№17 (247) сентябрь (16–30) 2014 г.

«...Солнцам и мирам… всем светлым душам…» привет от Авета Тертеряна... привет…

Просмотров: 1780

1 сентября в крепости города Шуши (Нагорно-Карабахская Республика) под высоким патронатом первой леди Армении Риты Саргсян состоялась арцахская премьера оперы выдающегося армянского композитора Авета Тертеряна «Огненное кольцо». Спектакль поставлен ко Дню независимости Арцаха и 85-летию со дня рождения Авета Тертеряна.

«Ноев Ковчег» публикует беседу председателя медиаконгресса «Содружество журналистов» Ашота Джазояна с сыном композитора, музыковедом Рубеном Тертеряном, ныне профессором престижного университета в Эквадоре.

– Проект замечательного музыканта Сарине Автандилян, подхваченный Национальным академическим театром оперы и балета им. А.Спендиаряна при поддержке Министерства культуры Армении и НКР, – это не только знаменательное событие культурной жизни Армении и Арцаха, но и посыл мировой общественности о несломленном духе армянского народа, о силе его воли к самоопределению и, наконец, о возрождении Шуши как важнейшего культурного центра Закавказья. «Товарищам далеких стран и близких, солнцам и мирам, огнеподобным всем сердцам, всем тем, чья яркая душа пылает заревым огнем, – всем светлым душам, что, горя, стремились солнечным путем, принесшим в жертву жизнь свою, оставившим навеки свет, во мраке грозном бытия исчезнувшим, – привет, привет». Использованные в опере стихи Егише Чаренца из поэмы «Неистовые толпы» и музыка Авета Тертеряна придают этому событию некую, я бы сказал, космическую значимость.

– Выражая благодарность инициаторам проекта и, конечно же, первой леди – Рите Саргсян за ее патронат, не скрою, что шушинская премьера оперы Авета Тертеряна вызывает у меня родовую генетическую гордость. Исторические события вынудили моих предков покинуть Карабах: генеалогические корни моего деда – в арцахском поселке Мирушене, бабушка – из Тер-Овсепянцев – родилась в Шуши, и сегодня музыка отца вернулась на свою малую родину. И в этом, наверно, есть элемент исторической справедливости. Шуши в какой-то момент оказался изолированным от своего значения в армянской культуре, однако, я думаю, в мыслях каждого армянина, и, безусловно, нашей семьи, город оставался неким символом армянского величия, мифическим городом – подобно Шамбале, «стоявшей на бессменном дозоре эволюции человечества», – ставшим невидимым для человеческих глаз после мусульманского вторжения, дорогу к которому найдут лишь чистые сердцем.

– Может быть, в судьбе творческого наследия Тертеряна отразилась его важнейшая прижизненная черта – умение выдержать паузу, не спешить с оценками и действиями, зачастую приводящими к ошибке. Почти пятьдесят лет прошло с премьеры в Ереванском академическом оперном театре, армянские артисты представляли этот спектакль и в Мариинском театре, оперу записывали в Москве. Помню, какой огромный успех имела ее постановка в Германии. Сегодня – Арцах. В контексте актуальных политических событий, я думаю, это может стать именно тем весомым словом, следующим за выдержанной паузой. Сегодня Карабах претендует на роль культурного центра региона, а в 1988 году здесь первый раз материализовалась идея самоопределения народа, оказавшегося под протекторатом другой культуры.

– «Я – род, родовая память – Карабах, Дух – Армения, Генетика – Восток, Интеллект – язык – Россия, Разум – Весь Мир, Вера – христьянская, Храм Господний, под которым теплится языческое капище» – эти слова, записанные отцом в 1994-м, незадолго до его кончины, во многом проясняют его творческую концепцию в стремлении объединить прошлое и настоящее, божественное и человеческое в единой концепции национальных и общечеловеческих ценностей.

– Я вижу в этом космическую значимость музыки Авета Тертеряна, а может, и творческого провидения. Некое творческое предвидение, если я не ошибаюсь, вторая опера Тертеряна «Землетрясение», поставленная в Германии, принесшая новое признание армянскому искусству в мировом масштабе, была написана за четыре года до постигшей Армению сейсмической катастрофы.

– Об этом много писали, один из музыковедов даже подсчитал, что количество начальных ударных аккордов соответствует количеству толчков спитакского землетрясения. Может, это случайное совпадение, а может – предостережение творца человечеству. Уверен, каждый истинный творец, в соответствии с дарованной ему духовной напряженностью стремится передать миру информацию о предстоящем, о своей эпохе и о прошлом. И в разнообразии этих видений складывается национальная и мировая культура.

– Разделяя эту концепцию, хочу добавить, что вторая половина прошлого столетия заслуженно считается периодом расцвета армянской музыки. Непревзойденный Арам Хачатурян, его современник Григорий Егиазарян, поколение Александра Арутюняна, Арно Бабаджаняна, Эдварда Мирзояна, Лазаря Сарьяна, по возрасту за ними – Авет Тертерян, Эдгар Оганесян, Константин Орбелян. Все удостоены высочайшей награды советских времен, звания «Народный артист СССР». Кстати, Авет Тертерян последний народный артист СССР, и в прямом, и в переносном смысле представленный к высокому званию отделом культуры ЦК КП Армении. Не могу не упомянуть и Микаела Таривердиева, Дживана Тер-Тадевосяна, ныне здравствующего Тиграна Мансуряна. Горжусь своим общением с этими наделенными чертами неповторимой индивидуальности людьми, проявляющейся не только в творчестве, но и в повседневности. Буквально перед глазами: Авет Рубенович, всегда элегантно одетый, с непременным шейным платком, в окружении красивых поклонниц, появлявшийся на людях естественно отстраненным от суеты в перерывах своего творческого отшельничества.

– Любовь, как высшее человеческое чувство, отнюдь не стремящееся к житейскому счастью, наполняло жизнь отца. В готовящейся к постановке опере одна из кульминационных сцен – это сказка, которую рассказывает мужчина девушке, когда они остаются наедине вдали от бушующего войнами мира. Охотник, увидев лань, поражен ее красотой. Из гор слышится голос: «Убей ее, или ты превратишься в оленя». Охотник опускает ружье, и влюбленная пара убегает в леса. На вопрос, были ли они счастливы, рассказчик отвечает: «Может быть...» Две маленькие статуэтки влюбленной пары оленей и по сей день стоят на столе в рабочем кабинете отца.

– На Севане, с видом на трепещущее библейским одухотворением озеро после долгих лет творческой работы в Дилижане в конце 80-х Тертерян построил дом, который и стал его последней духовной обителью. Я был там и ощутил поразительную космическую силу. Думаю, выбор места был далеко не случаен.

– Я как-то слышал, что на планете существуют определенные места, где особенно ощущаются космические вибрации. Отцу много раз предлагали уехать из Армении или хотя бы построить дом в общепризнанных курортных районах с более мягким и здоровым климатом. Он же выбрал Севан, находящийся на 2000 метров над уровнем моря, наверно, ближе к небу, и оставался верен своему решению. Более того, он ожидал видеть у себя в доме других творцов: художников, писателей, режиссеров, философов, одаренных высоким духом людей. Он мечтал превратить свою обитель в Центр Современного Искусства с ежегодным фестивалем мирового значения.

– Полагаю, что руководство Армении, осознавая развитие культуры как форму укрепления государственности, подхватит идею Тертеряна и дом у Севана превратится в Центр Современного Искусства имени композитора, и мы станем свидетелями летних концертов симфонической музыки вблизи храма Айриванк.

Беседу вел Ашот Джазоян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 8 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты