№20 (250) ноябрь (1–15) 2014 г.

Российская политика на Каспии и ветер с Апшерона

Просмотров: 1450

Минувшие недели были отмечены многими знаковыми событиями, связанными с Каспийским регионом, занимающим важное геополитическое положение и находящимся в перекрестье разнонаправленных интересов.

Еще в далекие, как теперь кажется, времена Билла Клинтона, когда трубопроводы от Баку до Джейхана и Эрзерума существовали еще только в виде проектов, Каспийское море было объявлено зоной национальных интересов США. Не остался в стороне от освоения ресурсов региона и Европейский союз, реализующий в прикаспийских странах самые разнообразные программы (в том числе и по общей политике в сфере безопасности и обороны). И то обстоятельство, что разветвленные и диверсифицированные связи бывших советских республик с Западом мешали выработке их единого подхода к актуальным проблемам Каспия, представлялось вполне естественным и логичным. Для иллюстрации: по итогам 2013 года товарооборот между Азербайджаном и Россией едва превысил 2,5 миллиарда долларов, между Азербайджаном и Ираном составил примерно миллиард, в то время как аналогичный показатель с Турцией составил 4,6 миллиарда, на 10% превысив показатели 2012 года. Товарооборот же Баку со странами Европейского союза и вовсе перевалил за 15 миллиардов, составив более 40% от общего объема внешней торговли страны.

Осознание необходимости что-то в этой ситуации менять (очевидное, впрочем, далеко не для всех) приходит постепенно, параллельно усилению разногласий между Россией и Западом в связи с украинским кризисом и эхом взбудораженного «арабской весной» так называемого «Большого Ближнего Востока». Эхо это уже сейчас вполне различимо как по восточному, так и по западному побережью Каспия. Прорывы со стороны Афганистана на туркменскую территорию уже привели к сотням погибших, причем тактика нападающих во многом сходна с той, которая применяется боевиками «Исламского государства» в Северной Сирии. Не все спокойно и в Азербайджане, власти которого не скрывают своей тревоги в связи с участием граждан страны в событиях в Сирии и Ираке. Не менее важной является проблема внешнего военного присутствия на Каспии, которое вполне можно протолкнуть под сурдинку «борьбы с терроризмом», вызывающая тревогу, прежде всего, со стороны России и Ирана.

Осознание общих угроз и необходимости выработки общих на них ответов привело участников встречи глав прикаспийских государств, состоявшейся 29 сентября в Астрахани, к подписанию совместного политического документа, не имеющего, впрочем, обязательной силы. Не удалось достигнуть прорыва (на который, впрочем, никто особо и не надеялся) в вопросе окончательного определения правового статуса Каспийского моря. Напомним, разработка документа, призванного внести ясность в вопросы раздела Каспия между пятью прибрежными странами и порядка пользования его разнообразными ресурсами, ведется вот уже почти 20 лет. Российская сторона рассчитывает, что достигнутый в Астрахани прогресс ускорит подготовку конвенции, среди положений которой должны быть прописаны жесткие ограничения на пребывание на Каспии вооруженных группировок третьих стран (если не его полный запрет).

Внимание Москвы к региону Каспийского моря было подтверждено также и состоявшимся в середине октября визитом министра обороны России Сергея Шойгу в Баку, где он встретился с главой Азербайджана Ильхамом Алиевым и министром обороны Закиром Гасановым. Начиная с сентября, Баку в сопровождении представительных делегаций посетили Дмитрий Рогозин, Сергей Собянин, Владимир Жириновский, Дмитрий Киселев… В состав делегации Минобороны России вошли также заместитель Шойгу Анатолий Антонов и главком ВМФ Виктор Чирков, что во многом свидетельствует о приоритетных для российской стороны вопросах – таких как политическое взаимодействие и перспективы укрепления взаимодействия военных флотов двух стран. Не стоит забывать, что октябрьский визит Сергея Шойгу стал первым на столь высоком уровне после серьезного охлаждения двусторонних отношений после де-факто выдворения (путем резкого повышения арендной стоимости) российских военных с радиолокационной станции «Дарьял» в Габалинском районе. Что же касается конкретных форм взаимодействия, то министры обороны двух стран договорились о проведении в 2015 году ряда совместных военно-морских мероприятий, целью которых станет отладка совместных мер по защите судоходства и обеспечению безопасности экономической деятельности на море. «Мы предложили подумать о создании системы коллективной безопасности в Каспийском регионе, – напомнил Сергей Шойгу о давнем российском подходе к решению проблем Каспия. – Первым этапом могло бы стать создание совета командующих ВМС и подготовка пятистороннего соглашения о предотвращении инцидентов на Каспийском море и воздушном пространстве над ним». Кроме того, министры обороны подписали план взаимодействия двух ведомств на 2015 год.

По словам Закира Гасанова, в ходе переговоров обсуждались «вопросы международной и региональной безопасности, вопросы двустороннего сотрудничества». В планах сторон – проведение совместных командно-штабных учений и тактических учений на Каспии, а также ряд других мероприятий по линии ВМС. Говоря о военно-техническом сотрудничестве, он отметил, что в Азербайджане «очень успешно реализуется программа по оснащению вооруженных сил страны современным вооружением и техникой российского производства».

Несмотря на «военно-морской» акцент встреч российской военной делегации в Баку, ни для кого не секрет, что российско-азербайджанское военно-техническое сотрудничество развивается и по другим направлениям, некоторые из которых вызывают нескрываемую тревогу в Армении. Согласно данным, приводившимся в российских СМИ, только в период с 2010 по 2012 год были заключены контракты на общую сумму около 4?млрд долларов, в то время как общий объем поставок вооружений по линии «Рособоронэкспорта» в Баку до конца уходящего года может достигнуть около 5?млрд долларов. Об этапах двустороннего военно-технического сотрудничества напомнил в ходе сентябрьской бакинский выставки ADEX-2014 возглавлявший российскую делегацию советник генерального директора «Рособоронэкспорта» Эсен Топоев. Он напомнил, что Москва и Баку «в 2010 году подписали большой пакет, куда вошел целый ряд наименований. Сроки все разные, часть мы в этом году поставили, что-то в том году завершили, а что-то будем завершать в 2015 году. Поставки рассчитаны до 2017 года включительно». Передача Азербайджану ста танков Т-90С будет завершена в начале 2015 года, причем о дополнительных поставках речи не идет (ранее представитель Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству Константин Бирюлин сообщал о возможной продаже Баку еще ста танков). Азербайджан проявляет также интерес к закупке берегового ракетного комплекса «Бал-Э», который сейчас эксплуатируется береговым дивизионом Каспийской флотилии ВМФ РФ, расположенным в дагестанском Избербаше. В то же время, как представляется, интерес прикаспийской республики к некоторым образцам российской авиационной техники может таковым и остаться вследствие высокого уровня кооперации, достигнутого по ряду направлений, с другими странами. Скорее всего, вовсе не случайно 10 сентября министр обороны Закир Гасанов провел расширенную встречу с делегацией из Израиля, которую возглавил министр обороны этой страны Моше Яалон…

С точки зрения борьбы за перспективные оружейные рынки представляется вполне логичным то обстоятельство, что «Рособоронэкспорт» не только спешит занять возможные ниши, но и пытается закрепиться на более длительную перспективу, связанную, прежде всего, с ремонтом и обслуживанием поставленной ранее техники, а также с обслуживанием персонала. По словам Эсена Топоева, Азербайджан обратился уже к «Рособоронэкспорту» с просьбой подготовить предложения о создании на территории страны центров по ремонту и обслуживанию вертолетов и бронетехники. Правда, все это пока «на уровне предложений и обращений на уровне заказчика – принимающей стороны. В том числе наши предложения будут подготовлены и направлены для того, чтобы в ближайшее время мы могли предоставить детализацию вариантов как по вертолетной, так и по бронетанковой тематике». «Туда мы включаем вопросы, связанные с подготовкой персонала различного назначения. Это не только технический персонал, но мы говорим и о том, что будет идти обучение специалистов на летательный аппарат или бронетанковую технику, или любую другую – как эксплуатантов, так и специалистов технического обслуживания, ремонта и сопровождения всех этих образцов техники», – добавил представитель «Рособоронэкспорта». Он также сообщил, что Азербайджан вскоре может приступить к лицензионному производству боеприпасов для гранатомета РПГ-7 – строительство предприятия по их выпуску практически завершено:?«Создание на своей территории предприятий по лицензионному выпуску современной военной техники – перспективное направление военно-технического сотрудничества. И Азербайджан в последние годы не только импортирует большое количество современной военной техники, но и стремится организовать собственное производство основных видов продукции военного назначения».

Будущее покажет, какие из вышеперечисленных заявленных сделок будут конкретизированы взаимными обязательствами, а какие так и останутся намерениями. И даже реализация уже, казалось бы, одобренных проектов несвободна от организационных проблем, что приводит к задержкам по срокам.

Хочется также заметить, что сообщения о тех или иных подписанных, а порою – всего лишь гипотетических контрактах целенаправленно используются некоторыми СМИ в целях оказания психологического воздействия (разумеется, разнонаправленного) на армянскую и азербайджанскую аудиторию. Однако попытки запугать Армению и Нагорный Карабах вновь и вновь доказывают свою несостоятельность, чему подтверждение – не только заявления официальных лиц Еревана и Степанакерта (из которых можно узнать немало интересного), но также известное обострение на линии соприкосновения сторон, к ходу, причинам и последствиям которого «Ноев Ковчег» неоднократно обращался, в частности в статье Сергея Минасяна «Молчащие пушки августа…» При этом уровень российско-армянского военного сотрудничества не только остается высоким, но и постоянно совершенствуется, что очевидным образом связано не только с катастрофическим развитием на Ближнем Востоке, но и с неспокойной обстановкой в Кавказском регионе. Так, с 12 по 19 октября в Армении прошли масштабные тактические учения, в которых был задействован практически весь состав расположенной в Гюмри 102-й военной базы. В это же время состоялся, отмеченный рядом практических мероприятий, визит в Армению военной делегации во главе с начальником инженерных войск России генерал-лейтенантом Юрием Ставицким. В стране также находится рабочая группа Управления войск радиационной, химической и биологической защиты России. Важным представляется и заявление министра обороны Армении Сейрана Оганяна, расценившего укрепление российско-азербайджанского военного сотрудничества как нормальный процесс, без которого не удастся разрешить сложные вопросы, связанные с безопасностью проблемного Каспийского региона.

Возвращаясь к теме визита главы оборонного ведомства России на берега Апшерона, следует заметить, что некоторые наблюдатели охарактеризовали его как попытку сгладить якобы негативный для диалога с прикаспийской республикой эффект от вступления Армении в Евразийский экономический союз. По данным газеты «Коммерсант», еще весной Ильхам Алиев написал соответствующее письмо Владимиру Путину, выражая озабоченность негативными последствиями такого шага для процесса урегулирования проблемы Нагорного Карабаха, а также для связей Москвы и Баку. Вряд ли, однако, это так – российско-азербайджанские отношения имеют самостоятельную «повестку дня», формируя которую, Москва последовательно (и вполне оправданно) пытается побудить стороны искать политические механизмы решения конфликтных вопросов. Приоритетом России является обеспечение стабильности и безопасности на Каспии с участием исключительно прибрежных стран, в то время как активизация военно-технического сотрудничества с внешними игроками будет способствовать их дальнейшему проникновению в регион. Это, собственно, происходит вот уже в течение многих лет, и российской вектор военно-технического сотрудничества если и является приоритетом, но всего лишь одним из нескольких. О параметрах военно-технического сотрудничества с Израилем мы уже частично упомянули выше и ранее затрагивали эту тему на страницах «Ноева Ковчега». Еще в большей степени это относится к Турции, части вооруженных сил которой провели с 19 сентября по 3 октября совместно с Азербайджаном беспрецедентные оперативно-тактические учения, в которых были задействованы почти все родa войск. Согласно официальной информации, в учебно-тренировочных мероприятиях приняли участие до тридцати тысяч человек личного состава, десятки единиц бронетехники, 150 единиц ракетных и артиллерийских систем, до 20 самолетов и 15 вертолетов. Согласно указу президента Азербайджана, в рамках учений были задействованы 10.000 запасников. Сами учения предусматривали отработку совместных действий разведывательных подразделений, формы и способы атаки противника с суши и с воздуха и, наконец, боевые стрельбы из различных видов стрелкового оружия, артиллерийских расчетов, зенитно-ракетных систем и комплексов, а также бронетехники и танков. Таким образом, нетрудно сделать вывод, что учения носили явно выраженный наступательный характер, а кто рассматривается в Баку и Анкаре в качестве основного противника – догадаться, думается, несложно…

Вряд ли также является большим секретом то, что через посредство Турции происходит приобщение ее основного партнера на постсоветском пространстве к правилам и стандартам как Североатлантического альянса, так и вооруженных сил самой Турции. Да, по словам помощника министра оборонной промышленности Азербайджана Азада Маммадова, военно-техническое сотрудничество с Россией имеет свои существенные преимущества в виде отсутствия языкового барьера, аналогичных ГОСТов и отраслевых стандартов (что снимает многие проблемы при организации совместной производственной деятельности), наличия кадров, подготовленных еще в бывшем СССР. Однако ситуация постепенно меняется вследствие объективных причин политического характера, которые не могут не сказываться и на практической работе. По словам Маммадова, на сегодня в суммарном объеме военно-технического сотрудничества Азербайджана Россия занимает первое место, на втором находится Турция, затем идет ЮАР. Однако здесь важны тенденции, и они очевидны. Например, вот уже более семи лет работа в расположенном в Баку 4-м армейском корпусе Азербайджана ведется на основе документов НАТО. Практически весь офицерский корпус республики прошел или проходит, в целях повышения военной квалификации, турецкие школы обучения. По всей видимости, стандарты совместимости турецких и азербайджанских ВС в полной мере распространяются и на созданную в Нахичеване Особую общевойсковую армию. Наконец, главой Управления международного сотрудничества Министерства обороны АР недавно назначен генерал-майор Гусейн Махмудов, занимавший до этого должность военного представителя ВС Азербайджана при штаб-квартире НАТО в Брюсселе.

Учитывая это и многое другое, можно сделать вывод о продолжении острой конкуренции за оружейный рынок Азербайджана, в которой у российских производителей и поставщиков имеются как объективно сильные (прежде всего это высокое качество и технико-тактические характеристики многих образцов вооружений), так и слабые стороны. К последним, помимо наличия амбициозных конкурентов, относится и общий политический фон, не слишком благоприятный для Москвы и продвигаемых ею проектов. В этом плане вступление Армении в Евразийский экономический союз стало скорее очередным поводом для обвинения России в так называемых «имперских амбициях» и стремлении и дальше содействовать тому, что в Баку именуют «оккупацией Арменией Нагорного Карабаха». Наблюдаемое вот уже не первый год стремление России (как, кстати, и Ирана) максимально обойти острые углы в диалоге с властями Азербайджана материализуется в заявления о стремлении «развивать дружеские отношения между нашими странами», которые отнюдь не всегда являются свидетельством отношений, основанных на подлинном взаимном доверии.

Возможно, различные российско-азербайджанские контакты и взаимные визиты, имевшие место за последнее время, несколько поспособствуют сворачиванию недружественной риторики, но что-то подсказывает, что если это и произойдет – то лишь на время. Слишком интересен Азербайджан широкому спектру международных игроков, сделавших ставку на максимальное дистанцирование постсоветских стран от России. И приходится признать, что эта ставка Вашингтона и Брюсселя в значительной степени себя оправдывает. «Политический выбор Азербайджана в пользу Запада и, как следствие этого выбора, расширение военно-политического и военно-технического сотрудничества с Израилем, Турцией, США и НАТО давно уже стал реальностью. И от этого выбора Баку отступать не намерен. Ильхам Алиев может подписывать любые декларации, но это совершенно не означает, что он намерен их соблюдать, если они будут противоречить интересам западных партнеров Азербайджана», – отмечает информационно-аналитический интернет-ресурс iran.ru в комментарии к итоговому документу Астраханского саммита, о котором мы упоминали в начале статьи. И если согласиться с этим предположением, то можно прийти к выводу, что любые возможные закупки Азербайджаном российских вооружений будут и впредь иметь в первую очередь коммерческий характер. Что же касается двустороннего диалога по актуальным вопросам политики, безопасности и сохранения стабильности на Кавказе, то можно смело предположить, что он будет сопровождаться «попутным ветром», в лучшем случае, далеко не всегда.

Андрей Арешев

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 5 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты