империи Шоу», я делал праздники городского, республиканского масштаба, праздники города Сочи, других российских городов, и тут у меня и моих коллег есть большой опыт организационной работы – вот уже почти 20-летний. Но теперь я занимаюсь в основном «Cinema Concept Production», сейчас мы запускаем в производство наш первый фильм «11:41», посвященный землетрясению 1988 года в Армении, в частности в Ленинакане, нынешнем Гюмри. Мы бы хотели объединить те творческие силы, которые остались в Ереване, и специалистов, которые приедут из Москвы. После того, как Советский Союз распался, «Арменфильм» также практически перестал существовать. То есть у нас нет национального киноконцерна, национального кинообъединения. Известнейшего на весь мир «Арменфильма» – его нет. Но остались специалисты, актеры, которые верны своей профессии. И я решил сделать армяно-российский проект. В декабре 2014-го начинаются съемки, они будут проходить в Гюмри, Ереване, Москве.

– «11:41» – это рабочее название фильма?

– Нет, я думаю, под этим названием фильм и пойдет в прокат. Это время, когда мир для людей разделился на «до» и «после»… Точное время катастрофы.

– Чем обусловлен выбор такой темы, как родилась идея снять фильм именно об этом?

– Я сам – волгоградский армянин, но мои отец, дед, бабушки, все мои предки – из Ленинакана, из Гюмри. В 1988 году, я тогда служил в армии, буквально на второй день, 9-го числа ночью, я оказался в эпицентре этих событий. И даже сложно сказать, что ужаснее было – находиться там в день землетрясения или же после, когда город лежал в руинах, когда нужно было спасать живых и хоронить мертвых… Я был там три месяца. И, наверное, с тех пор я и вынашивал идею снять фильм об этом – считайте, уже 25-26 лет. А решающим толчком стал увиденный недавно по ТВ, по «Первому каналу», документальный фрагмент, история одной женщины, которая оказалась под завалами с двухлетним ребенком – без воды, еды, без какой-то связи с внешним миром. Она смогла на протяжении восьми дней, находясь сама между жизнью и смертью, продержаться и спасти жизнь своему ребенку. Но при этом ей пришлось грызть свои пальцы и поить ребенка своей кровью… И на восьмой день, когда она уже прощалась с жизнью, с ребенком и пыталась передать дочери свой крестик, их спасли.

– Эта реальная история и легла в основу фильма?

– Она, безусловно, одна из главных, ключевых, но она вплетена в более общую картину. Мы рассказываем историю некоего дома, его жильцов до землетрясения, показываем, как живут соседи, какие отношения между ними – и что происходит после… Можно даже сказать, что землетрясение у нас идет как некий фон. Это не самоцель – на протяжении всего экранного времени накрыть зрителя каким-то экшеном и постоянно держать в напряжении. Цель – показать отношения между людьми, показать, какая была страна, когда она была интернациональная. Напомнить, что самыми первыми к нам пришли на помощь военные – русские, грузины, азербайджанцы – несмотря на то, что у нас были проблемы с Карабахом и Сумгаитом. Самолет с азербайджанскими спасателями вылетел в Ленинакан, свидетелем этого я сам был, я служил в Баку.

– Каково основное послание фильма, что вы хотите донести до зрителя в первую очередь?

– Мы хотим сказать: люди, дорогие, в жизни все в одночасье может поменяться. Никто не ожидал, что 7 декабря 1988 года в 11:41 произойдет то, что буквально за 45 секунд унесет жизни сотен тысяч человек, точных данных о погибших нет до сих пор. Но мы не ставим главный акцент на трагедии. Основная идея фильма – любовь, как это ни банально, может быть, звучит. Любовь к Родине, любовь матери к ребенку, человека к человеку, любовь к Богу. Это фильм о самопожертвовании ради любви. Надо ведь любить, невозможно иначе пожертвовать собой ради другого. Почему тогда жили так? Почему на беду откликнулась вся страна? Хотим показать, как в таких ситуациях проявляются люди. Вроде нормальный был человек, порядочный – а стал мародером. А другие не разговаривали годами, а пришла беда – и все поменялось. Почему так происходит? Вот что мы хотим понять, и сами в том числе…

– Кто из известных актеров будет сниматься в картине?

– В фильме участвуют замечательные, всеми любимые артисты: Армен Борисович Джигарханян – у него одна из главных ролей, Чулпан Хаматова, Евгений Сидихин… У нас снимается народный артист Армении Рафаэль Котанджян, популярнейший в Армении Мкртыч Арзуманян, он родом из Ленинакана.

– А кого играет Армен Джигарханян?

– Есть у нас такой персонаж – дедушка-сапожник, тоже из жильцов этой многоэтажки. Он прошел войну, дошел до Берлина. Ему по фильму 80, в принципе Армен Борисович играет как бы самого себя. И так сложилось, что он остался жив, потому что работал в это время, как обычно, на улице, возле дома. Это очень мудрый человек, который также потерял близких, но та его закалка, тот нравственный стержень, который в нем есть, помогают ему. Да, он очень переживает. Он корит себя за то, что он, старик, жив, а молодые, которым бы только жить и жить, погибли. Но он борется, он в одиночку пытается не подпустить мародеров к этому дому, пытается хоть как-то дать людям надежду. Вроде бы он стар, он сам нуждается в помощи, он остался один, но он – сильный человек.

– В роли женщины, спасшей своего ребенка и спасенной – Чулпан Хаматова?

– Да. Чулпан Хаматова – талантливейшая актриса, которая, нам кажется, очень подходит на эту роль. Кроме того, у нее уже есть опыт работы в фильме «Нжде» у наших армянских коллег. Роль у нее очень сложная, не только по тому эмоциональному материалу, который надо раскрыть, но и потому, что она, фактически, монологична. Евгений Сидихин играет спасателя, прошедшего Афганистан, – в Союзе не было как таковой профессии спасателя, были горные спасатели, у которых была некоторая практика в Афганистане. В массовых сценах будет участвовать практически весь Ленинакан. Где-то неделю, пока у нас будут там идти основные съемки, будут перекрыты улицы, тщательно воссозданы все приметы городского быта того времени.

– У Вас в фильме тоже есть роль?

– Я играю летчика, югослава по происхождению, который, рискуя жизнью, садится в вертолет и поднимает плиты перекрытия, вес которых был критическим. Проходят годы, и уже в наше время он встречает спасенную им женщину и ее уже взрослую дочь… И через эту встречу, через эти воспоминания мы идем туда, в Ленинакан 88-го года.

– Перед вашей съемочной группой стоит непростая задача показать масштаб трагедии. Ведь это было одно из самых страшных землетрясений, наверное, за всю историю человечества. За полминуты была разрушена почти вся северная часть Армении. Более 80 процентов жилых домов Ленинакана в один миг превратились в руины. Жители, а это более шестидесяти тысяч, оказались под ними…

– Да, мы обязаны это показать, всю панораму разрушений, и будем делать это при помощи компьютерной графики. Более-менее достойная компьютерная графика сегодня делается в Москве, у нас сейчас ведутся переговоры с двумя компаниями. Практически 40 процентов бюджета фильма у нас уйдет на компьютерную графику и спецэффекты, но это оправданно – если ты хочешь получить достоверную картину происходящего, добиться погружения зрителя в ту реальность, это дорогого стоит.

– А документальные материалы вы будете использовать? Их ведь немало…

– Нет. Объясню, почему. Действительно, очень много сделано документального кино на эту тему. Но у всех повторяются практически одни и те же кадры… Тогда ведь не фиксировалось все на видео, как сейчас, что успели отснять на кинокамеру – то отсняли, видеоматериала не так много на самом деле. У нас – игровой фильм, и наша задача – передать дух того времени, того поколения, передать все, что творилось в тот страшный день, но уже художественными средствами… Вот эти жильцы, которых мы видим в начале – профессор, спортсмен, семья со своими отношениями и т.д., – они оказались там, под обломками своего дома. Они поддерживают, подбадривают друг друга, как могут – они кричат, зовут, они говорят друг с другом. И каждый день мы теряем их – одного за другим, перестаем слышать голос одного, другого, третьего… И остаются только мать и ребенок. И зритель понимает, что – все, скоро не будет и их, ведь двухлетняя девочка такая слабенькая.… Но мать спасает дочь и себя своей верой. Наверное, это еще одна из главнейших тем нашего фильма – вера. Если человек верит, его невозможно победить.

– А кто автор сценария к фильму?

– Идея сценария, идея фильма моя, я заразил ею своих замечательных коллег из Еревана. Сценарий написала Люсинэ Манукян, одним из режиссеров будет Артак Зилфимян, который снял трейлер на синопсис. Артак сам пережил это землетрясение, он был с семьей дома. Второй режиссер также ленинаканец, это уже известный в России режиссер, не буду пока называть имени. Он снял ряд фильмов, профессионал в своем деле. Но по большей части, конечно, в Армению поедут специалисты из Москвы. В силу того, что база в России не так разорена, у них есть больше возможностей участвовать в каких-то кинопроектах, быть в хорошей профессиональной форме.

– Мне даже странно, что до сих пор нет такого фильма, на мой взгляд, он обязательно должен быть.

– Да, он обязательно будет. Конечно, есть определенные сложности, мы сейчас попали в такой период, когда в мире очень неспокойно, в России неспокойно в экономических делах, трудно что-либо прогнозировать даже на самые короткие сроки. Но если мы будем каждый раз уповать на то, что придут лучшие времена, мы так ничего и не сделаем. А так – я взялся, иду, у меня есть цель, у меня есть желание, есть конкретная задача, я хочу ее довести до ума. Обратного пути нет. Могут быть смещены сроки сдачи, но отказаться от этого проекта я не могу, это дело чести.

– Притом что, казалось бы, нет никаких внешних стимулов, скорбная дата этого события, 30-летие, еще далеко… Видимо, Вы внутренне созрели для этого фильма?

– Каждый человек должен сам для себя понять – что он хочет сделать в жизни? Какие у него ценности? Кто-то всю жизнь копит на автомобиль, кто-то на дом. Кто-то – на поездку в Майами. Кому-то интересны бриллианты. Я хочу снять этот фильм. Вот у меня двое сыновей. Я хочу, чтобы мои сыновья, которым 14 и 4, посмотрев этот фильм, может быть, поменяли свое отношение к армянской нации в целом. Так как они только генетически армяне, московские армяне, чтобы они прониклись какой-то национальной идеей. Ведь фильм – он и о нации в целом. Те дети, которые у нас растут в России, русифицируются. Они теряют свою аутентичность, порой не разговаривают на своем языке, иногда даже стыдятся этого.

– Мне кажется, этот фильм будет интересен не только армянам. Когда Вы планируете его премьеру? Хотя, как Вы уже сказали, планировать что-либо сейчас трудно. Есть ли у вас уже достаточная финансовая база?

– Фильм «11:41» планируется к выходу на экран 7 декабря 2015 года. Есть задумка через Всемирный конгресс армян организовать мировую премьеру, как это ни громко звучит, армянские диаспоры на местах могут организовать показ этого фильма, каждый в своей стране. Безусловно, у нас есть задача запустить фильм в российский прокат, собственно, я уже сказал, что это совместный армяно-российский проект. Хотя пока со стороны Армении мы ни грантов не получили, ни помощи, ничего…

– Это даже как-то странно.

– Мы представили на рассмотрение в правительство все материалы, но пока никто мне оттуда не позвонил, не сказал: Армения – бедная страна, но хотя бы 10 тысяч долларов на такой фильм мы выделим. У нас есть определенные средства, но их нам не хватит. Как минимум на фильм требуется 2 миллиона долларов, по нашим первоначальным подсчетам. Да, можно раздуть бюджет и до 5, и до 10 миллионов, у кого какие аппетиты. Но если бюджет грамотно распределить, если все средства будут идти по назначению, мы в 2 миллиона укладываемся. Пока нам протянул руку помощи только Союз армян России, за что мы очень благодарны. Скажу откровенно, мы нуждаемся в содействии людей, которым небезразличны эти события. Будь то бизнесмен, будь то чиновник, будь то обычный рядовой гражданин, неважно, откуда он родом, важно, что он – армянин. И если мы сможем объединиться и направить свои усилия на то, чтобы этот фильм был снят, я думаю, это будет очень здорово.

– Скажите, если бы то землетрясение произошло не тогда, а сейчас… Тогда на помощь Армении пришла вся страна – то есть Советский Союз, сейчас этой страны нет, да и отношения между людьми поменялись…

– Вы знаете, я думаю, было бы то же самое. Так же все пришли бы на помощь, всем миром. Человек не поменялся. У человека появился айфон, планшет, интернет, а по сути-то мы не меняемся. Да, поменялись ориентиры. Я воспитан на ценностях одной страны, одной идеологии, сегодня я вижу другое, ну и что? А суть-то моя не поменялась, моя лично. Я все равно пытаюсь своих сыновей учить тому, как я понимаю эту жизнь. Я не могу перекрыть доступ к интернету, но, тем не менее, дома есть книги. Толстой же не поменялся. Тургенев не поменялся, Саят-Нова не поменялся. Читай. И там – то же. Ревность, любовь, ненависть, преданность, предательство – все то же. Человек взял убил старуху из-за того, что ему деньги нужны были. Просто сейчас это в более изощренной форме делается. А мы должны сказать: ребята, истина, она в другом.

– В чем?

– Истина – любовь. Истина – мать. Я как ведущий, когда работаю, всегда спрашиваю: вы когда последний раз родителям звонили? Ведь у каждого есть телефон, в телефоне забито: мама, мамулечка, мусик, у кого-то мама-джан, – когда вы последний раз хорошее слово маме сказали? И если после того, как я уйду с этого мероприятия, из 100 или из 300 человек 10, 20, даже если один позвонит своей маме, значит, я что-то сделал… Хотя я ничего не сделал, просто сказал…

– Алек, я желаю Вам, чтобы все у Вас сложилось!

– Сложится, я уверен.

Беседу вела Елена Князева
Официальный сайт фильма «11:41»: www.11-41film.ru
Электронная почта: info@11-41film.ru

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 9 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты