№18 (248) октябрь (1–15) 2014 г.

Кто выиграет от конституционных преобразований в Армении?

Просмотров: 1555

Первое же заседание стартовавшей 8 сентября осенней сессии Национального собрания Армении ознаменовалось бурными дебатами между представителями невластной четверки – партий «Процветающая Армения», АРФ «Дашнакцутюн», «Армянский национальный конгресс», «Наследие» – и правящей Республиканской партии Армении. Препирательства между парламентариями возникают по любому поводу. К примеру, оппозиция вознамерилась вновь обратиться в Конституционный суд для признания закона «О накопительных пенсиях» не соответствующим Конституции РА. Однако камнем преткновения между парламентариями является инициированная правящим большинством концепция конституционных преобразований.

Журналисты и некоторые эксперты уже поспешили охарактеризовать наступившую политическую осень как жаркую. На что начальник полиции Владимир Гаспарян ответил, что «для жаркой осени есть холодный душ, а когда не помогает душ, полиция может организовать еще более жаркую осень». На это глава парламентской фракции ПА Наира Зограбян ответила, что вне зависимости от того, будет ли душ начальника полиции холодным или горячим, никаких изменений в планах четверки не предполагается.

Представленный 10 апреля 2014 года в парламент комиссией конституционных преобразований при президенте Армении проект «Порядка конституционных преобразований», по сути, отводит президенту республики роль технического главы государства. Согласно проекту, президент будет избираться парламентом сроком на 7 лет, без права на переизбрание, из числа беспартийных кандидатов. Его основные функции ограничатся отслеживанием выполнения положений Конституции, использованием ограничительных полномочий, ролью посредника в обеспечении равновесия в развитии страны. Меж тем премьер-министр будет занимать свой пост по итогам парламентских выборов, а правительство, сформированное им лично, – нести ответственность исключительно перед парламентом. Предполагается, что референдум по конституционным реформам состоится в 2017 году, одновременно с выборами в парламент. По словам представителя комиссии по конституционным реформам Геворка Даниеляна, концепция конституционных преобразований уже вошла в этап представления Венецианской комиссии в Париже, после чего к 15 октября будет представлена президенту Армении. Действующая Конституция была принята 5 июля 1995 года, а 27 ноября 2005-го в Армении был проведен референдум по внесению в нее поправок.

Авторы проекта обновления Основного закона страны мотивируют его стремлением «исключить монополизацию власти президентом, который, обладая большинством в парламенте, концентрирует всю власть в своих руках». Собственно, это недалеко от истины, учитывая, что президентом Армении и главой правящей РПА одновременно является Серж Саргсян. Кстати, сам Саргсян парадоксальным образом заявил членам созданной, по сути, им же комиссии, что является сторонником действующей модели управления. В тот же день президент официально заявил, что выдвигаться на пост президента или премьер-министра Армении отныне не намерен. Однако во всем этом есть одно «но», объясняющее достаточно многое. И «но» это заключается в фигуре экс-президента Роберта Кочаряна, которого многие справедливо подозревают в стремлении «возвратиться».

Лишь фактор Кочаряна способен внести ясность в туманную ситуацию, возникшую в Армении 10 апреля текущего года. До этого за парламентскую форму правления выступали практически все политические силы, кроме… правящей Республиканской партии. Республиканцы тогда заявляли, что время для подобных реформ пока не пришло, мотивируя это всем чем угодно, включая нахождение Армении в состоянии ни войны, ни мира. Ситуация изменилась довольно неожиданно в апреле, когда до этого выступавшие против конституционных реформ республиканцы неожиданно выступили с этой идеей сами. Очевидно, поводом для столь коренного пересмотра политических взглядов стали серьезные раздумья о том, кто станет президентом в 2018-м.

Иными словами, не имея четкой кандидатуры на пост президента (отбывающий второй срок Серж Саргсян является «хромой уткой»), республиканцы должны решать вопрос президента уже сегодня.

В отличие от республиканцев, похоже, такой кандидат есть у невластной четверки, в лице Роберта Кочаряна. Молчание экс-президента Армении длилось довольно долго, однако прервалось в прошлом году чередой статьей и интервью, обличающих и обвиняющих республиканское правительство Тиграна Саркисяна в бездействии, имитации деятельности и даже коррупции. Сегодня более чем очевидно, что Кочарян прощупывает ситуацию, взвешивая шансы своего «второго пришествия». И, учитывая все последние действия четверки, шансы эти у него есть, и со временем они лишь возрастают. На фоне нынешней прогрессирующей миграции и падения показателей экономического роста многие в Армении чуть ли не с умилением вспоминают двузначный экономический рост армянской экономики времен правления Кочаряна. Вспоминают о кочаряновском «четком разграничении сфер влияния и экономики» и олигархи, встревоженные слишком уж частыми в последнее время переделами собственности. Иными словами, шансы на президентство у Кочаряна есть, и нынешнюю власть он беспокоит довольно ощутимо.

На этом фоне у республиканцев, по большому счету, остается один выход – реформирование Конституции и превращение президента в техническую фигуру. Наделение же премьера мощными полномочиями позволит республиканцам сохранить все основные рычаги власти. Административный ресурс и все остальные «ресурсы», несомненно, позволят республиканцам одержать победу на парламентских выборах 2017-го. Очередную. И на этом фоне им останется лишь назначить премьера и правительство. И даже неважно, что премьером этим не будет Серж Саргсян. Важно, что Серж Саргсян по-прежнему будет лидером РПА и именно он назначит нового премьера со всеми вытекающими последствиями. А президентом в 2018-м республиканский парламент в этом случае может назначать кого угодно, хоть Роберта Кочаряна. Иными словами, республиканцы уже сегодня посредством ослабления президентского института и усиления фигуры премьер-министра и спикера парламента пытаются решить вопрос своего воспроизводства завтра.

Наглядной иллюстрацией происходящего стал вывешенный на ограде Национального собрания Армении 9 сентября арт-группой «Контрудар» плакат с надписью «Здравствуй, Роб!». Перспектива «второго пришествия» Роберта Кочаряна так не понравилась республиканским парламентариям, что плакат срывал не кто иной, как начальник службы безопасности парламента Карен Айрапетян, который после этого почему-то подбежал к освещавшей акцию журналистке и, ударив ее по руке, выбил планшет. Не в меру ретивым секьюрити после многочисленных публикаций в прессе занялась Специальная следственная служба. Пока же являющаяся флагманом протестной четверки «Процветающая Армения» готовит встречи с народом в Ереване и в областях с целью выяснения общественного мнения относительно запланированных республиканцами конституционных преобразований. Оппозиция убеждена, что преобразования в Конституции необходимы. Однако в краткосрочной повестке страны данного вопроса нет, поскольку действующая Конституция в случае правильного применения предоставляет все возможности для создания демократичной страны и реального противовеса властям. По их мнению, в условиях, когда ни одна более или менее серьезная проблема в экономике, управлении, политической системе Армении не связана с недостатками в Конституции, менять Основной закон не имеет никакого смысла. Впрочем, в частных беседах и даже публично большинство из республиканских депутатов признает, что менять форму правления с полупрезидентской на парламентскую особого смысла не имеет. Однако в команде депутаты от РПА почему-то придерживаются совершенно иной, противоположной точки зрения.

Сегодня очевидно одно: власти Армении решили не изобретать велосипед и решить проблему очередного воспроизводства посредством успешно опробованной в России схемы ротации «Путин – Медведев – Путин». Впрочем, на этом пути есть серьезные подводные камни, на которых в прошлом году оступился затеявший, в аналогичных целях, реформирование Конституции Михаил Саакашвили. Конституция была изменена, премьер наделен большими полномочиями, чем президент, однако премьером этим стал не лидер «Единого национального движения», а кандидат от созданной сравнительно недавно «Грузинской мечты»…

Давид Степанян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 8 человек