№18 (248) октябрь (1–15) 2014 г.

Влияние Азербайджана в Южном Дагестане нарастает

Просмотров: 3627

За последние 5 лет Южный Дагестан стал центром противостояния между республиканскими кланами. Если в далеком 2009 году правящие политические группы схлестнулись на выборах мэра Дербента, то сейчас борьба началась за пост главы Дербентского района.

В данное время район и город возглавляют люди, лояльные руководству Азербайджана. И вот переполненная чаша влияния Азербайджана в Дагестане вылилась в открытое противостояние.

Глава Дербентского района Курбан Курбанов не подчинился главе Дагестана Рамазану Абдулатипову. Курбанова попросили добровольно и досрочно покинуть свой пост. На сходе активистов района Курбанов ответил, что его избрал народ и только он может отозвать его с занимаемой должности. Ранее по требованию Рамазана Абдулатипова досрочно покинули свои посты 22 главы городов и районов республики. И Курбан Курбанов оказался первым, кто отказался исполнять волю высшего должностного лица республики. Сейчас администрацию Курбанова проверяют контролирующие ведомства. Противостояние продолжается. Дербентский район как большой пригород самого древнего города России, как транспортный узел сулит большие перспективы для развития туризма, и других отраслей экономики. И поэтому в борьбу за контроль над районом подключаются крупные игроки, азербайджанские, лезгинские, аварские олигархи.

Выборы или противостояние прикомандированных олигархов?

Чтоб понять, какие группы влияния присутствуют в Южном Дагестане, нужно вспомнить скандальные выборы в Дербенте в октябре 2009 года. Борьба за кресло мэра привела к противостоянию ?республиканских кланов. Древний город расколол правящие элиты на два враждующих лагеря. Нынешний мэр Дербента ?Имам Яралиев тогда был оппозиционным кандидатом. Ситуация в верхах была неординарной. Истекал срок президентства Муху Алиева. Всех интересовал один вопрос: останется ли первый президент республики на второй срок. Победа на выборах ?в Дербенте оппозиционного кандидата стала бы сильным ударом по имиджу Алиева. Кандидат в мэры Дербента Имам Яралиев считал своим соперником не действующего мэра Дербента Феликса Казиахмедова, ?а президента республики ?Муху Алиева.

Чтоб не допустить Яралиева в кресло дербентского мэра, глава республики подключил к предвыборной кампании всех своих статусных сторонников во властных структурах республики. По негласному распределению постов должность мэра Дербента была закреплена за лезгинами. Поскольку авторитетных лезгин в команде Муху Алиева не было, он вынужден был сделать ставку на действующего мэра Феликса Казиахмедова, непопулярного в народе, поскольку за 2 мэрских срока город оказался в запущенном состоянии.

По случайному совпадению или закономерности, именно в эти ?(2008-2009) годы в относительно тихом Южном Дагестане ряды «лесных людей» множатся, а ?территория проведения ими террористических атак ширится. Ближе к выборам в Дербенте и смене власти в республике волна террористических атак нарастала как снежный ком.

Проплаченный электорат и административная машина

Выборы в Дербенте раскололи политическую элиту Дагестана на 2 лагеря, если быть точнее, обнажили ?этот раскол. Начнем с влиятельных игроков в команде Муху Алиева. Это мэр Хасавюрта Сагидпаша Умаханов, тогдашний глава Дагестанского отделения Пенсионного фонда Амучи Амутинов ?и бывший руководитель Махачкалинского морского порта Абусупьян Хархаров. В оппозиции к нему оказались второй президент Дагестана Магомедсалам Магомедов, тогдашний мэр Махачкалы Саид Амиров, тогдашний глава Кизлярского района, ныне руководитель Дагестанского отделения Пенсионного фонда ?Сагид Муртазалиев. К тому же у Муху Алиева были весьма прохладные отношения с самым богатым дагестанцем Сулейманом Керимовым. ?

Получалось, что оппозиционные олигархи разного калибра ?стимулировали предвыборную активность избирателей. ?Административной машине Муху Алиева противостоял щедро проплаченный электорат. Из числа влиятельных сторонников Алиева на ?дербентские выборы были прикомандированы олигархи среднего звена – ?Хархаров и Амутинов. Из числа местных дербентских олигархов сторонником Муху Алиева был директор Дербентского завода игристых вин Магомед Садулаев.

Началась борьба за контроль над ТИКами и УИКами ?(территориальными и участковыми избирательными комиссиями). Сторонники Казиахмедова работали по выявлению неблагонадежных членов избирательных комиссий. От этих «творческих» личностей ?во многом ?зависят итоги голосования. Сторонники действующего главы республики, чтоб предотвратить подкуп избирательных комиссий, начали оказывать административно-силовое давление. Неблагонадежных членов УИКов доставляли в кабинеты высоких начальников на профилактические беседы. В день голосования треть избирательных участков не открылись. В городе было много силовиков. Происходили подтасовки бюллетеней и потасовки между сторонниками оппонирующих кандидатов. ?Причем сторонники действующего мэра пытались скрыть происходящее, показать, что выборы проходят «без особых происшествий».

После объявления итогов голосования, согласно которым победу одержал Казиахмедов, сторонники Яралиева устроили митинг, подали иски в суд по фактам нарушения избирательных прав. В итоге спустя 3 месяца, когда у Муху Алиева истек президентский срок, суд аннулировал итоги голосования в Дербенте.

Оппозиция распалась на почве распределения постов

После смены республиканской власти некогда ?оппозиционный политический альянс начал распределение должностей. Магомедсалам Магомедов становится ?президентом республики. Амучи Амутинова отправляют в отставку, и его место руководителя Дагестанского отделения Пенсионного фонда занимает Сагид Муртазалиев. Руководителем Махачкалинского морского порта на место Хархарова назначают человека Сулеймана Керимова. Имам Яралиев становится мэром Дербента, а его прежняя должность главы Сулейман-Стальского ?района переходит его родственнику Нариману Абдулмуталибову. Но в процессе дальнейшего распределения постов и ресурсов политический альянс начинает распадаться. ?Сулейман Керимов, который негласно поддерживал Яралиева на выборах ?в Дербенте, ?начал от него дистанцироваться. Причиной стали разногласия. В чем это выражалось? Керимов тихо снялся с налогового учета. Будучи зарегистрированным как физическое лицо в Дербенте, он платил более полутора миллиардов рублей налогов. Что же вынудило крупного налогоплательщика уйти из родного города? Видимо, олигарха не устраивало то, как неэффективно расходуется местный бюджет, который в большой степени формировался за счет его налогов. А с приходом Абдулатипова расклад политических сил существенно изменился. Но противостояние кланов продолжается.

Роль Азербайджана в клановой междоусобице Дагестана

Власти соседнего Азербайджана в такой ситуации не могли быть сторонними наблюдателями. Они продвигают свои интересы в Южном Дагестане. ?Ранее им было выгодно, чтоб Муху Алиев и его креатура в Дербенте Феликс Казиахмедов покинули свои посты. Первый президент Дагестана на официальных встречах с властями Баку поднимал неудобную проблему ущемления прав этнических дагестанцев, коренных жителей, проживающих в Северном Азербайджане. Он был неуступчив в вопросах распределения водных ресурсов трансграничной реки Самур и по спорным территориям. Россия и Азербайджан на протяжении многих лет не могли подписать договор о делимитации государственной границы из-за спорных участков. И этот договор был подписан сразу после ухода Муху Алиева. И как оказалось, российская сторона переговорного процесса, куда входили представители Министерства иностранных дел, руководство Дагестана, уступила Азербайджану земли по всем спорным позициям. Более того, подарили Азербайджану два ?населенных пункта – Храх-Уба и Урьян-Уба, которые никак не могли быть предметом спора, поскольку там жили граждане России, правопреемницы РСФСР. Села передали в нарушение российского и международного законодательства. В этих селах тысячелетиями проживали коренные жители, собственники этой земли, граждане России. И они даже представить не могли, что в одночасье, решением московских чиновников, будут лишены своих земель, своих очагов, их села станут частью территории ?другого государства. А сами они будут изгнаны из своих домов. Остается непонятным мотив – почему российская сторона пошла на такие уступки, что она получила взамен? Официально ничего об этом не говорится. Договор, грубо попирающий права коренных жителей и ?государственные интересы, был заключен в строжайшей секретности. Негласно говорили, что взамен территориальных уступок Азербайджан подписал выгодный для России газовый контракт. И опять же ?газовый контракт оказался секретным, и о выгодах для России ничего не говорится.

В результате подписания договора о делимитации российско-азербайджанской границы России нанесен материальный и моральный урон. Среди жителей приграничья появилась неуверенность: не случится ли так, что и они окажутся брошенными. Доверие к Москве, подарившей земли Азербайджану, естественно, падает.?Ущерб, нанесенный этим договором, в денежном выражении можно оценить почти в миллиард рублей. Именно столько нужно ?на строительство домов для беженцев из сел Храх-Уба и Урьян-Уба, которые сейчас скитаются по съемным квартирам в республике.

Имитация правозащитной активности

В Дагестане многие общественные активисты выступали против ассимиляции ?этнических дагестанцев. Но в последние годы ?они не так часто поднимают эту проблему. А в самом Азербайджане таких активистов практически не осталось. ?С начала 90-х годов в многонациональном молодом государстве Азербайджан власти пытаются ассимилировать лезгин, аварцев, талышей, рутульцев и цахур. Наблюдается тенденция, что властями Азербайджана взят курс на искусственное ?создание мононационального государства, где, кроме азербайджанцев, никого не должно быть.

Официальная статистика в Азербайджане выдает ничтожные цифры о количестве населения нетитульной национальности. Хотя всем известно, что в Азербайджане лезгин проживает больше, чем в Дагестане, из общего числа аварцев в соседнем государстве проживает 20%, а цахур – 80%. Во властных структурах мононациональных лезгинских и аварских районов Азербайджана они практически не представлены. Официальные данные о талышах, персах, татах, евреях также подвергаются сомнению.

Хотя ?между Дагестаном и Азербайджаном заключен договор об экономическом и культурном сотрудничестве, никакие контакты дагестанских деятелей культуры не допускаются. Такой же запрет наложен по сотрудничеству между земляками в сфере торгово-экономической деятельности. Выходит, что азербайджанские власти стремятся решить проблему разделенных народов путем упразднения этих народов.

В СМИ начали появляться сообщения о том, что в Азербайджане собираются принять закон, по которому будут упорядочиваться окончания имен, фамилий граждан Азербайджана. То есть они будут писаться с тюркскими окончаниями типа «оглы».

И если у них это получится, то произойдет полная принудительная ассимиляция.

Защищать, отстаивать интересы дагестанцев в Азербайджане должен постоянный представитель Дагестана, администрация которого расположена в Баку. Но этот пост многие годы занимал азербайджанец Магомед Курбанов. Его брат Курбан ?Курбанов с 1998 года возглавляет Дербентский район Дагестана. Этот пост ему перешел по наследству от отца. Правящая в Дербентском районе семья Курбановых дружит с семьей Ильхама Алиева еще с начала 90-х годов. И Магомед Курбанов никак не был заинтересован защищать права преследуемых в Азербайджане этнических дагестанцев. Следовательно, последний канал связи с земляками был наглухо закрыт.

В последние годы Баку все больше проявляет интерес к Южному Дагестану. Интерес выражается в реализации инвестиционных проектов, культивировании своих ценностей, укреплении позиций азербайджанцев, проживающих в Дагестане, в продвижении их во властные структуры. И в этих вопросах власти Дагестана в последние годы демонстрируют свою лояльность. Образцом лояльности можно считать того же мэра Дербента Имама Яралиева, который имеет влияние и на ряд других районов в Южном Дагестане. Ранее его называли лидером лезгинского народа. Но, став главой Дербента, он начал поощрять приход азербайджанских инвестиций, присвоил центральной улице в Дербенте имя Гейдара Алиева, сменил сотрудников в газете «Настоящее время». А в этой газете часто публиковались статьи, защищающие этнических дагестанцев в Азербайджане.

Нет ни одной правительственной или неправительственной структуры в Азербайджане, которая может хотя бы формально реагировать на обращения земляков-дагестанцев.

А на территории РФ действуют две ?лезгинские общественные организации. Это «Садвал», причисленный в Азербайджане к экстремистской организации, и Федеральная лезгинская национально-культурная автономия (ФЛНК). «Садвал» не имеет бюджета и как бы функционирует на энтузиазме ?группы ученых и общественников. ?Федеральная лезгинская национально-культурная автономия имеет солидный бюджет, штаб-квартиру в Москве, филиалы, печатный орган. ?Следовательно, у нее есть большие возможности. Однако лезгинские активисты в Южном Дагестане обвиняют руководство этой организации в имитации бурной деятельности по защите лезгин. Они утверждают, что ФЛНК саботирует попытки самоорганизации лезгинских активистов. Подтверждением тому стал сорванный митинг протеста по переименованию улицы Советская в городе Дербент на улицу Гейдара Алиева.

Митинг протеста был организован представителями ФЛНК. ?И в конечном счете он не состоялся. На митинг пришло значительно меньшее ?количество людей, чем было заявлено. И эту небольшую группу с раннего утра ждало большое количество полицейских. Они дежурили на главных перекрестках города и по всему периметру парка, где планировался митинг. Полицейские не пропускали к парку даже случайных прохожих. ФЛНК собиралась подать иск в суд по поводу незаконности переименования центральной улицы. Но дело спустили на тормозах, и протестовать больше не стали.

Муса Мусаев, Махачкала

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 9 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты