№20 (250) ноябрь (1–15) 2014 г.

Ереван присоединяется к Евразийскому союзу, обходя геополитические рифы

Просмотров: 2081

Возвращение России и Европы к режиму сотрудничества может начаться с Армении

10 октября 2014 года наверняка войдет в историю Армении и других бывших республик Советского Союза. В этот день в Минске президенты России, Белоруссии и Казахстана подписали договор о создании Евразийского экономического союза (ЕАЭС), а также приняли в ряды этого нового интеграционного объединения Армению. На постсоветском пространстве возник альянс, претендующий со временем стать неким аналогом Европейского союза.

В своих выступлениях президенты Серж Саргсян и Нурсултан Назарбаев откровенно подчеркнули несколько существенных обстоятельств, сопутствующих процессу присоединения Армении к ЕАЭС.

Во-первых, переговоры были нелегкими. Действительно, о своем намерении присоединиться к новому союзу Ереван заявил еще в сентябре прошлого года, но согласование правовых, экономических и политических вопросов потребовало значительного времени. Во-вторых, мешала специфика, связанная с отсутствием у страны общих границ с иными членами объединения, указал армянский лидер. А Назарбаев не стал скрывать, что были и иные противоречия, но «удалось достичь компромисса по вопросу, который мы задавали, вопросу деликатному, о пределах границ, в которых Армения присоединяется».

Напомним, еще в мае на заседании совета Евразийской экономической комиссии казахстанский президент довольно неожиданно зачитал письмо азербайджанского руководителя Ильхама Алиева, который требовал рассмотреть вопрос о том, вступает ли Армения в ЕАЭС в своих нынешних международно признанных границах или «вместе с Карабахом». Тогда это вызвало в Армении и в Арцахе очень громкий резонанс: было непонятно, почему глава страны, никакого отношения к ЕАЭС не имеющей, ставит некие условия и ограничения участникам интеграционного процесса. Официальный Ереван, впрочем, отреагировал хладнокровно. Было заявлено, что Армения после обретения независимости стала членом десятков различных международных организаций (ООН, ВТО, Совета Европы, ОБСЕ и других), однако во всех случаях вступила в их состав именно в нынешних, признанных на международном уровне границах, то есть без Карабаха.

Ильхама Алиева и лоббирующего интересы единокровного и единоверного Азербайджана Нурсултана Назарбаева это удовлетворило. Однако в обоих армянских государствах ощущение тревоги продолжало и продолжает сохраняться. Опасения связаны с возможным установлением на армяно-арцахской границе таможенного пункта, что, по логике критически настроенных ереванских комментаторов, означает разъединение двух армянских государств, фактическое признание азербайджанского суверенитета над НКР.

Заметим, что такая логика полностью соответствует царящим на Апшероне настроениям. Саммиту ЕАЭС в Минске азербайджанские СМИ посвятили массу материалов. Достаточно, впрочем, упомянуть лишь одну такую публикацию на сайте haggin.az, чтобы полностью представить, о чем речь идет. «Ильхам Алиев возвращает Карабах без единого выстрела!» – ликует автор статьи, бывший диссидент и «отсидент», а ныне – верный прислужник правящего режима Эйнулла Фатуллаев. Действующему президенту, оказывается, удалось сделать то, чего не удавалось ни одному из правителей Азербайджана – «выбраться из запутанного геополитического лабиринта и возвратить оккупированный четверть века назад Карабах». Это крупнейший политический и дипломатический успех! На границе Карабаха с Арменией появятся таможенные посты!

Между тем «Азербайджан в путинский союз так и не вошел, вновь утвердив суверенитет… Армения влезла в ярмо колониальной зависимости, полностью потеряв остатки политической независимости и экономической самостоятельности. Однако при этом Ереван потерял и контроль над Карабахом. Как политический, так и экономический. Полный парадокс!».

Парадокс, однако, состоит в другом – почему не звучали столь бравурные заявления во всех иных случаях, связанных со вступлением Армении без Карабаха в иные международные организации?

По-видимому, потому, что раньше азербайджанская пропаганда была «заточена» вовсе не на «возвращение Карабаха» путем тонких (как утверждается) и дальновидных шагов любимого вождя, а на силовые методы разрешения конфликта. Все последние годы из Баку звучали воинственные заявления о намерениях в одночасье согнуть армян в бараний рог, за пару дней «решить вопрос», для чего и тратятся огромные суммы на закупку вооружений и переоснащение армии. Более того, летом нынешнего года, пользуясь сложной ситуацией на Украине, к которой было приковано внимание международного сообщества и в особенности России, Баку, по существу, попытался осуществить давно обещанный блицкриг. На армяно-азербайджанской границе и на линии соприкосновения войск в Карабахе целую неделю шли полномасштабные кровопролитные бои с применением тяжелых вооружений. Вероятно, расчет делался на то, что армянская сторона отведет часть войск с арцахского фронта, чтобы защитить свои северо-восточные регионы, и это позволит прорвать глубоко эшелонированную карабахскую линию обороны. Прием, заметим, ненов: экс-президент Грузии Михаил Саакашвили попробовал вернуть Южную Осетию и Абхазию, когда мир следил за открытием Олимпиады-2008 в Пекине; переворот в Киеве, приведший к бегству президента Януковича, произошел в момент торжественного закрытия зимней Олимпиады в Сочи. Россия, впрочем, вмешалась: президент Путин пригласил глав противоборствующих сторон на переговоры, чтобы снизить напряжение. Правда, произошло это уже после того, как армянские войска сумели нейтрализовать поползновения противника. По-видимому, Баку после этого пришел к выводу, что блицкриг невозможен. И уж тем более невозможна полномасштабная длительная война, которая камня на камне не оставит от транспортно-энергетической инфраструктуры региона – основы основ азербайджанской экономики. Отсюда и зримое изменение в подходах бакинской пропаганды, которая отныне начинает проводить идею «мирного» возвращения Карабаха, главным шагом к чему, оказывается, стало вступление Армении в ЕАЭС.

В этой связи уместно привести разъяснения зам. министра иностранных дел Армении Шаварша Кочаряна. По его словам, в договоре о членстве Армении в ЕАЭС нет ни одного положения об установлении таможенного пункта между Арменией и Нагорным Карабахом. Более того, этот вопрос, оказывается, вообще не был предметом переговоров. Формулировка, которая имеется в документе, гласит, что «таможенной территорией является территория данных государств». «Мы подтвердили подход, которого Армения придерживалась с момента приобретения независимости, а именно: Нагорный Карабах не является частью Армении, мы строим наши отношения с Нагорным Карабахом как с де-факто состоявшимся государством, не признавая его де-юре, наши отношения носят горизонтальный характер». В результате, отметил Шаварш Кочарян, Баку попал в ловушку, расставленную его собственной пропагандой, пытаясь настоять, что Нагорный Карабах не является частью Армении, притом что «эта идея была и остается в основе нашей официальной позиции». Но тут выглядит любопытной сделанная вскользь оговорка: замглавы дипведомства Армении указал, что Ереван «в любую минуту может признать независимость Нагорного Карабаха», но не делает этого в связи с существующим форматом мирных переговоров в рамках Минской группы ОБСЕ и иными обстоятельствами.

Нам такой намек представляется весьма важным. Представим, что, исходя из требований текущей политической конъюнктуры, Россия, Белоруссия и Казахстан действительно потребуют установления таможенного пункта на армяно-карабахской границе. Полностью исключать подобного развития событий нельзя. Дело в том, что в России на разных (включая официальный) уровнях заговорили о желательности присоединения к ЕАЭС также и Азербайджана. Это якобы позволило бы «легче решить» вопрос Карабаха, поскольку-де «актуальность» проблемы границ отойдет на второй план и все будет, «как в Советском Союзе». Сразу скажем, что подобный подход выглядит, мягко говоря, весьма наивным: карабахский вопрос родился именно в Советском Союзе, когда ни о каких границах речи вообще не было. И он, как всегда указывает армянская сторона, никак не является территориальным спором, но связан с реализацией права наций на самоопределение. Поэтому, если партнеры Армении решат поднять вопрос об установлении таможенного пункта, а Баку сочтет за лучшее вступить в ЕАЭС (а к тому и впрямь идет дело, учитывая все более обостряющиеся отношения Азербайджана с Западом), может возникнуть очень неоднозначная ситуация. Нет сомнений, что Ереван в этом случае мгновенно официально признает Нагорно-Карабахскую Республику. Ведь формат Минского миротворческого процесса сразу же утратит свою актуальность и значение. Арцах соответственно превратится, говоря языком международного права, в частично признанное государство – подобно Северному Кипру, Абхазии, Южной Осетии. И в результате установление Арменией таможенного пункта на границе с НКР станет совершенно неизбежным явлением – как принято в межгосударственных отношениях. Ведь есть же таможня на российско-абхазской границе, к примеру. И никого это не удивляет, хотя Сухуми, помимо России, признали лишь пара-тройка отнюдь не первостепенных стран типа Вануату и Науру. В результате усилия Баку и Астаны приведут к легитимации, пусть и частичной, фактического статуса НКР. И бог весть, каким образом после этого Азербайджан будет пытаться вернуть себе Карабах, совершенно ясно понимая, что это означает полномасштабную войну с Арменией. Партнеры по ЕАЭС тоже окажутся, прямо скажем, не в самой завидной ситуации. Хотели таможню – пожалуйста! У нас с Карабахом есть признанная граница. А если Азербайджан таковой не имеет, то это его проблемы. Пусть садится за стол переговоров с карабахцами и пытается договариваться. Ведь никакого другого решения в подобной конфигурации просто невозможно придумать.

Мы намеренно остановились на первоочередных политических проблемах, связанных со вступлением Армении в ЕАЭС. Дело в том, что вопросы экономического и социального характера, насколько можно понять, пока выглядят достаточно расплывчато. Понятно, что крайне ограниченный армянский рынок не может представлять серьезного интереса для могущественных партнеров Еревана по альянсу. Поэтому некоторые эксперты склонны полагать, что основные дивиденды получит именно армянская сторона, для которой весьма важны свободное передвижение товаров, услуг, капиталов и особенно рабочей силы. Но такие подходы исходят из нынешних обстоятельств, не учитывая ряд достаточно вероятных перспектив. Например, возможность расширения ЕАЭС, более тесного сотрудничества этого объединения с некоторыми государствами Ближнего и Среднего Востока, такими как Иран, Ирак, Сирия, не исключено, что и Турция. В этом случае Армения станет вовсе не «довеском», а важным звеном в процессе расширения и развития евразийской интеграции.

Во-вторых, Ереван постоянно подчеркивает, что, став членом ЕАЭС, не намерен разрывать взаимосвязей с Европой, которые удалось наработать в период активного участия в программе Евросоюза «Восточное партнерство» (членом которой Армения остается и сейчас). То есть страна намерена по-прежнему, в рамках возможного, вести комплементарную внешнюю политику. И это не бессодержательные декларации. Буквально на днях в бывшем райцентре Чаренцаван состоялось открытие первого совместного армяно-польского военно-промышленного предприятия «Любава-Армения».?Оно основано на базе одного из крупных заводов военно-промышленного комплекса советских времен – Чаренцаванского станкостроительного. Новое предприятие, которое открывали глава Министерства обороны Сейран Оганян и польский посол Здислав Рачинский, займется, как сказано в официальном сообщении, модернизацией и ремонтом производственных объектов, а также станет производить «современное многофункциональное оборудование». Легко догадаться, что речь о продукции военного и двойного назначения. И в этой связи интересно отметить, что, по словам Сейрана Оганяна, компании удастся расширить производство, в том числе за счет выхода на рынок ЕАЭС и прочие международные рынки.

Сегодня, в момент значительного обострения отношений России с Западом из-за Украины, планы такого порядка могут показаться слишком уж оптимистичными. Но ведь любое противостояние рано или поздно завершается, отношения между партнерами постепенно восстанавливаются, особенно если невооруженным глазом видно, что «война санкций» сильно вредит обеим сторонам. А нелегкая ситуация в мировой экономике лишь подстегивает стремление к кооперации. Поэтому совсем не исключено, что Армения действительно может стать серьезным звеном, обеспечивающим возрождение широкого международного экономического взаимодействия. И в этом может заключаться один из самых существенных моментов, связанных не только с чисто экономическими, но и геополитическими аспектами присоединения Армении к Евразийскому экономическому союзу.

Армен Ханбабян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 12 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты