№21 (251) ноябрь (16–30) 2014 г.

Сага о дружбе. Деды и внуки

Просмотров: 1388

Берясь за тему о своих друзьях детства, я даже отдаленно не мог представить, насколько она окажется интересной, а возможно, и бесконечной. Еще в младших классах был у меня школьный друг Николай Баладьян. Он был не только старше многих из нас на пару лет, так еще и выделялся огромным ростом. За это мы его уважительно величали Николаем Киворковичем.

К сожалению, об этом периоде нашей жизни осталось очень мало фотографий. Есть единственная. Снимок этот сделан по окончании нами четвертого класса в 1947 году, где мы стоим дружной командой в составе Виктора Никитенко, лично меня и Николая. Николай рос сиротой и воспитывался дедушкой и бабушкой. Отец его погиб на фронте, а мама – во время налета немецкой авиации на станцию по перекачке сырой нефти в город Туапсе, вблизи которой они имели несчастье проживать. Но в то время детей с подобной судьбой было много, и все взрослые относились к ним очень участливо. По этой причине по дороге из школы мы частенько заворачивали к нам домой, где таких гостей всегда угощали.

Однажды с Николаем приключилась трогательная история. Находился он по домашним делам на огородной делянке и стал свидетелем драматичного случая. В какой-то момент он увидел летящего низко над землей ястреба с добычей в когтистых лапах. В целом для наших мест в этой ситуации ничего необычного не было. Кругом горы, покрытые лесной чащобой, где постоянно кто-то кого-то ест. Но тут ситуация была совсем другой. Хищник схватил домашнего цыпленка в возрасте примерно четырех-пяти недель от роду и размером не больше взрослой перепелки. Цыпленок отчаянно трепыхался. Ястреб, не подозревая, что попал в поле зрения человека, буквально над головой Николая уселся на толстый сук дерева и собрался обедать. Но Николай не захотел с этим смириться и, схватив палку, швырнул ее в пернатого разбойника. Птица испугалась, выронила жертву и улетела. А цыпленок упал к ногам Николая, и он его принес домой.

Эту историю Николай рассказал в начале учебного года, когда мы после летних каникул все были переполнены впечатлениями от невероятных приключений и активно ими делились. Однако история, рассказанная Николаем, нас так впечатлила, что мы всей гурьбой носились к нему домой, чтобы самим посмотреть на то чудо.

Потом, окончив семилетку, Николай уехал к каким-то родственникам, и наш контакт поддерживался на уровне взаимных приветов, которыми мы обменивались через его родственников. Позже Николай поступил в военное училище летчиков морской авиации. Об этой подробности я узнал в 1960 году от моей мамы, когда приехал в отпуск. Она незадолго до этого встретила его на автобусной остановке. Он был в форме старшего лейтенанта и служил где-то на Тихом океане. Время летело и все больше разносило нас по просторам Родины. И мы все больше довольствовались отрывочными и мимолетными сведениями о нашем житье-бытье.

Однако однажды, осенью 1978 года, будучи в отпуске, я столкнулся с его сестрой Анной и узнал от нее, что Николай уволился из армии и, повинуясь вековой традиции предков, вернулся к земле. Окончил Тимирязевскую академию и работает по новой, теперь уже сугубо гражданской профессии, в тепличном хозяйстве в поселке Ильинское в районе Рублевки.

К этому времени мы уже не виделись более четверти века, и как только я прибыл в Москву, тут же созвонился с Николаем и засобирался к нему в гости вместе со своим бывшим коллегой по работе в Саратовском обкоме комсомола Николаем Петровичем Поканевичем. Он оказался в командировке в столице и по старой традиции завернул ко мне. Когда мы прибыли к Николаю Баладьяну, нас уже ждали, и все началось с того, что я набросился на него с бесконечными вопросами: Николай, а ты помнишь это, это, это?..» И вместо ответа на все мои приставания он вдруг мне сказал: «Остановись, я ничего не помню, кроме одного, что тогда я постоянно хотел есть и с радостью заходил к тебе, чтобы что-нибудь проглотить…» И данное обстоятельство послужило подходящим поводом всем дружно засесть за накрытый стол. Кстати, приготовленный не только с размахом кавказского гостеприимства, так еще и с кубанским изыском. Просидели мы в тот вечер до полуночи, вспомнили все, что пережили в детстве, и договорились об очередной встрече. Однако с этим вопросом мы несколько погорячились. Ибо рутинная текучка нас отвлекла и, кроме того, вскоре Николай решил перебраться поближе к отчему дому и к теплому морю в Туапсинский район Краснодарского края.

Однако это все выяснилось и произошло несколько позже. А пока я был его гостем, Николай не был бы ни моим другом, ни тем более самим собой, если бы, как истинный представитель благодатной Кубани, не стал меня одаривать. Поскольку я был на машине, то он принялся ее загружать тем, что у него было заготовлено на зиму. И никакие мои доводы и возражения во внимание не принимались.

Прошло еще более тридцати лет, выросли дети и даже внуки. Кроме того, я написал книгу, в которой подробно и с глубоким чувством ностальгии остановился на детском периоде нашей жизни с максимальным использованием наших фотографий и подробностей о наших земных делах. В начале сентября на очередной Международной книжной ярмарке я представил ее посетителям и своим землякам. Одна из книг досталась моей внучатой племяннице Луизе. Рассматривая помещенные в ней фотографии, она обратила внимание на знакомую фамилию в надписи под одной из них – как у одного из ее знакомых студентов. И обратилась к нему с вопросом, не о его ли родственнике идет речь. И – о боги! – оказалось, что предъявляемый старый снимок ему хорошо известен по семейному альбому и он доводится моему однокласснику Николаю Баладьяну внучатым племянником. Парня зовут традиционным в семье Баладьянов именем – Илья, в честь его дяди, младшего брата Николая Киворковича. Вот это была сенсация! О ней племянница мне немедленно доложила, и через пару часов они вдвоем уже находились у меня дома. Прощались мы, как старые знакомые и родственные души.

В этой связи хотелось бы от всей души пожелать всем молодым людям умения чтить дружбу смолоду и передавать ее по наследству своим потомкам. Ибо дружба – это самый важный духовный фактор человеческих отношений, который помогает нам выживать в самых невероятных ситуациях и успешно преодолевать любые трудности и невзгоды на жизненном пути. И лично я счастлив тем, что с этим даром небес, то есть с друзьями, мне в жизни невероятно повезло. Однако при этом необходимо твердо помнить, что в данном случае речь идет о настоящей, бескорыстной и беззаветной дружбе, способной на жертвы, как говорили наши предки – «за други своя». Да поможет нам Создатель в делах наших!

* * *

А тем временем молва о книге распространялась и доходила до тех, кто в той или иной степени являлся непосредственным ее фигурантом или был родственником, например сестрой, братом и даже внуком. Буквально на следующий день после визита ко мне Ильи Баладьяна из Майкопа позвонил еще один мой одноклассник – Анатолий Станиславский, дал мне телефон своей сестры-москвички и попросил через нее передать для него книгу о нашем детстве и совместной учебе в школе. Через несколько дней таких телефонов набралось более десятка. И мы, представители старшего поколения, решили еще раз собраться уже землячеством.

Самым трогательным и симптоматичным признаком нашей земляческой сходки явилось то обстоятельство, что собрались представители аж трех поколений: деды, дети и внуки. И всех их объединяли общая благодарная память о заслугах предков перед общей Родиной и ответственность их потомков за ее дальнейшую судьбу. И эта доброжелательная атмосфера мероприятия побудила собравшихся перевести разговор в русло их готовности к совместному поиску конкретных путей коллективного и плодотворного сотрудничества по реализации актуальных задач социально-экономического развития юга России. И наиболее яркими выразителями этой позиции явились генерал Николай Самвелович Устьян и активист движения за максимальную реабилитацию инвалидов России Ильяс Амсудинович Замаев, знаменитый своими стараниями по облегчению условий их жизни и обеспечению им независимого передвижения с помощью портативных инновационных автомобилей, выпуск которых никак не может преодолеть бюрократические рогатки. Но, пожалуй, самым неожиданным и чрезвычайно приятным сюрпризом нашего мероприятия явилось участие в нем представителя Черногории в лице ее известного поэта Станишеича Йоле Якшича. Он высоко оценил значение нашей акции как важного гуманитарного и объединяющего людей фактора.

А уже утром следующего дня мне позвонил самый активный участник и организатор этой встречи – доктор юридических наук, профессор и заслуженный работник МВД генерал Оскиан Аршакович Галустьян и дал ей очень меткое определение как конференции народов региона по проблемам его развития. Кроме того, он еще пригласил на эту встречу своих стажеров – молодых офицеров правоохранительных подразделений, которые выразили ему свою признательность за высоконравственный урок. А лично я нисколько не сомневаюсь в серьезности этих побуждений и намерений, навеянных не мимолетным всплеском эмоций, а искренней ответственностью перед нашими предками, заповедавшими нам великую страну, объединившую на своих благодатных просторах многонациональную семью проживающих на них народов

Олег Безродный, ветеран военной службы

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 4 человека

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты